Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ГЛОБАЛЬНЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ВОПРОС

ГЛОБАЛЬНЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ВОПРОС

Если раз в год в один назначенный день к главе государства обращаются от 1,5 до 3,2 миллиона граждан, то что же такое случилось, что происходит в стране?
Отсияла, отсверкала телевизионными экранами очередная Прямая линия президента. И, наверно, впервые в общенародной атмосфере, в массовом сознании отчетливо начало утверждаться ощущение чего-то непонятного, скажем мягко – несовершенного. Как дипломатически изящно, ссылаясь на неназванных экспертов, выразилась одна из газет: «Формат устал». Хотя изначально было ясно, что само по себе подобное общение главы государства со страной с населением в 146 миллионов нельзя признать удачным по стратегическим, идейным соображениям и, главное, грядущим последствиям. По сути, это бумеранг. Вопрос лишь в том, когда он дойдет до массового сознания и, соответственно, долетит до организаторов.

Начнем с глобальной арифметики. Как сообщили телеведущие, на этот раз поступило полтора миллиона обращений. Президент ответил на 70 вопросов. А как должны себя чувствовать, что должны думать остальные 1. 499. 930 россиян?

Из чего следует глобальный политический вопрос: если в один назначенный день к главе государства обращаются от 1,5 до 3,2 миллиона (2015 год) граждан, то что же такое случилось, что происходит в стране?

Теперь – о практических результатах. Показательный пример – первая Прямая линия, 2001 год. Тогда президенту дозвонился мальчик из города Усть-Кут Иркутской области. Он пожаловался, что у них школа не отапливается, занятия отменены. Школу начали отапливать, но на следующий год на «Прямой линии» президенту сообщили: «Теперь ситуация еще хуже. Две недели назад в собственной квартире в Усть-Куте замерз 82-летний ветеран войны…»
Тогда уже стало понятно, что невозможно (и анекдотично) управлять из Кремля каждой кочегаркой и начальником каждой кочегарки.
Похоже, эта мысль за истекшие годы постепенно овладевала и массами. Нынче рекламный ролик на ТВ радостно сообщал: «С каждым годом обращений все больше. Счет идет на миллионы!» Но… В 2015 году на Прямую линию поступило 3,2 миллиона обращений. В прошлом – уже 2,5 миллиона. А в нынешнем – 1,5 миллиона.

Интерес падает. Это очевидно. И потому организаторы и телеведущие старались изо всех сил. Привлекали внимание. Объясняли, как это здорово и благостно. Только их усилия зачастую оборачивались медвежьей услугой самой идее Прямой линии, превращали ее в фарс.
Вспомнили, как в ходе одной из первых таких передач президент Путин с ходу решил проблему газификации хутора в Краснодарском крае. Ура, победа. А сегодня…

«Чудодейственный эффект Прямой линии!», – восторженно восклицала журналистка из Приморского края. Там в прямом эфире выпускали на волю косаток. На протяжении нескольких месяцев активисты-общественники били в набат, протестуя против заключения животных в «китовую тюрьму». И вот «чудо случилось», киты дождались чудодейственного слова президента.

Другую сторону «чудес» приоткрыла реакция на обращение жителей села Каскара Тюменской области. Они жаловались, что живут без водопровода. Один телеведущий пообещал немедленно послать туда съемочную группу, всей душой не понимая обратного эффекта: Прямая линия бывает раз в год, и не все такие счастливчики, как жители Каскары, обращение которых дошло до эфира с президентом. Ситуацию довела до полного неприличия другая телеведущая. Читая обращение с монитора, она изумилась: «Пишут, что в одном из поселков Тюменской области нет водопровода… Как это может быть в ХХI веке?!»
Она, служительница приближенной к Кремлю прессы, искренне не знает, что в ХХI веке в России каждый четвертый-пятый живет без водопровода (30,6 миллиона) и централизованной канализации (33,6 миллиона)?

Прямые линии зародились в 2001 году, в начале государственной кампании по «укреплению вертикали власти». И укрепили народ в исторически сложившемся многовековом убеждении: «Пока не подашь челобитную царю-батюшке – ничего нигде не добьешься».
Во время нынешнего прямого эфира руководительница одной из государственных телекомпаний писала в своем блоге: «Прямая линия – время сладких надежд униженных и оскорбленных огромной страны и душного трепета унижающих и оскорбляющих».

То есть – дрожите, злые бояре, царь-батюшка ужо вам покажет, как забижать его добрый народ!

Она ведь, наверно, искренне не понимала, что пишет. Если кто-то из чиновников кое-где у нас порой «унижает и оскорбляет» народ, то возможная управа на кого-то из них раз в году – пародия на власть и справедливость. Если все сводится к челобитной царю-батюшке, то зачем региональные и местные парламенты, депутаты, федеративное устройство, суды? И вообще – где и зачем тогда власть народа? Про нее в первых строках Конституции написано.

Власть состоит не из «вертикали», а как раз из горизонтали. Из народовластия на местах, самоуправления. Работой кочегарки в Усть-Куте занимается не Кремль, а городская администрация, которую контролируют депутаты, избранные народом. Если этого нет, остается полагаться на Прямую линию. Раз в год. Когда нам ответят на 70 вопросов из полутора миллионов обращений.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Добавить комментарий

Loading...
Top