Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > РАСКРЫТЬ ПРОТИВОРЕЧИЯ ПРАВЛЕНИЯ ПАВЛА I ПОМОГАЮТ МАТЕРИАЛЫ ПРЕЗИДЕНТСКОЙ БИБЛИОТЕКИ

РАСКРЫТЬ ПРОТИВОРЕЧИЯ ПРАВЛЕНИЯ ПАВЛА I ПОМОГАЮТ МАТЕРИАЛЫ ПРЕЗИДЕНТСКОЙ БИБЛИОТЕКИ

«Екатерина пока ещё принимала участие лишь простого зрителя, а Павла продолжали коверкать, – пишет Ф. Каратов в книге «Павел I: Его семейная жизнь, фавориты и убийство» (1902) из электронного фонда Президентской библиотеки. – А ведь если подумать серьёзно, то Павел был в детстве премилый характер, со всеми задатками будущего хорошего человека: он был умён, откровенен, добродушен, прилежен, старателен, а дурное воспитание сделало из него хитрого, замкнутого, мрачного, строгого и деспотичного человека».

1 октября 2019 года исполняется 265 лет со дня рождения российского императора Павла I (1754 – 1801). Узнать мнение современников о самодержце, понять, каким образом дворцовые интриги деформировали его характер, а также оценить результаты его деятельности можно по материалам из фонда Президентской библиотеки. В нём собраны электронные копии исторических документов и книг, посвящённых наследнику Екатерины Великой: «Письма императора Павла I» (1785 – 1799), сборники указов, заключенные договоры, воспоминания придворных, биографические исследования и другие документы, включённые в обширную коллекцию Президентской библиотеки «Династия Романовых. Земский собор 1613 года».

Драма этого русского государя обозначилась с первых минут его жизни. Сразу, после появления на свет, Павел был отлучён от матери, будущей Екатерины Великой. «Его рождением обеспечивалось престолонаследие рода Петра Великого. Императрица Елисавета видела в младенце-внуке залог будущности своей империи и взяла на себя заботы о его воспитании, – пишет Е. Шумигорский в книге «Павел I» (1899). <…> «Брошенная после родов в лихорадке мать увидела его только на сороковой день… А императрица Елисавета Петровна, натешившись им, вверила его попечению целого легиона мамок, нянек и старух… К императрице Елисавете Петровне ея внук, как только начал себя помнить, чувствовал непреодолимую боязнь».

На протяжении длительного периода отношения с матерью оставались сложными, однако, как свидетельствуют источники Президентской библиотеки, по воцарению Екатерины на трон с её стороны делались попытки к сближению с сыном, обсуждению с ним ключевых политических вопросов.

В издании «Императрица Екатерина II, цесаревич Павел Петрович и великая княгиня Мария Феодоровна: письма, заметки и выписки» (1874) приводится запись Павла, где он передает разговор с императрицей о присоединении Крыма к России: «Сего дня, мая 12, 1783 г., будучи поутру у Государыни, по прочтении депешей, читан был объявительный манифест о занятии Крыма. Сей манифест будет всему миру известен. Когда чтение кончилось, я, встав, сказал: должно ожидать, что турки на сие скажут. Им ничего отвечать не можно, ибо сами пример подали занятием Тамана и неисполнением Кайнарджицкого трактата». «Но что прочия державы станут тогда делать?» «Франция не может делать, ибо и в прошлую войну не могла каверзами ничего наделать. Швеции – не боюсь. Император, если бы и не стал ничего делать, так мешать не будет…».

Когда Павел вступил на престол, ему пошёл уже 43-й год, половину своей жизни он провёл в тревожном ожидании короны, поскольку опасался, что его может постичь участь отца, погибшего в результате дворцового переворота.

Так пишет Н. Шильдер в историко-биографическом очерке «Император Павел Первый» (1901): «Новое царствование с первых же дней сделалось отрицанием предыдущего; роскошный, пышный двор императрицы преобразился в огромную кордегардию». Неудачными оказались попытки нового монарха реформировать армию и государственный аппарат по лекалам прусской военной системы и прусского полицейского государства. Реформы Павла в этой области вызвали открытое недовольство: слишком жестоки были репрессии против генералитета и среднего офицерства, что подтверждает электронная копия сборника «Высочайшие приказы государя императора Павла I. 1800–1801 годов». Случалось, что были «уволены в один день трое полных генералов, трое генерал-лейтенантов, 9 майоров, 68 обер-офицеров гвардейских полков, 90 унтер-офицеров и одного Преображенского полка 120 человек! Не сказано, за что». Введение неудобной армейской формы по прусскому образцу вызвало ропот среди военнослужащих.

В электронной копии сборника «Материалы для биографии императора Павла I», изданного в Лейпциге в 1874 году, можно найти такую оценку действиям самодержца: «Глубокая, закоренелая ненависть ко всему, что учреждено Екатериною, делало его порывы ещё вреднее и опаснее; <…> а паче всего страсть к экзерцициям (устар. военные тренировки) и запальчивая взыскательность за малейшие ошибки <…> восстановили против него войско и всё дворянство».

Между тем, как признают исследователи, Павел I вступил на престол с искренним желанием добиться процветания своего народа, с готовыми проектами реформ, которые, по его мнению, должны были «исцелить» Россию, дать новое направление её политической и государственной жизни. В 1788 году, во избежание государственных переворотов и интриг, Павел разработал «Акт [о престолонаследии], утверждённый в день… коронации [Павла I]» (напечатан в 1797 году). Документ исключал возможность отстранения от престола законных наследников. Указ Павла I, определявший порядок передачи высшей государственной власти в России, действовал вплоть до 1917 года.

В области финансов монарх полагал, что доходы государства принадлежат державе, а не императору лично. Он требовал согласовывать бюджетные расходы с надобностью государства. Павел приказал переплавить на монеты часть серебряных сервизов Зимнего дворца, уничтожить до двух миллионов рублей ассигнациями для сокращения государственного долга. Указом о трёхдневной барщине запретил работу крестьян в выходные дни. Император издал распоряжение о восстановлении университета в Прибалтике (в Дерпте, нынешнем Тарту) и открыл в Санкт-Петербурге Медико-хирургическую академию, а также большое количество школ и училищ.

Деятельность Павла была разносторонней, он по-своему сильно любил Россию и хотел её процветания, но не смог найти поддержки своим решениям у подданных.

Заговор против Павла I стал созревать и готовиться практически с первых дней его правления. В ночь с 24 на 25 марта 1801 года император был убит заговорщиками в своей новой резиденции – Михайловском замке в Петербурге. Подробности трагического события сохранились в мемуарах«Время Павла и его смерть. Записки современников и участников события 11 марта 1801 г.» (1908), изданных князем Адамом Чарторыйским, и в книге «Смерть Павла I» (1907) А. Брикнера.

«В продолжение всей этой неблагополучной эпохи, казавшейся очень длинной, хотя она продолжалась всего пять лет, самым несчастным из всех русских людей был сам император, – подводит итог Ф. Головкин в раритетном издании «Двор и царствование Павла I» (1912). А Теодор Шиман заключает в издании «Убиение Павла I и восшествие на престол Николая I» (1902): «Гораздо большее число заговорщиков и гораздо осторожнее веденный заговор не мог бы преуспеть в этом убийстве, если бы не было на то общего молчаливого согласия всей столицы, общего желания всей России».

По информации пресс-службы Президентской библиотеки.

Добавить комментарий

Loading...
Top