Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > О ВОЙНЕ И ПОБЕДЕ

О ВОЙНЕ И ПОБЕДЕ

Мировое сообщество эксплуатирует военную тему так, как подсказывает ситуация.

Война всегда рассматривается в категориях целей и средств. И подвиги, и предательства совершаются во имя чего-то и ради чего-то. Может быть, поэтому никому и не удается изобразить (раскрыть) ту нравственную трансформацию, которая могла бы оправдать всемирные бойни прошедших войн и тех, что происходят и по сей день (Югославия, Ирак, Сирия…). Это, пожалуй, сумел сделать только Лев Толстой в лице капитана Тушина («Война и мир»), признавший главным в войне переживания отдельного человека, вынужденного по воле кого-то испытывать все страдания, выпавшие нам в этом мире. Все остальные изыскания в этой области, и капиталистические, и социалистические, и все прочие, сводятся только к личностям великих мира сего или орудиям уничтожения человека (артиллерия – «бог войны», ракетная угроза, атомные боеголовки и т. д.). А между тем война – полигон, на котором проверяются моральные качества человека. Она тот эталон, с которым можно сверяться ежеминутно. В отличие от Магниток и колхозов, перестроек и реформ, победу в войне трудно рассматривать с разных сторон. Она есть – и точка. Все остальные вопросы – второстепенны. А вот последствия Победы – это уже другая тема и, как я сказал выше, эксплуатируется в зависимости от ситуации, и не только в мировом масштабе, но и внутри страны-победительницы.
Праздник Победы тем не менее остается праздником Победы. В нем воплотилось счастье и слезы тех дней, когда народ сумел поставить точку в многолетней борьбе с самым страшным и безжалостным врагом, какой появлялся в последние века. В те годы народ почувствовал, что смертельная опасность грозит самому факту существования народа и страны, и война стала действительно отечественной – народной. Более того, в те годы, особенно на фронте, люди почувствовали, что и они кое-что значат в государственной машине, что отдельный человек – не просто винтик гигантского механизма. Именно на передовой свершалась война. И видна она лучше всего из окопа, а не из штабов и политотделов. Любые гениальные замыслы и стратегические ходы полководцев – лишь расчеты и решения. Непосредственно победы добывали солдаты и офицеры взводов, рот и батальонов, эскадрилий и батарей. К сожалению, их ратный труд не всегда знали и правдиво отображали в своих донесениях штабы и политотделы, и не только потому, что находились вдали от передовой, а потому еще, что больше любили себя, чем солдата. Именно тогда в войсках появилась поговорка, бытующая и поныне, – «На фронте орденов не дают!». В жизни, тем более на войне, бывает разное, но все–таки одержать Победу позволил массовый, правдивый героизм моего НАРОДА!
Со временем, удаляясь от 1945 года, войну превращали одни в страшную реальность, что фактически так, другие в оптимистическую трагедию. Но впечатления тех грозных, мучительных, кровавых дней никогда не изгладятся в памяти тех, кто воевал. Страхом и отчаянием, холодом и голодом, ранениями и смертями, мужеством и героизмом, победами и поражениями были наполнены те дни. Вечность была сконцентрирована в четыре года, а то и в минуты, даже секунды. В мгновения смертельной опасности души обнажались до самого последнего нерва. И люди творили невозможное.
Все меньше остается людей, которые пережили ужасы той войны, оккупации, унижений на чужбине. На смену им приходят новые поколения, которые и книжек своих не хотят читать, а больше впитывают западную литературу с воспоминаниями бывших «героев» рейха. И что удивительно, наша интеллигенция оправдывает это, предавая прах своих отцов и дедов. Неужели мы уже так глубоко пали, что не верим своей истории?!
В последние годы историки и общественность получили много новых документов, ранее неизвестных. Их трактовку нам преподносят люди, не испытавшие, что такое война. Оценку минувшей войне дает поколение историков, которые ее не видели.
При всяких оценках войны незыблемым должен оставаться непререкаемый исторический факт – героизм советского народа. А иначе мы не победили бы!
Мальчишкой я пережил все ужасы оккупации, когда чуть не лишился матери, а в 1947 – 1950 гг. от отца-инвалида, защищавшего Ленинград, узнал, откуда появилась у наших людей ненависть к фашизму и что такое «ходить в рукопашную». Взрослея, мы узнавали «Как закалялась сталь», а потом и то, что «Я после первого стакана не закусываю» в шолоховской «Судьбе человека». «Русский характер» Алексея Толстого у нас вызывал слезы.
Первое и, пожалуй, главное, что я узнал правду о войне из рассказов моего отца и его друга Тимофея, который четырежды бежал из немецких концлагерей и чудом остался жив. Мне было тогда уже 15 лет, и я мог анализировать услышанное.
Они мне чистосердечно рассказали, за что сражались: «За Родину!» – это в их устах звучало без пафоса и обыденно, но значимо. Второе: «За семью!» – сегодня это звучит как-то необычно. Но а дальше были и чувство человеческого достоинства, ненависть к врагу и прочие философские понятия.
Когда XX съезд развенчал «гений вождя», победителем остался только народ. Война превращалась в оптимистическую трагедию. Константин Симонов своим романом «Живые и мертвые» (1959 г.) пытается превратить оптимистическую трагедию в трагедию классическую. Однако и в толстом романе так и не нашлось места, чтобы внятно объяснить, за что сражался народ-герой. В романе есть такой эпизод, когда главный герой Синцов спрашивает – «Что дороже: человек или бумага?», на что сам автор, уходя от обозначенного в заголовке конфликта в бюрократические дебри, отвечает: «Человек с бумагой!» Сегодня на этот вопрос с полным основанием после анализа действительности, и не только, можно ответить: «Человек с деньгами!», а точнее будет просто «Деньги!».
Не давало ответа не менее знаменитое и шолоховское произведение, вроде бы с ответом в заголовке, но это был только заголовок, а не суть – «Они сражались за Родину» (главы романа печатались в «Правде» в 1943, 1944 и 1949 годах). Роман сыграл свою мобилизующую роль, он вселял надежду. «- Солдаты! Родина никогда не забудет ни подвигов ваших, ни страданий. Спасибо за то, что сохранили святыню полка – знамя. Пусть враг временно торжествует, но победа будет за нами… Вы принесете ваше знамя в Германию! И горе будет проклятой стране, породившей полчища грабителей, насильников, убийц, когда в последних сражениях на немецкой земле развернутся алые знамена нашей… Нашей великой Армии – освободительницы!.. Спасибо вам, солдаты!»
К сожалению, получилось все наоборот. Потому что мы воевали за символы, а не за человека. Нет уже той великой страны, победившей фашизм, не стало и той могучей армии, потому что в послевоенные годы и сегодня мы опять сражаемся за символы в виде реформ и разных вождей, лидеров многочисленных партий, которые прикрываются народом, как щитом. А что человек? Человек – это строительный материал, который можно и не экономить.
«Мы все войны шальные дети: и генерал, и рядовой», – поется в песне. Но все это в песне, а на деле все было иначе. Одни были в обозе, подвозили, снабжали, командовали, надзирали, кричали «Ура!» с газетных страниц и распределяли награды, не забывая и себя при этом. Давали звания и должности, устраивали праздники для себя, «братались» с мирным населением, а фашиста и в глаза не видели.
Другие ползали на животе под пулями, в грязи, на ледяном ветру, в жару среди разлагающихся трупов, чтобы вплотную приблизиться к врагу и вступить с ним в рукопашную схватку. В эту категорию попадают рядовые, взводные, ротные и комбаты. Они же были в ответе в случае неудач. Но зато какая трогательная дружба и взаимовыручка были на передовой! Там в смертельной опасности не подхалимничают и не угождают, там выживают все или все погибают.
На моих глазах, в сознательном возрасте, прошли годы с 1945-го по сегодняшний день, и мне горько сознавать, что во все годы солдат-победитель не был оценен по достоинству в нашей стране. И сегодня осталось в живых мало тех, кто вступил в вой­ну в 1944 году 17-летними юнцами, а их делят еще на участников вой­ны и ветеранов войны, которые имеют разные льготы. Но разве дело в льготах? Обидно за тех, кто, победив в Великой войне, так и не почувствовал достойной жизни.
Я не в обиде на побежденную Германию, которая живет ныне лучше нас. Я, честно говоря, просто завидую немцам, которые благодаря своему труду и руководителям сумели построить достойную жизнь.
1945 год. Следы сражений – разрушенная Россия (Союз) и Европа – были налицо. Плоды Победы – новая карта и новые альянсы – тоже не заставили себя ждать. Но вопросы, которые задала та война мировому обществу, остались открытыми, как раны, которые она нанесла… Похоже, что ее уроки не пошли впрок по обе стороны океана.
Но как бы ни было, Великая Отечественная война выводила наш народ не только за пределы союзнических армий (наша страна не раз выводила союзников из-под удара ценою жизней своих солдат), но и за пределы мировой истории, оставляя Россию в гордом одиночестве. Славы страны-победительницы (причем основной) ей не могут простить до сего дня, пытаясь ее всячески унизить…
Общеизвестно: никогда не врут так много, как после охоты и во время войны. Но теперь можно добавить к этому, видимо, справедливому наблюдению еще одно, не менее справедливое: после войны врут тоже достаточно. Пожалуй, даже похлеще, чем во время таковой. Причина данного парадокса ясна: тех, кто воевал, уже нет, и защитить правду они не могут. А события войны – более 74-летней давности – в отсутствие свидетелей дают возможность не только вольной их интерпретации, но и для разного рода политических и идеологических построений, выгодных тем, кто хотел бы видеть нашу историю такой, какой ее было бы удобно представить нам сегодня.
За все надо платить. За Победу в войне, за естественные в сложных делах просчеты, за ошибки и глупости руководителей, за ненужное ускорение и за отсутствие мудрого терпения. Платить надо и за несостоявшуюся перестройку, и за нынешние, непродуманные реформы и «национальные проекты» тоже. Но ценников тут, увы, к сожалению, нет. И, начиная очередное Великое ломание всего и вся, никто не знает, что почем и во что задуманное обойдется России, а значит, и каждому из нас. Пока же ясно, что за годы нынешних «реформ» мы утратили многое и, видимо, потеряем – имею в виду то, что на языке армии называется «безвозвратными потерями», – народа больше, чем на всех фронтах Великой Отечественной войны… Победить в войне не все – главное, воспользоваться плодами Победы.
Опора на аналогии в прошлом нужна для того, чтобы всматриваться в будущее.
Свои размышления хочу закончить фразой из произведения одного из авторов–фронтовиков, ныне почему-то забытых, но самых правдивых. Они отображали переживания тех, «кто ползал на животе под пулями».
«Впереди, над видневшимися вдали крышами хуторских изб, вставал тяжелый и дымный военный рассвет. Через час батальон займет оборону на высотках по лесной опушке, а еще через час все начнется сначала: воздушный налет, артиллерийская канонада, стремительно наползающий черный танковый ромб; все повторится сначала, весь бой, но с большим ожесточением, с неодолимой жаждой ПОБЕДЫ».
С Днем Победы, дорогие сограждане!..

Вадим КУЛИНЧЕНКО, капитан 1-го ранга, ветеран-подводник, участник боевых действий, публицист.

Добавить комментарий

Loading...
Top