Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > НАУКОМЕТРИЯ – ЭТО ДЛЯ ЗАЩИТЫ НАУКИ ИЛИ ЗАЩИТА ОТ НЕЕ?

НАУКОМЕТРИЯ – ЭТО ДЛЯ ЗАЩИТЫ НАУКИ ИЛИ ЗАЩИТА ОТ НЕЕ?

Председатель комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслав Никонов провел в пятницу круглый стол о состоянии системы публикаций результатов научных исследований и разработок российских ученых, качеству работы российских научных изданий, направлениях развития наукометрических инструментов оценки результативности научных исследований и применяемых для этого критериев.

Согласно традициям законотворческой бюрократии, мероприятие назвали «Совершенствование системы научных публикаций в РФ». Проблема ни в каком не совершенствовании, а в спасении отечественной научной братии.

Никонов начал с того, что показатели публикационной активности стали важнейшими критериями в науке. Публикация – это информирование о новых научных знаниях и закрепление авторства.

Результаты однако парадоксальные, если не подходить к проблеме российской науки с политической стороны. По научной публикуемости Россия на 14 месте, цитирование по WebofScience – 147 место.

Нам известно и без выводов Лондонского королевского общества о существовании некоего клуба любителей цитирования с перекрестными ссылками. В то же время существуют нобелевские лауреаты с низким количеством публикаций и цитирований. И есть целые научные школы, представителям которых не хочется публиковаться в ведущих журналах.

Никонов по поводу уникальных нобелевских лауреатов сделал юмористическое замечание: либо несовершенно цитирование, либо система присуждения нобелевских премий. И то, и другое возможно, надо разбираться.

На самом деле опытный американист и потомственный политик Никонов давно во всем разобрался. По его мнению ситуация с наукометрией не катастрофическая. Проблемы в запредельно низком финансировании науки. Минфин не финансирует даже в запланированных объемах. Если не давать деньги на науку, ученые будут работать в других странах.

Однако создание научной среды это не только деньги. И с наукометрией тоже проблемы. Формальный подход убийственный. На самом деле востребованность российской науки большая, цитируемость низкая. Раньше за нашими достижениями охотились, теперь мы сами переводим на английский язык. Их активно читают и не цитируют, потому что незачем. Цитируемости можно достигнуть только критикой России и российской власти.

Декан ФПКПК МИФИ Сергей Киреев сообщил, что не все так плохо в нашей стране. Цитирование низкое, но можно посмотреть число просмотров. По этому показателю многие наши университеты, особенно инженерные, сравнимы с лучшими университетами США и мира.

Леонид Гохберг из ВШЭ сообщил о проблемах видимости российской науки в международных рейтингах. Прямой просмотр живьем российских научных журналов привел к выводу, что наши ничуть не хуже. Есть масса исследований, которые показывают отрицательную корреляцию с языком публикации. Причем не только на русском, с немецким или французским те же проблемы.

Депутат Олег Смолин вспомнил соратника по фракции КПРФ, академика Бориса Кашина. У него очень высокий индекс Хирша, но за рубежом не придают этому серьезное значение. Кашин занимается теорией актуарных расчетов, которые применяются в страховой сфере.

Естественно, Смолин тоже отметил, что за рубежом тем больше цитируют, чем больше ты обругал свою страну. Публикация в отечественных журналах не хуже зарубежных. Наши ученые направляют за рубеж работы на плохом английском, при этом на основании языка отказывают в публикации, а идеи активно используют.

Гендиректор ООО «Научная электронная библиотека» Григорий Еременко потребовал соблюдать научную этику и цитировать только по делу. Публиковать только свое, а не чужое за деньги. Однако по его же словам, борьба с мусорными журналами – та же война с ветряными мельницами. Все это делается. Исключают один журнал, на его место приходит другой.

Еременко нашел простое объяснение. Рост публикаций связан с требованием публикаций от преподавателей. Когда есть спрос, есть и предложение. Можно найти предложения платных диссертаций по любым направлениям. Законодательный запрет не исключил рекламу. Есть компании, которые за деньги организуют цитирование.

С основным докладом выступил вице-президент РАН Алексей Хохлов. Его данные по низкому представительству российских научных журналов в международных индексах косвенно подтверждают приведенные выше выводы. Однако беспокоит академика совсем другое.

В мире 128 тысяч журналов, из них научных – 77 тысяч, а рецензируемых – 37. В России всего около шести тысяч и 3300 тех, что декларируют себя рецензируемыми. В список ВАК входит 3 тысячи. Наиболее авторитетная база WebofScienceвключает 34,2 тысяч журналов. Только 195 российских журналов входит EmergencySourceCitationIndex. В Russian science citation index включено 773. Большинство наших журналов выходят в четвертом квартиле и только два – в первом.

Странно, что даже общее число научных журналов России сильно отстает от международных показателей. Но и при этом Хохлов считает его избыточным.

До 1995 года мы обходились 800 журналами и большинство были качественными. Потом начался взрывной рост. Статьи размещаются без рецензирования за деньги.

По словам академика, меняется роль научных журналов. Опубликовать можно просто в Интернете. Журнал из способа публикации превратился в способ присвоения знака качества.

Хохлов предложил замену перечня ВАК на RussianScienceCitationIndex. По-русски РИНЦ.

К сожалению, представленная им картина не вяжется с реальностью. Все публикации стали платными и в зависимости от индексации или наличия в списке ВАК, стоимость публикации может подниматься запредельно. Придумывать способы оплаты приходится не только в региональных вузах, но и столичных. Зарплаты научного работника или преподавателя не хватит, чтобы поддерживать штаны Хирша ни себе, ни кафедре.

В постсоветское время проблема научных публикаций, на мой взгляд, намерено усилена за счет неадекватной рубрикации и УДК, а также воровства наук, то есть переадресации на направления с искусственной релевантностью.

И есть вечная проблема профессиональной ревности в творческой среде, из-за которой система рецензирования практически не работает.

В обсуждении принял участие узкий круг реализованных ученых, прошедших жесткий отбор под давлением отмеченных факторов. Естественно, о таких проблемах они не говорят, потому что не знают. Реализоваться в допустимом канале российскому ученому сложнее западного, но можно. Вопрос в том, что невозможно делать реально востребованное. Соответственно, ни один из них не даст рецензию на то, чего он не знает. Откуда возникнет новизна?

Лично мне наплевать на всю лженауку мира вместе с армией плагиаторов и таким же количеством ваятелей платных диссертаций. Если качественная наука блокируется, их псевдожизнь будет эволюционировать подобно финансовым пузырям.

Прошедший рецензирование поток выхолощен и до 85% не содержит ничего принципиально важного. Достаточно часто тиражируются распространенные заблуждения, потому что они привычны.

К сожалению, созданный в 1952 году в форме ВИНИТИ инструмент реферирования научных статей не используется в достаточной мере, потому что авторам никаких Хиршей не приносит и в показателях эффективности не применяется.

Директор ВИНИТИ Юлия Щуко в комментарии “МП” рассказала, что общего принципа рецензирования не существует. Практически все зависит от компетентности и честности рецензента.

По словам Щуко, ВИНИТИ сохраняет адекватную рубрикацию и при поиске в его базе нет проблем с междисциплинарностью или воровством наук. Статья заносится параллельно в базы по всем направлениям, которые объединяет.

Проблема связана со старением кадров. Молодые не могут работать из-за неумения выбирать существенное и отсутствия владения русским языком. Не могут написать, что хотят сказать. Запятые расставляют по правилам, принятым в английском языке. Грамматические ошибки чреваты выпадением из поиска.

Выступая на круглом столе, Юлия Щуков опровергла заблуждение, что в Интернете можно найти все. В первых двух-трех десятках ответов на запрос вывалится реклама и информация о выставках. Научной информации нет. В базах ВИНИТИ данные на русском языке. Все мы знаем английский, но если мы хотим иметь российскую науку, должна быть русская терминология. База- на 36 млн аналитических записей.

Лев МОСКОВКИН

Примечание: индекс Хирша — наукометрический показатель, предложенный в 2005 году аргентино-американским физиком Хорхе Хиршем из Калифорнийского университета в Сан-Диего первоначально для оценки научной продуктивности физиков. Индекс Хирша является количественной характеристикой продуктивности ученого, группы ученых, научной организации или страны в целом, основанной на количестве публикаций и количестве цитирований этих публикаций (цитата из Википедии).

Добавить комментарий

Loading...
Top