Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ЕЛЕНА ЦЫПЛАКОВА: ЗРИТЕЛЬ СЧИТЫВАЕТ ЛЮБУЮ ФАЛЬШЬ!

ЕЛЕНА ЦЫПЛАКОВА: ЗРИТЕЛЬ СЧИТЫВАЕТ ЛЮБУЮ ФАЛЬШЬ!

ЕЛЕНА ЦЫПЛАКОВА

За 45 лет работы в кино и театре Елена Цыплакова сыграла более 60 ролей, сняла четыре художественных фильма и семь сериалов («Семейные тайны», «Кармелита», «Пока станица спит», «Свидетельство о рождении»). Вот уже год она возглавляет в Ногинске Московский Областной театр драмы и комедии, спектакли которого в этом году впервые смогут увидеть и столичные зрители. 10 ноября в Конгресс-центре имени Плеханова театр покажет спектакль по пьесе Александра Володина «Мать Иисуса». А сегодня Елена Цыплакова в гостях у «Московской правды».

– Елена, кто повлиял на выбор профессии? Вы всегда мечтали стать актрисой?
– Я никогда не мечтала стать актрисой. Так случилось. Я еще школьницей, в 13 лет, познакомилась с замечательным режиссером Динарой Асановой, за год до того, как она начала снимать фильм «Не болит голова у дятла». Мы подружились. Ее муж был художником-графиком, как и мои родители, поэтому мы общались. И она предложила мне сняться в фильме. Мне было просто очень интересно. После этого фильма у меня было еще несколько ролей, и когда я окончила школу, выбор был понятен. После десятого класса я поехала в Москву и поступила сначала в ГИТИС, потом перевелась во ВГИК.
– Вы декан факультета кино и ТВ Академии Натальи Нестеровой. Чему учите своих студентов? Что, на ваш взгляд, самое главное в вашей профессии?
– Наш факультет в Академии Нестеровой уже давно закрыт, я там не работаю, но все равно периодически преподаю на разных курсах. Самое главное в нашей профессии – это знание определенных навыков. Я ушла из Академии Нестеровой, когда мне предложили сделать заочный актерский курс. Я сказала: нашей профессии нельзя обучаться заочно. Если раньше в кино были совершенно другие сроки работы, другая выработка, можно было много репетировать, то сейчас, в том бешеном режиме, в котором приходится работать, актер должен быть профессионалом. Сниматься в кино сложнее, чем играть в театре. В театре есть репетиционный период, там роль играется от начала до конца, а в кино, особенно в сериалах, актеру приходится за один день снимать кучу сцен из разных серий. Плюс ко всему нужно повторять все на общем плане, среднем, крупном. А дублей бывает множество.
Бывает, молодой актер, настолько эмоционально подвижный, что он быстро может что-то показать, а есть ребята, которым нужно долго раскачиваться. Им в кино очень сложно. Есть чудесные актеры, которые прекрасно работают в театре, но почти не снимаются или их снимают редко, потому что они очень театральные. Там другая специфика, другие жесты, другая пластика. Есть уникальные актеры, которые и там, и там прекрасно работают. А есть те, кто прекрасно снимается в кино, и при этом в театре они невыразительные, неяркие.
– Я никогда не задумывалась, что существует такое разделение и такая специфика…
– Это абсолютно разная специфика. В частности, из-за этого мне пришлось уйти из ГИТИСа во ВГИК. Не любят в театральных училищах, когда студенты снимаются. Потому что та степень правды на экране, которая нужна на крупном плане, совершенно не подходит для работы в театре. И многие педагоги считают, что это вредит студентам.
– В одном из интервью вы сказали, что «самое главное в моих картинах – жизнь человеческой души. Как писал Достоевский, мелочи жизни для человека бывают так же важны, как и серьезные события. Мне нравится добавлять детали, которые делают фильм человечным». На что в жизни обращаете внимание? Какие это «мелочи»?
– Это моя позиция: нет мелочей, которые бы человек не переживал. Особенно в кино. Поэтому очень важно, чтобы актер понимал, что происходит с его героем.
Другое дело, что я всегда говорю своим студентам и актерам, с которыми работаю: если они хотят защититься от того, что они играют, они никогда не должны говорить «я в предлагаемых обстоятельствах». Мысль материальна, слово материально. Святых играть приходится редко, в основном вся драматургия построена на конфликтах и очень часто на показе негативных ситуаций. Борьба добра и зла.
И если человек оправдывает своего героя, это становится его личным грехом.
– Почему так часто актеров преследует то, что они играют?
– Потому что они оправдывают своих героев. А оправдывая грех, ты этот грех делаешь своим. И потом по жизни его отрабатываешь. Лучше говорить «мой герой», «моя героиня». Когда я снимала «Семейные тайны», я уводила актеров после жутких сцен убийства, насилия в другую комнату, и мы просто молились, чтобы снять всю эту информацию, разбирали все ситуации с позиции заповедей, пытались не оправдывать грех, а называть вещи своими именами. Солгал? Солгал. Струсил? Струсил. Мы лишь показываем это. Есть замечательная фраза в Евангелии, где сказано, что совершенны те, у кого чувства навыком приучены к различению добра и зла. Эта фраза, на мой взгляд, очень подходит для работы актеров и режиссеров, всех творческих людей. Искусство может научить человека разобраться в добре и зле и стать более совершенным. Вот это смысл. Мне очень нравится высказывание Ирины Антоновой, директора Пушкинского музея. Она сказала: «Я хочу быть нагруженной высшим смыслом».
Слава богу, есть опыт, 45 лет работаю в кино и с огромным количеством людей, и огромным количеством материала. У меня больше 70 проектов. Одна только «Кармелита» – 278 серий! Я стараюсь насытить кадр жизнью, потому что зритель считывает любую фальшь. Есть исследование, что информацию, которую человек получает зрительно, – это 65 процентов всей информации. И лишь 35 процентов составляет вербальная информация. Если слова будут расходиться с тем, что человек видит, человек интуитивно будет верить тому, что видит, а не тому, что слышит. Человек может врать, а тело не врет. Язык тела очень важен. Мне в свое время Андрей Сергеевич Кончаловский дал почитать книгу князя Сергея Волконского. Он перевел книгу Франсуа Дельсарта «Выразительный человек». Там разбирается классификация жеста. Я советую эту книгу всем! Актерам, студентам. Вот элементарный жест – приподнятые нижние веки. Я вам скажу «я вас люблю» с приподнятыми нижними веками, вы мне поверите? А у артиста может быть плохое зрение, и он автоматически прищурится. И зритель воспримет это как фальшь. Знание этих навыков для актера очень важно и очень помогает.
– Сравнительно недавно, с декабря 2018 года вы стали главным режиссером Московского областного театра драмы и комедии. Вы обновили репертуар? Какие ожидаемые премьеры этого года?
– Да, мы убрали из репертуара восемь спектаклей, которые нам показались устаревшими, и выпустили несколько премьер: моноспектакль «Записки сумасшедшего», «Повести Белкина», «Фальшивая нота», «Ревизор». «Повести Белкина» появились в год юбилей Пушкина. Очень необычный спектакль. На премьере люди стоя аплодировали. В него вошли две новеллы – «Метель» и «Станционный смотритель». Еще мы репетируем «Три толстяка» и новогодний детский спектакль «Волшебный фонарик».
На детских спектаклях у нас аншлаги. Как-то пришла посмотреть спектакль «Кентервильское привидение» (он идет у нас давно), села на балконе. И вот девочка лет пяти принесла с собой бутылку с красной краской. Потому что она не первый раз смотрит спектакль, а у привидения краска кончилась. И она кричит с балкона: «Я принесла тебе краску!»
– Гастроли вашего театра в Москве начались со спектакля «Поминальная молитва». Почему вы пригласили поставить «Поминальную молитву» Михаила Рыбака? Нет пророка в своем Отечестве? Хотя, конечно, я понимаю, что идея пьесы актуальна, пожалуй, для всего мирового сообщества: в этом смысле классика есть классика.
– У нас в театре есть спектакли, которые поставил Михаил Рыбак. Он живет в Германии и приезжает к нам ставить спектакли. Его спектакли – одни из самых интересных. «Поминальная молитва» у нас идет давно, но по-прежнему собирает полные залы. Этот спектакль лучше всего иллюстрирует уровень театра, уровень мастерства наших актеров, которые работают замечательно! Эта пьеса, которая интересна людям, которая актуальна. Время доказало, что этот спектакль живой, и он до сих пор смотрится как премьера.
– Не могу не спросить о планах: будут ли в ближайшие время кинодебюты с вашим участием в роли актрисы и режиссера?
– Только что на экраны вышел «Сельский детектив», где я играю очередную тетю Нину. Мой возраст уже определяет роли. Недавно получила приз за роль в сериале «Шаг в бездну» на ялтинском кинофестивале «Вместе». Было очень приятно, что победу присудили мне, хотя в ней были заявлены молодые и очень популярные, много снимающиеся актрисы. Но номинация смешная – «Актриса»! Смешно, когда тебе 60 лет и 45 из них ты посвятила кино, получать приз в номинации «Актриса». Но все равно очень приятно.

Нина ДОНСКИХ.

Добавить комментарий

Loading...
Top