Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ВОСПОМИНАНИЯ КО ДНЮ ПОБЕДЫ. РОДИТЕЛИ, НА КОТОРЫХ ДЕРЖИТСЯ СТРАНА

ВОСПОМИНАНИЯ КО ДНЮ ПОБЕДЫ. РОДИТЕЛИ, НА КОТОРЫХ ДЕРЖИТСЯ СТРАНА

На ТВ часто рассказывают о знаменитых родителях, сегодня обычно детях бизнесменов, даже была такая передача «Большие родители», но давно нет рассказов о простых людях, обычных родителях, на которых держится страна.

Уже двадцать шесть лет нет с нами моего отца, который был обычным рабочим и бойцом. Он ничего не оставил нам в наследство, кроме завещания быть трудолюбивыми, честными и любить Родину. Мы на всю жизнь впитали его науку и, чтя его память, хочу парой строк вспомнить его короткую, но яркую, фронтовую биографию, похожую на миллионы подобных.
Всю свою послевоенную, мучительную жизнь он повторял слова: «Кому война, а кому мать родна!». Как хорошо я понимаю эту аксиому сегодня, с высоты своей прожитой военной и гражданской жизни. Защищая Родину и трудясь на её благо, он и не подразумевал, что он делает это больше во благо «больших родителей». Они обещали ему «рай на земле», которого он так и не дождался. Наверное, не дождёмся и мы «светлого будущего», потому что дети «больших родителей» наследуют их гены.
Сегодня позабыта вся хорошая история, и изо всех щелей прёт сплошной негатив. Даже большие учёные не припоминают такого института в Красной Армии, как «политбойцы». А между тем газета «Правда» писала 2 августа 1941 года, что «Политбоец – это цемент, скрепляющий воинов Красной Армии единой волей, единым устремлением победить врага… Политбоец ведёт за собой беспартийных…» Они брали на себя самые трудные и ответственные боевые задания. Первыми поднимались в атаку на врага и личным примером, увлекая за собой остальных бойцов, первыми и погибали. Я до сих пор ощущаю дрожь в теле, когда вспоминаю рассказы отца о штыковых атаках, в которых он чудом выжил. Так в начальный период войны был уничтожен настоящий цвет партии, а «большие родители» в это время спешили эвакуироваться на восток, в глубь страны.
Всего за первые шесть месяцев войны в войска было послано 100 тысяч политбойцов (60 тысяч коммунистов и 40 тысяч комсомольцев). Первые мобилизации членов партии и комсомола были проведены на основе Постановления Политбюро ЦК от 27 и 29 июня 1941 года – «большие родители» сознательно бросали в мясорубку цвет нации, чтобы защитить свои интересы. «Элита» не согласится со мной. Но почему-то сегодня говорят больше о штрафниках, вообще не вспоминая о политбойцах. А я бы назвал политбойцов «штрафниками» начального периода войны, только были они штрафниками не по приговору суда, а по приговору своей совести.
Как рассказывал отец, в партию большевиков (тогда) он вступал по убеждению. В самом начале войны ему было 29 лет, и пошёл он в Армию добровольцем. Был определён политбойцом на Ленинградский фронт в стрелковую роту, в самый яростный натиск фашистов на город. Его боевой путь был коротким, и закончился на Вороньей горе под Питером на Балтийском направлении в декабре 1941 года:
– Рота обороняла высоту Воронья из последних сил. Фашисты жали. Мы надеялись на подкрепление. Высоту никак нельзя было отдавать, с её вершины простреливалась большая часть Ленинграда. Трое посланных связных в полк, обратно не вернулись. Вызвался я. Командир роты, ещё мальчишка, благословил меня словами: «Отец, на тебя вся надежда!». И я пополз, пули роем проносились надо мной, но, видимо, ещё не было моей. На пути в полк, встретил и своих товарищей, но уже ничто не могло им помочь. Только вперёд! Не знаю и сам, как добрался до штаба полка, доложил. Сказали, что на помощь выступает целый батальон, и мне с ним идти. Но мне нужно было поддержать своих товарищей морально, сказать, чтобы держались, помощь идёт. Я спросил разрешения и подался обратно в роту один. Где-то на полпути меня и достало. То была моя пуля. Наверное, так бы и сгинул. Но, идущие на подмогу, бойцы батальона обнаружили меня и отправили в госпиталь. Очнулся через две недели, три месяца не разговаривал, потом меня «Дорогой жизни» отправили в Вологду, где я с трудом начал говорить. Пуля прошла сквозь голову на вылет, и врачи посчитали, что я не жилец. Списали под чистую. В июле 1942 года за мной приехала твоя мать. Чего ей стоило в то время добраться из Острогожска до Вологды и обратно, да ещё со мной заикой, сам Бог знает? Врачи посчитали, что я больше года не протяну, а вот уже 40 лет топчу эту землю, потому что люблю жизнь во всех её проявлениях (было это в 1981 году, а через два года его не стало).
А в 1965 году вызвали меня в райвоенкомат и вручили медаль за тот бой «За боевые заслуги» за №2667006. В те дни получить медаль, когда мы оборонялись, было равносильно, что получить самый большой орден. Это потом, когда погнали фашистов, награды легко давались….
История жизни моего отца, простого труженика-бойца весьма интересна. Но я поставил задачу рассказать только один эпизод из неё. Правда, наград у него одна эта медаль, которую моя сестра хранит с благоговением, как значительную память об отце. Он не стремился ни к славе, ни к богатству, честно выполняя свой долг простого человека, любящего свою семью, детей, Родину. Семена, брошенные каждым, наверняка, покажут цену сеятеля!
Мы все, трое его детей, которых он своим трудом вывел в люди (после войны приходилось платить за школьное обучение в 8-10-х классах даже фронтовикам и инвалидам – В. К.), хотя и не достигли «карьерных» высот, но стали достойными людьми, верные его памяти.

9 мая 1970 года. Г. Острогожск. Политбоец Кулинченко Тимофей Афанасьевич с женой Анной Леонтьевной на улице родного города после демонстрации в честь Дня Победы

Я написал эти небольшие воспоминания после беседы с моим другом, младше меня на три года. Он сказал: «Всё больше и больше наша молодёжь под влиянием западной пропаганды и наших либералов склоняется к тому, что Победу в той великой войне одержали американцы и англичане. Но меня никто не убедит в этом! Неужели наши правители предадут забвению наших бойцов ради зелёных бумажек, как предали Россию?!».
Поэтому я решил коротко напомнить, что Победу ковали не «большие родители», которые и нынче больше пекутся о своей выгоде, а простой народ в лице Виктора Шкутника, бабы Серафимы и моего отца Тимофея – бондаря, и имя всем им – миллионы земляков, выстоявших и победивших. Слава им должна быть на века, а не тем, кто… Продолжать не стоит!

Вадим Кулинченко, капитан 1-го ранга в отставке, ветеран-подводник, ветеран боевых действий, публицист.

Фото из открытых источников.

Добавить комментарий

Loading...
Top