Вы здесь
Главная > #СМОТРИ/СЛУШАЙ > ЖИВЫЕ И МЕРТВЫЕ

ЖИВЫЕ И МЕРТВЫЕ

В МХТ им. Чехова состоялась премьера спектакля, которого ждали с особым напряжением. После смерти Олега Табакова на должность художественного руководителя пришел Сергей Женовач, и, конечно, все внимание было сосредоточено на его первой работе в театре после назначения. Прошел год с лишним, и вот первая премьера – «Бег. Сны» Михаила Булгакова. Сергей Васильевич назначил премьеру на 15 мая – в день рождения Михаила Афанасьевича, и свой собственный. Такое совпадение. В честь премьеры и дня рождения автора в Зелёном фойе театра открыта выставка «Вспоминая Михаила Булгакова», подготовленная Музеем МХАТ. В экспозиции представлены фотографии, костюмы, документы и макеты из его фондов.

«Бег», одна из лучших пьес отечественной драматургии, имеет множество интерпретаций и главное – блестящую киноверсию Алова и Наумова с потрясающими актерскими работами Дворжецкого, Ульянова, Олялина, Баталова, Савельевой. Куда нынешним тягаться с таким шедевром? Но для Женовача было принципиально продолжить булгаковскую линию именно на мхатовской сцене еще и потому, что здесь пьесу ни разу не ставили. Хотя Булгаков писал ее специально для этого театра, отзыв Сталина наложил табу на постановку. 15 лет назад Сергей Женовач поставил здесь «Белую гвардию», несколько лет назад в своей Студии театрального искусства – «Театральный роман» и «Мастера и Маргариту», теперь пришло время для «Бега», где Булгаков дал авторский взгляд на период послереволюционных лет – страшного времени гибели старой России, катастрофы гражданской войны, крушения человеческих судеб.

«Я уже был погружен в эту стихию, – говорит режиссер. – Есть авторы, которых ты любишь, чувствуешь, и такое ощущение, что каждая фраза в тебе уже живет и откликается, поэтому для постановки и был выбран «Бег». Из старых знакомых здесь участвуют – потрясающие артисты Михаил Пореченков и Анатолий Белый. Только двое из той компании, которая была в «Белой гвардии». Но тут очень сильная труппа, так что и в этом спектакле собралась хорошая компания. Я так устроен по-режиссерски, что для меня самое важное это компания, которая собирается и театр придумывать, и сочинять какой-то конкретный спектакль. Булгаков, как и Чехов, и Достоевский – это вечные авторы, с которыми счастье встречаться. Если вы перечтете пьесу, то увидите, что у нас своя версия этого спектакля, своя редакция, которая возникла из разных булгаковских источников». В спектакле также заняты Яна Гладких, Андрей Бурковский, Ирина Пегова, Игорь Верник и другие актёры.

Со своим постоянным соавтором художником Александром Боровским режиссер создает образ крушения старого мира – перрон железнодорожного вокзала, и как символ – крест фонарного столба с оборванными проводами. Столб, на котором вешали врагов, могильный крест – финал жизни Романа Хлудова с точкой пули в конце. Благодаря великолепной машинерии сцены, которой так гордился Олег Павлович и которую не так часто используют в постановках, пространство постоянно трансформируется: фронтальный наклон платформы образует как бы два мира – живых и мертвых, которые постоянно «взаимодействуют». Из груды мертвых тел отделяются люди-образы, участники снов Хлудова, а вроде живые участники истории спускаются туда, в трюм к мертвым.

В финале на столб-крест падает такой же, зеркально отраженный – две России столкнулись в трагическом противостоянии, а оборванные провода, на мгновенье вспыхнув, замкнулись…

Ирина ШВЕДОВА.

Фото Михаила ГУТЕРМАНА.

Добавить комментарий

Loading...
Top