Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ЧЕРЕЗ СТОЛЕТИЕ НАСЛЕДИЕ КОНСТАНТИНА КУЗНЕЦОВА СНОВА В РОССИИ

ЧЕРЕЗ СТОЛЕТИЕ НАСЛЕДИЕ КОНСТАНТИНА КУЗНЕЦОВА СНОВА В РОССИИ

Не горят не только рукописи, но и картины талантливых мастеров кисти. Удивительная судьба у полотен художника Константина Кузнецова: более через сто лет забвения в России его полотна возвращаются на историческую родину. 22 апреля в московском Государственном институте искусствознания (Козицкий переулок, д. 5) состоится презентация Фонда Константина Кузнецова. Наследие художника серебряного века впервые представят в России. С директором фонда Константином Ещеркиным об этом событии – беседа нашего корреспондента.

– Константин, когда создан фонд, его основные задачи?
– Как юридическое лицо наш фонд существует уже больше года. Но деятельность свою мы начали больше 3-х лет назад, когда первые 40 работ Константина Кузнецова были приобретены коллекционером Андреем Щербининым (основателем нашего фонда). Первоначально, подписи на работах с достаточно распространенной русской фамилией Кузнецов нам ничего не говорили. Но дальнейший анализ и изучение авторской манеры художника сразу натолкнули нас на мысль о значительном, ни на кого не похожем мощном таланте автора этих картин. Потом началась долгая и кропотливая работа в архивах России и Франции. Мы обнаружили много нового и интересного материала о художнике. Свои цели, как фонда, мы видим в дальнейшем изучении творчества мастера, сохранении его наследия, организации выставок его картин и популяризации его творчества, которое, как мы надеемся, будет интересно зрителю.
– 22 апреля состоится презентация фонда в московском Государственном институте Искусствознания. Как случилось, что имя «русского Клода Моне», как называют критики художника Константина Кузнецова, в России увидят впервые?
– Это, прежде всего, связано с творческой судьбой самого Кузнецова. Выходец из богатой нижегородской купеческой семьи Константин Кузнецов был разносторонне образован. Но занятия семейным предприятием, по-видимому, не отвечали внутренним устремлениям будущего художника. И в 36 лет, он решает отправиться в Париж, в академию Фернана Кормона, где получает художественное образование. Мы должны с вами понимать, что Париж конца XIX- начала ХХ века – это центр художественного мира, в который приезжают живописцы из всех уголков земли. Быть известным в Париже в это время – значит быть художником с мировым именем. Первый дебют Кузнецова произошел на выставке Национального Салона французских художников в 1902 году и сразу принес ему успех и репутацию талантливого мастера. Его работы с восторгом были отмечены критиками, а одна из картин даже опубликована в каталоге Салона (это в числе двадцати избранных работ из трех с лишним тысяч произведений других художников, представленных на выставке). Для новичка, тем более иностранца, это был успех.
В дальнейшем, Кузнецов выставлялся на выставках Национального салона, Салона Независимых, Осеннего Салона, но от предложений сотрудничества с галеристами, которые были в то время главными промоутерами изобразительного искусства, отказывался. Кузнецов был достаточно обеспечен, в отличие от очень многих художников, чтобы не превращать творческий процесс, которому он был целиком предан, в товарно-денежные отношения. В этом одна из главных причин, по которой практически все работы художника после его смерти остались в его мастерской и у наследников.
В России работы Кузнецова видели до 1909 года. Именно в этом году художник в последний раз показал свои картины на выставке Московского товарищества художников, в деятельности которого он принимал участие по приглашению своего товарища В.Э.Борисова-Мусатова.
После начала первой мировой войны Кузнецов оказался отрезан от Родины и уже больше никогда не возвращался в Россию. Таким образом, его имя оказалось забыто в России, его работы не видели, никто не занимался изучением его творчества – не было материала, картин, да и само понятие импрессионизма – той манеры, которой придерживался Кузнецов, не приветствовалось апологетами социалистического реализма.
– При жизни художника были ли выставки в России и если да – то когда?
– Кузнецов принимал участие в выставках Московского товарищества художников, куда его пригласил его товарищ В.Э. Борисов-Мусатов.
Кузнецов и Мусатов познакомились в Париже, в академии Кормона, где они вместе учились. Борисов –Мусатов высоко ценил творчество Кузнецова. Мы нашли их переписку в архиве Русского музея, в которой Мусатов просит Кузнецова поменяться с ним одной из понравившихся ему на выставке работ.
Это был знак особого признания творчества Константина Павловича, его оценки, и конечно теплой сердечности и дружбы между двумя художниками.
На выставке Московского товарищества 1905 года в стенах Исторического музея Кузнецов представил около трех десятков произведений (в то время как остальным художникам разрешалось представить по 2-3 работы), что подтверждает высокий интерес к его творчеству со стороны его коллег и зрителей. С выставки Нового общества художников в Санкт-Петербурге 1908 года пейзаж кисти Кузнецова был приобретен Сергеем Бахрушиным, братом известного коллекционера Алексея Бахрушина.
– На презентации будет представлена книга «Константин Кузнецов: русский, который один из нас» – первое издание о художнике на русском языке. Где она еще была издана и вызвала ли читательский интерес?
– Книга была подготовлена издательством ABC-Дизайн под руководством Дмитрия Мордвинцева. Автор книги – специалист по русскому и зарубежному искусству конца XIX – первой четверти XX вв., кандидат искусствоведения, сотрудник нашего фонда, Екатерина Усова. Вступительная статья написана Алексеем Петуховым, старшим научным сотрудником, хранителем коллекции нового французского искусства ГМИИ им. А. С.Пушкина.
Благодаря нашему изданию читатель впервые сможет увидеть изображения картин Константина Кузнецова в хорошем качестве, максимально возможном при типографском воспроизведении живописи. Большинство картин, приведенных в издании, опубликовано впервые. До недавнего времени биография художника, доступная для изучения отечественным специалистам, исчерпывалась несколькими скупыми абзацами, приведенными в словаре о мастерах русского зарубежья. Кроме того, нами были существенно дополнены сведения, приведенные в издании о художнике 1992 года, опубликованном на французском языке его внучкой М.Вивье-Брантом.
– Какие из находок о жизни художника в книге вы считаете наиболее интересными и удалось ли пополнить его биографию новыми открытиями?
– Когда мы начали искать материалы о художнике мы обнаружили многочисленные восторженные рецензии, которые были даны в адрес Кузнецова французскими и российскими критиками. «Лучше всего парижанин Константин Кузнецов…Один из его этюдов «Сена у Буживаля» прямо прелестен. Настроение мутно-серого, пропитанного влагой летнего дождливого дня – передано с совершенной простотой и правдой». Так, например, писал о Кузнецове Александр Бенуа.
«Из русских отмечу: Кузнецов, Кандинский, Трубецкой. У первого мы видим несколько портретов на пленере, исполненных естественного величия, написанных самой тонкой кистью в светлой гамме, свойственной северной живописи» – Роже Маркс о работах Кузнецова на Осеннем салоне 1904 года.
А известный критик Тибо-Сиссон ставил работы Кузнецова в один ряд с произведениями Тулуз-Лотрека и Ренуара. После таких восторженных отзывов мы были весьма озадачены вопросом – почему художник, так хорошо известный во Франции для своих соотечественников остался практически неизвестен? Работая с архивом материалов художника, сохранившихся в семье его потомков, мы нашли ряд интереснейших документов, проливающих свет на необычную судьбу этого мастера. Так, нами была обнаружена справка 1914 года о жертвовании Константином Павловичем 5000 рублей в Нижегородскую государственную думу на поддержание сил отечественной армии. Это были почти все его сбережения. В сущности, художник этим жестом лишил себя всякой материальной стабильности. В то же время, в Париже им были отданы семейные драгоценности на поддержание союзнической армии, о чем также сохранились документы в архиве.
Константин Павлович до последних дней своих жизни верил в восстановление монархии в России и отказался принять как французское, так и советское гражданство, сохранив при себе свой российский дореволюционный паспорт.
– Какие дальнейшие планы возглавляемого вами фонда в России? Будут ли еще проходить выставки, может, на родине художника?
– Безусловно, обязательным шагом при открытии такого богатого, разнообразного материала является организация выставки художника, которая познакомила бы отечественного зрителя с его творчеством.

Нина ДОНСКИХ.

Добавить комментарий

Loading...
Top