Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > НИКАКОЙ СОВЕТ ЕВРОПЫ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВЫШЕ БОГА

НИКАКОЙ СОВЕТ ЕВРОПЫ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВЫШЕ БОГА

Парадокс на семейном фронте: жены чаще убивают мужей, чем наоборот, и они же выступают за усиление ответственности.

Комитеты Государственной Думы по контролю и Регламенту и по вопросам семьи, женщин и детей организовали парламентские слушания «Предупреждение преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Законодательное регулирование»

Открыла председатель женского комитета Тамара Плетнева. Провела председатель комитета регламентного Ольга Савастьянова.

Послушав крики, угрозы и оправдания, Савастьянова сильно удивилась. Как мне показалось, она не в курсе предыстории и того, как темами жестокости и насилия занимались Антон Беляков, Елена Мизулина и Ирина Яровая. Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко торопит, а вопрос не идет.

Савастьяновой может быть непривычно, но именно сегодняшнее мероприятие по теме насилия прошло относительно спокойно и показало значительные изменения общественного мнения в отношении к проблеме. Савастьянова призывала выслушивать разные позиции и утверждала, что законопроект не внесен. Ее пытались убедить в том, что проект против домашнего насилия подвигают на западные деньги те же фонды, что устраивают мероприятия ЛГБТ.

Стало понятно, что принимать его придется под внешним давлением, как повышение пенсионного возрасти и НДС.

На слушаниях несколько раз озвучивали старую истину о нежелании милиции-полиции заниматься домашним насилием. Действующие нормы не работают.

Участникам этой дискуссии неведома истина юридической науки: повышать ответственность по неработающим нормам недопустимо, такие законодательные решения наращивают правовой нигилизм. То же касается детализации квалифицирующих признаков. Например, что нельзя убивать жену на кухне. Убивать нельзя никого и нигде или нам придется признать факт семейной войны, с которой мы не можем справиться и потому не хотим грамотно обсуждать проблему.

К слушаниям приурочен одиночный пикет у Думы. Мама двоих детей Яна против закона о домашнем насилии, это несет опасность «ювенальной юстиции». Если закон будет принят под видом защиты женщин от мужей, пострадать может любой член семьи от вмешательства в семью тех, кому это выгодно. Закон продвигают Оксана Пушкина и Алена Попова, но это исполнители. Кто за ними стоит, Яна не знает.

Фактически Яна сформулировала самую суть прошедшей дискуссии. На слушаниях об угрозе «ювенальной юстиции» прозвучало только один раз в прениях. Как всегда совсем ничего не сказали о женской истеричности и садомазохизме. Только один Жириновский говорит о недооцененности мужчин в России и утрате того, что называется «глава семьи».

Как всегда отличилась Тамара Плетнева. На сей раз рассказала две истории. Муж бегал с ножом, а соседи прятали жену в огороде, пока он не остынет. В другой семье маленький муж бил огромную жену. Плетнева спросила: как же он достает? Ответ женщины поразил воображение: становится на стульчик и бьет.

Видимо, отойти от стульчика с мужем женщине в голову не приходило. В этой истории от депутата Плетневой заложен общий механизм бытовой жестокости на основе садомазохизма. Не помню ни разу, чтобы данная исходная причина обсуждалась или хотя бы упоминалась. На ток-шоу в телевизоре иногда прорывается, как жены провоцируют мужей или целенаправленно убивают, используя для манипуляций детей.

Вместо выбора из телеконтента существенно значимой информации, депутаты, и первый среди них Жириновский, поносят телевидение в связи с засильем жестокости и весьма нелестно отзываются о ток-шоу со сладострастным копанием в грязном белье.

Однако сдвиги есть. Подход проводника в России проекта США child free Алены Поповой встречает все больше сопротивления. Поповой и ее соратнице в Думе Оксане Пушкиной пришлось заметно смягчить жесткость своих антисемейных подходов.

Противников закона стало заметно больше сторонников.

Алена Попова в очередной раз обозначила данные 16 млн жертв домашнего насилия. Она шесть лет ходит с папочкой с законопроектом.

Попова начала с того, что отметила в зале много своих противников, которые обвинили ее с соратниками в том, что они агенты Госдепа и ФБР. Попова утверждала, если бы был закон, был бы жив отец сестер Хачатурян, им бы не пришлось обороняться и они не сидели бы в тюрьме.

Руководитель движения против ЮЮ «родительский отпор.рф» Николай Мишустин прокричал вопрос Поповой: почему вы Думу заставили служить Навальному? Упреки Савастьяновой он парировал утверждением, что аппарат Пушкиной не записывался на выступления.

Директор Института демографической безопасности Ирина Медведева предупредила, если принять закон, мужчины просто не будут жениться, они и так не сильно рвутся. Нам нужна нравственная цензура.

Попова показала ролик-заготовку. «На воре шапка горит», – заявила Медведева: показана иностранная методичка.

Бензинчику в костры амбиций плеснула студентка Надя. Риторикой Греты Тунберг девушка в теле яростно вещала: я должна рожать детей, но не буду этого делать, потому что мне страшно…

Договорить ей не дали, зал вскипел от возмутительной пропаганды.

Выпускник института национальной безопасности Оксана Пушкина вслед за Поповой заявила, что из нее сделали национального агента. Ей очень не понравились выступления многодетных отцов против закона о домашнем насилии.

Пушкина утверждала, что отстаивает позиции России и выгрызет глотку любому, кто плохо скажет плохо о России. Она вывернула так, что закон нужен, чтобы не подписывать Стамбульскую конвенцию. Сначала нам самим надо разобраться.

Пушкина призвала перестать собачиться. Не хвастаться количеством детей, у женщины может не быть детей по многим причинам.

То есть о пропаганде против детства мы как бы не говорим, но оставляем право женщины на отсутствие детей без указания причин.

Речь идет о Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием.

Орали далеко не все. Член комитет ГД по развитию гражданского общества Николай Земцов спокойным тоном сообщил, что у него очень много вопросов к представленной статистике. У нас убивают людей, у нас есть сексуальное насилие не только в семье. Почему все сконцентрировано на семье?

По словам депутата, он тоже совершает психологическое насилие над ребенком, когда говорит ему: надо не делать одно и делать другое. Кто те умники, которые будут нас учить? Кто эти 16 млн жертв, хотелось бы их увидеть. Закон сырой и он опасен.

Член Общественной палаты Московской области Людмила Тропина предложила не делать акцента на семейном насилии. У нас очень много правовой неопределенности. Участковых постоянно отвлекают на другое. Нужно усиливать тех, кто работает на земле, инспекторов по делам несовершеннолетних.

Член Комиссии Общественной палаты по поддержке семьи, материнства и детства Элина Жгутова призвала Попову цитировать правильно. По статистике триста убитых женщин в год, разговоры о 14 тысячах это миф. Никакой Совет Европы не может быть выше бога.

Адвокат Сталина Гуревич подчеркнула, прекрасные законы не работают. Когда говорят «в России декриминализовано домашнее насилие», это ложь. Декриминализованы первые побои без последствий для здоровья. Вторые побои, побои с причинением вреда здоровью подлежат ответственности. Участковые не хотят этим заниматься.

Несмотря на то, что один законопроект возвращен автору и другой не внесен, обсуждался вариант Поповой как обреченный на принятие.

Опасения в связи с опасностью вмешательства в семью с возможностью наказания пострадавшей стороны высказывались несколько раз. Это и так происходит по упорно насаждаемым США ювенальным технологиям. Мы ошибочно называем ювенальной юстицией.

Сторонники закона настаивали на введении института охранных ордеров.

Андрей Цыганов из Петербурга постоянно сталкивается с передергиванием статистики и фактологии. Подавляющее большинство преступлений совершается по пьянке. При чем здесь охранные ордера? По законопроекту заявить о насилии могут не только члены семьи, а любой человек. Открывается ящик Пандоры.

Эксперт Общественного уполномоченного по защите семьи в Санкт-Петербурге и Ленинградской области Анна Швабауэр сообщила, что в США закон работает и защитные предписания в значительной степени выдаются без оснований. Налогоплательщикам США обходится 20 млрд долл. Пострадавшая женщина под угрозой изъятие детей. Понятия размыты. Слова ребенку «Ты у меня получишь!» подпадают под закон. Мужчина заявляет «Она предъявляет ко мне требования, которые я не могу выполнить» и без оснований может получить охранный ордер. Отнял у ребенка планшет – экономическое насилие. Ребенок помог матери вытереть на работе пыль со стола, тоже экономическое насилие. Женщину уволили. Могут выкинуть из квартиры, запретить приближение к объекту.

Основой дискуссии стали исследования, проведенные по заказу Госдумы в питерском госуниверситете. Отчитались заведующий кафедрой уголовного права Владислав Щепельков и доцент кафедры социологии политических и социальных процессов Сергей Савин. Опросы проводили с июля по сентябрь. Опрошено 1665 человек опрошено по всей России. 2,5% старше 18 лет подвергались насилию. 66,9% супружеское насилие. 15,7% подвергались насилию в детстве. Убийства и причинение тяжкого вреда здоровью на 2/3 пострадавшие мужчины. От легкого ущерба страдает больше женщин. 6 из 10 заявлений забирают за примирением сторон. Регистрируются 56% заявлений, остальные теряются.

С 17 года произошел всплеск публикационной активности СМИ по домашнему насилию. Интерес к теме среди женщин и среди лиц с высшим образованием. Всплеск 2017 года и затем в 2018 году в связи с делом сестер Хачатурян. Чем моложе человек, тем больше он склонен воспринимать домашнее насилие как преступление. Пожилые воспринимают как ссору. 20% стали свидетелями конфликтов среди соседей, 10% родственников. Только 14,9% сообщили в правоохранительные органы.

Физическую силу для воспитания детей признает 21%. Постоянно применяют насилие к детям 2%, эпизодически 19%. По статье о насилии над детьми за десять лет число приговоров уменьшилось в три раза.

Считают необходимым усилить ответственность 40,7%, ослабить 3,5%. Среди женщин доля сторонников усиления ответственности больше.

В ответах на вопросы всплыли попытки умолчания. По статистике МВД соотношение убитых 66 мужчин на 33 женщин. По судебной практике уже 50, убийство из 105 статьи переходит в 107 или 108, то есть в состоянии аффекта или необходимой обороны.

Несмотря на очевидность данных, участники дискуссии неизменно скатываются в защиту только женщин с презумпцией мужской вины. В США, где традиционные ценности разрушены программами постмодернизма и вера в бога не помогает, давно действуют специальные «бабоубежища», которые стали внедрять и у нас. Но у них защиты и обвинения другого родителя общих детей может добиться как жена, так и муж. Там кто скорей подсуетится, тот и прав. Вроде как у нас во времена ГУЛАГа, кто быстрей донос накатает.

Для сравнения. Параллельно парламентским слушаниям прошел круглый стол по традиционным ценностям и правовым гарантиям их обеспечения. Участники включая депутатов и священников не смогли сформулировать, о чем речь. Журналистам писать было нечего. Для меня важно, что в теме традиционных ценностей на парламентских площадках ни разу еще не звучали отсылки к идеологической борьбе постмодернизма с модернизмом, хотя это очевидно. Постмодернизм продвигается США именно для искоренения традиционных ценностей. Ювенальные технологии с натравливанием детей на родителей, стравливание жен с мужьями, криминализация домашнего насилия, масштабный проект ЛГБТ, также child free и child hate с пропагандой тотальной контрацепции находятся в составе инструментария негативной евгеники постмодернистского неофашизма.

Для парламента эти очевидные вопросы ограничены в обсуждении. Мне придется еще раз напомнить, что любые истерики, если не купируются, перерастают в опасные психические девиации. Купируются истерики одним из трех способов. Психотропные препараты или в крайнем варианте применяемая в США лоботомия меняют личность. Самоконтроль, дисциплина и психогигиена несет для человека определенные потери жизненного комфорта, все же иногда стоит немного почудить и распускаться. Истерики особенно женские и детские, проще всего купировать с помощью болевого шока. Сотрудники правоохранительных органов умеют и пользуются такими приемами. Только не надо равняться на садистов, которых держат в правоохранительных органах всего мира для известных целей.

Законопроект Алены Поповой действительно не она писала и направлен он на исключение возможности купировать истерику, то есть разрушение семьи изнутри.

Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top