Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ДЕБЮТ DOPING PONG

ДЕБЮТ DOPING PONG

Петербургская арт-группа Doping Pong представила на XIV Санкт-Петербургском Международном Книжном салоне свою книгу «Целомудренная Адельфина». Практически сразу после презентации, на которой избранные счастливцы заполучили подписанные экземпляры из первого тиража, издание стало коллекционной редкостью. Сейчас в книжные магазины поступил основной тираж, в связи с этим наша редакция задаёт дебютантам самые животрепещущие вопросы.

— Зачем преуспевающие художники с 20-летним опытом вдруг отставляют в сторону картины и посвящают свое время такому неизведанному для себя направлению искусства, как литература? А вдруг в литературе тоже придётся потратить ещё четверть века, чтобы вас услышали и признали?
— Так и придётся! И не факт, что услышат и уж тем более признают. Если бы все искусство в мире творилось лишь ради признания и материального поощрения, недалеко бы человечество ускакало с деревьев, правда? Называйте это синдромом альпиниста, если хотите. Может, это самоубийственная привычка, но иначе мы не умеем и не хотим — нам необходимо движение и развитие вне заданных рамок, вне ярлыков и успевшего сложиться о нас какого-либо стереотипа.
— Вступление для вашей книги написали легендарные кинорежиссёры разных стран: Слава Цукерман из Нью-Йорка. Олег Тепцов из Санкт-Петербурга и Рашид Нугманов из Алма-Аты. Все они совершенно по-разному оценили ваш труд, наградив его эпитетами: от продолжения традиций советской классики до примера изысканного постмодерна. Но в одном сошлись воедино — ваша книга больше всего похожа на захватывающий фильм. Вы штурмуете одновременно и литературные, и кинематографические вершины?


— Мы не просто так отдали рукопись для ознакомления именно перечисленным режиссерам. Еще до рассылки в издательства мы хотели услышать мнение самых важных для себя творцов, находящихся на одной с нами эстетической волне. Идея повести «Целомудренная Адельфина» первоначально родилась в виде краткого синопсиса, зарисовки для развернутого сценария, потому что история о дружбе совсем юной девушки и дельфина виделась нами четко кинематографической и требовала воплощения именно в такой подаче. Но со временем (книгу мы писали в течение десяти лет, то откладывая ее, то возвращаясь к этой истории), сложилось понимание, что это должна быть все-таки проза с возможностью адаптации в киносценарий или графический роман. Пока шла работа, мы занимались и сценарными экспериментами, сделали пробу для короткого метра — фильмы «Тлена нет» и «Сталинская кислота» в постановке Магдалены Кроули были представлены публике на показе в киноцентре «Ленфильма» и в рамках выставочного проекта Новые романтики в 2018 году в лабораторном пространстве Порт Севкабель. Словом, мы реализуем свои замыслы на стыке литературы и кино.


— С одной стороны ваша книга — это реалистическая повесть о приключениях советских подростков на летних каникулах. Но при этом она наполнена странными сюрреалистическими элементами. И если сбежавший от военных разумный дельфин, какие-то браконьеры и шпионы, населяющие провинциальный курортный городок, ещё укладываются в общепринятый жанр молодёжного детектива, то переписка главной героини с доктором Джоном Лилли и Леонидом Ильичем Брежневым — уже настоящая фантастика. А поиски оружия на затонувшем корабле — вообще комикс. Почему произошел такой разброс жанров в одной книге? И как бы вы сами определили ее жанр?
— Как у Пушкина: «Сказка — ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок!» «Целомудренная Адельфина» — квазисоветская фантазия. Сказка, в которой нет ковров-самолетов, драконов и колдовства, но при этом происходят невероятные события. Добро побеждает зло — во-первых. И ради торжества справедливости герои не жертвуют жизнью, свободой и благополучием, как это часто бывает в нашей с вами суровой сегодняшней реальности — во-вторых. Герои на собственном опыте познают во всей полноте, что такое ответственность, преодолевают трудности, рискуют, учатся на ошибках, влюбляются — они живут и чувствуют в полную силу. Там много смеха, слез, отчаяния и счастья. Много размышлений и попыток разобраться в себе и окружающем мире. А введенные нами исторические личности: Брежнев и Лилли — отголоски времени, отблески странных и буйных 60-х. Обе личности вплетены в сюжет дополнительной нитью, связующей с подлинными событиями тех лет: экспериментами над человеческим сознанием и мораторием на промысел дельфинов на территории СССР.


— Мы нашли аллюзии в вашей книге к фильму «Дубравка», мульт­фильмам «Девочка и дельфин» и «Сокровище затонувших кораблей» — это то, что лежит на поверхности. А какие еще произведения сокрыты под двойным дном книги?
— Все верно, нас вдохновил и рассказ Радия Погодина «Дубравка», и одноименная кинопостановка, как и перечисленные мультипликационные фильмы. А еще — произведения Каверина, Богомолова, Сэлинджера, Володина, Линдгрен. Фильмы Динары Асановой. Есть отсылки к Шекспиру, французским и русским символистам, греческой мифологии. Это традиционная литературная игра с читателем — расставленные в тексте полунамеки и прямые подсказки позволяют выстроить полную картину происходящих в повести событий.


— Ваши читатели — новая публика или в первую очередь это фанаты арт-группы Doping Pong?
— Новая. Мы вообще пока не представляем, что кроется за дверью литературного мира. Если с любителями изобразительного искусства нам все более-менее понятно, то как устроено восприятие читателей — загадка для нас.
— Сможет ли книга передать удивительную атмосферу ваших картин, за которые Допинг-понг и любят? С вечно голубым небом, одухотворенными героями, а также атмосферой никогда не существовавшего вымышленного Советского Союза, который вы придумали в 90-х годах, смешав западный поп-арт и советский романтизм…
— Смеем надеяться, что да — нам удалось перенести в формат повествования визуальную эстетику наших картин. По крайней мере, отзывы читателей, которые мы уже получаем, говорят об этом. Нас благодарят именно за переданную атмо­сферу и за возможность погрузиться в яркую грёзу, наполняющую сознание светом и теплом. Наша сверхзадача и состояла в том числе в создании вселенной, в которой читатель может спрятаться от угнетающей серости внешнего мира, отдохнуть от тревог и хлопот — это терапевтическое произведение.
— Книгу можно посоветовать прочитать президенту? А рекомендовать для прочтения лидерам политической оппозиции?
— Вопрос хорош тем, что обнаруживает еще одну нашу сверхзадачу — создать универсальную историю, способную пройти любую цензуру без ощутимых потерь, при этом наполненную серьезной проблематикой, провокационными мотивами и конфликтами. Поэтому она одинаково легко воспринимается людьми, относящимся к разным поколениям и национальностям, людьми с противоположными политическими взглядами. Есть подлецы и их злодеяния. Есть герои, которые мешают этим злодеяниям вершиться. Есть выбор между опасным противодействием злу и более комфортным отстраненным ожиданием, когда зло накажет кто-то другой. Это можно рассказать на абсолютно любом языке и получить отклик читателей.

http://www.NewLookMedia.ru

Добавить комментарий

Loading...
Top