Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ВСЕМ НУЖНЫ РЕШЕНИЯ, А НЕ ПРОСТО ОТЧЕТ

ВСЕМ НУЖНЫ РЕШЕНИЯ, А НЕ ПРОСТО ОТЧЕТ

Отчет правительства на пленарном заседании Госдумы в среду 17 апреля продолжался ровно четыре часа. Час с четвертью длился доклад, данные которого отражены в брошюре-презентации – веселые картинки про наши великие достижения. Без этого можно было бы обойтись, все цифры известны.

Еще час двадцать Медведев отвечал на 22 вопроса и местами это было непросто. Почти столько же премьеру пришлось слушать выступления лидеров фракций, причем речь Зюганова прозвучала как приговор. Сергей Миронов добавил, разве что сначала похвалил.

Запланирован отчет был как обычно в формате бенефиса премьер-министра, однако на сей раз не получилось. И откровенного разговора не получилось. Медведев категорически отказывался от предложений, связанных с изменением курса. Однако причину объяснить даже не пытался.

Доклад можно было просто пропустить. Уже после ответа на первый вопрос отчет можно было сворачивать за отсутствием смысла.

Коммунист Николай Коломейцев сослался на товаропроизводителей, которые озабочены несоответствием, с одной стороны, целей в указе президента по темпам роста и с другой – задач монетарной политики Банка России и Минэкономразвития. Они прямо противоположны. Завышенная процентная ставка как минимум в 2 раза, низкая монетизация экономики. Завышенные требования к заемщикам и ориентации законодательства только на сверхприбыль банков.

«У нас здесь с вами несколько, наверное, разные представления о том, каким образом строить нужно кредитно-денежную политику. Я не хочу сказать, что она идеальная, но, во всяком случае, эта политика позволила нам выстоять в самый сложный период, период, когда на нашу страну обрушились все эти финансовые санкции, когда были закрыты рынки капитала, и мы вынуждены были решать задачи нашего внутреннего выживания и развития за счет внутренних ресурсов», – сказал в ответ Медведев.

Премьер напомнил об одобрении российской финансовой политики за рубежом и привел в пример развитые экономики в составе Евросоюза, там цифры гораздо хуже, чем у нас, и тем не менее нам подчас эти экономики приводят в пример.

Окончательный вердикт Медведева: «Поэтому полагаю, что в настоящий момент каких-либо существенных корректировок в этой сфере не требуется».

Второй вопрос Бориса Пайкина из ЛДПР о регуляторной гильотине и нестационарной торговле Медведева разозлил, потому что Володину пришлось поправлять его ответы. Законопроект о нестационарной торговле стоял в повестке и правительство отозвало его. Что касается регуляторной гильотины, готовит ее не правительство, а Минэк, и есть опасение организации хаоса, что составляет главную мечту этого министерства, даже развитие коррупции на втором месте.

Еще один символичный ответ в демонстрации уверенного бессилия прозвучал по ценам на бензин.

Вопрос поставил Рифат Шайхутдинов: «В прошлом году все мы столкнулись с резким ростом цен на бензин. И Правительство, надо отдать должное приняло меры. Были подписаны соглашения с нефтяными компаниями, но эти соглашения истекли 1 апреля. Нас ждет впереди посевная, массовые перевозки. Что собирается делать правительство, если опять будет рост цен на топливо?»

Медведев согласился, действительно, ситуация в прошлом году вышла из-под контроля. По поручению президента правительству пришлось установить целый ряд правил и даже погрозить пальцем компаниям, которые производят нефтепродукты под страхом введения так называемых заградительных экспортных пошлин. Договорились предложить компаниям еще на три месяца продлить такой режим работы. компании соответствующее решение приняли.

Медведев проводил совещание по поводу использования обратного акциза на нефтепродукты и введения демпфирующей надбавки. Он уверен, это позволит нефтяным компаниям чувствовать себя более уверенно и в то же время сохранить стабильность на рынке.

В переводе с медведевского на русский ответ означает, правительство идет на поводу у монополий и максимум что может, погрозить пальцем и залить их аппетиты с другой стороны. В любом случае интересы монополий выше чем, чем страны, ее экономики и населения.

Второй вопрос Шайхутдинова был не лучше – по нацпроекту о поддержке малого предпринимательства. Сегодня это все-таки социальная дотация бизнесу или инвестиции? Если инвестиции, то есть предложение совместно, может быть, с парламентом подготовить показатели эффективности этой инвестиции и все-таки, чтобы Минэкономики отслеживало эти показатели.

Отвечая на философский вопрос про малый бизнес, Медведев высказал пожелание, чтобы это были инвестиции. Он готов поработать вместе с депутатами. Обещал дать такое поручение Министерству экономического развития.

«Надеемся, что Министерство экономического развития примет это к исполнению, и мы начнём работать уже с сегодняшнего дня», – в этой реплике Вячеслава Володина проступила вся соль правительственного уклада.

Медведев и Володин обменялись дипломатическими любезностями.

«Вы внимательно следите за работой Министерства экономического развития, я знаю, Министерство экономического развития за работой Государственной Думы. Так что вы испытываете взаимную симпатию. Надеюсь, так и будет дальше», – произнес премьер.

«Но это хорошо. Это обеспечивает баланс эффективной работы ветвей власти» – ответил председатель Думы.

Схожие ответы получили и другие острые вопросы. Относительно аукционов на вылов краба Медведев думает, время расставит по своим местам.

Вячеслав Лысаков предложил вместо ОСАГО сделать объединенный полис обязательного страхования, который покрывает все риски. Страховые компании сладко живут, денег у них хватит.

Медведев перевел в шутку: вы предлагаете липосакцию. Он не думает, что страховщики обрадуются. Сам по себе подход интересный.

Володин уточнил: мы будем вместе с правительством, сообща делать липосакцию страховым компаниям? Не в одиночку же будет Лысаков, он натерпелся.

Медведев прервал: страховые компании тоже все разные, есть и посильнее, и послабее, кого-то вообще нельзя подвергать этой процедуре, они еле живут.

Ключевой вопрос поставил председатель бюджетного комитета Андрей Макаров. по его словам, есть бюджетный кран и есть пробка, которая этот кран перекрыла, эта пробка 44-й закон, в нём давно процедуры убили и цель этого закона, и смысл, для которого он создавался, остаётся лишь видимость контроля. Огромные средства выделены. Эти деньги будут продолжать лежать на счетах в казначействе или они пойдут в экономику и будут решать проблемы людей?

Володин напомнил, что по 70 поправкам в 44-ФЗ с правительством договорились, а по пяти нет.

Медведеву пришлось высказать собственное видение по пяти поправкам.

Речь идёт, во-первых, о начальной или максимальной цене контракта, по которому допускается проведение короткого электронного аукциона. Медведев предлагает установить более высокие цифры, чем есть сейчас, до 300 миллионов рублей по общему порядку, а по строительству до 2 миллиардов рублей.

По поводу лекарств тема касается людей, которым по медицинским показаниям (это индивидуальная непереносимость, жизненная ситуация) необходимо получать лекарственные препараты по решению врачебной комиссии. Медведев предлагает без конкурентных процедур поднять закупки с 200 тысяч до миллиона рублей.

Третье по поводу увеличения предельной цены контракта, когда можно его заключать без проведения конкурентных процедур, то есть со всеми заказчиками. Предложение поднять эту цифру до 300 тысяч рублей.

Четвертое касается малого бизнеса. Предложение – отойти от необходимости предоставления малым бизнесам различного вида обеспечительных мер, таких как залоги, гарантии и так далее, если такой малый бизнес уже имеет положительный опыт работы по государственным и муниципальным контрактам, если он себя нормально зарекомендовал.

Ну и, наконец предложение Сергея Собянина, чтобы распространить изменения существенных условий контрактов не только на обычные, стандартные объекты капитального строительства, но и на объекты культурного наследия, поскольку они тоже требуют реконструкции и это упростит такого рода работу.

Депутаты обрадовались, хотя радоваться особо нечему, уступки не изменят громоздкой и коррупционной сути госзакупок. В ней нет защиты ни от дурака, ни от креативного мошенника.

Зюганов предложил посмотреть на финансовые ресурсы и ситуацию. У нас нефти в прошлом году добыли 555 миллионов. Казалось бы, гигантские средства. Четвёртый год подряд продаём своего сырья на 20 триллионов рублей, но даже половины нет в нашем бюджете. Почему у нас эти огромные средства прикарманила узкая группа людей и они не работают на каждого человека?

По словам Зюганова, самая большая беда — это управление финансами. За прошлый год собрали 19,5 триллиона, на 30% больше, чем в предыдущем, плюс 509 к прогнозу. 1 триллион вообще не расписывали. 682. миллиарда использовало министерство без решения Думы. 426 себе взяли в резерв правительства, 156 оказались нетронутые. 2 триллиона неиспользованных средств в условиях, нынешних условиях.

Зюганов подчеркнул, не может быть благополучия, счастливого будущего у страны, которая погрузилась в системный кризис и где за последний год доверие к власти обвалилось вдвое.

Есть и другая, не менее опасная, угроза информационного разрыва страны. Вопрос прямо никто не ставил, но косвенно отношение премьера проявилось в ответе по цифровому телевидению. Вопрос поднял Сергей Неверов. Медведев обещал, что у жителей глубинки будет не 3-4 канала, а 20 каналов.

Мне интересно: председатель правительства России не знает, что цифровое телевидение было задумано для исключения семидесяти ГТРК из вещания? Дело не в цифре, а в том. как это делается. Он не знает, что в некоторых уголках страны включая ЦФО, нет никакого телевидения, очень плохое радио и практически нет Интернета? Об этом отлично знают журналисты, которым приходится мотаться по стране. В ответ на их вопросы ФАС врет и злится, но не краснеет.

В самом конце прозвучал дополнительный вопрос Вячеслава Володина, прозвучавший как контрольный выстрел.

По словам Володина, вопрос взволновал депутатов всех политических фракций. Речь идет об инициативе, которую не так давно озвучивал министр труда и социальной защиты: есть инициатива, которая в ближайшее время будет внесена в Госдуму, об увеличении времени работы, рабочей недели для сельских женщин. Другой информации мы не имеем.

По поводу времени работы для женщин на селе Медведев об этой идее ничего не слышал.

«Могу вам гарантировать, что я максимально тщательно во всех этих предложениях разберусь», – заверил премьер.

Разумеется, такую инициативу Дума не позволит реализовать, да и вряд ли она на это рассчитана. Разве что попугать население и вывести из равновесия.

Если председатель правительства последним слышит об инициативах министерств, возникает вопрос, кому они подчиняются и зачем нам такое правительство? Кто на самом деле управляет страной? Есть прецеденты, когда чиновника увольняют за сам факт несанкционированного общения с журналистами. Информацию из них приходится выжимать, как из камня слезу. При этом то один, то другой громко выступает с целью расшатывания ситуации и наращивания недоверия к власти.

Жириновский отметил оскорбления людей со стороны чиновников по всей стране: то быдло, то стадо, то шелупонь, недоумки, лохи, алкаши, пьянь, тунеядцы. Органы опеки — произвол. Из нормальной семьи забирают детей. Сегодня коллекторов не остановили, продолжают издеваться. Доли в квартирах продают, издевка над семьей. Десятки тысяч лжеинвалидов, виноваты врачи.

Если руководитель фракции ЕР Сергей Неверов говорил о кадровой политике, то Жириновский одним примером поставил на кадровой политике крест. Опять худших ставите на ключевые посты. Сафронков Владимир Карпович — отличный дипломат, он жестко одернул представителя Британии в Совете Безопасности. Но не его назначают представителем России, а Небензя. Эти дипломаты проиграли всю внешнюю политику. Всё проигрываете, Украину проиграли, Афганистан, Ирак, Ливия, всё полито кровью.

Сергей Миронов выразил общее мнение: невозможно признать работу финансово-экономического блока удовлетворительной, потому что главные проблемы находятся именно здесь.

Лев МОСКОВКИН

 

Добавить комментарий

Loading...
Top