Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ С ПРОПАГАНДОЙ

ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ С ПРОПАГАНДОЙ

Во второй половине XIX века и первой половине века XX человечество было свято убеждено: науке все по плечу, все подвластно, человек – царь природы! Писатели-фантасты не сомневались, что лет через тридцать-сорок земляне выйдут в открытый космос. Но и более приземленные проблемы, как казалось, были абсолютно разрешимы. Победить болезнь? Да нет ничего проще!

3 июля 1929 года на страницах газеты «Рабочая Москва» (так в то время называлась «Московская правда») вышла заметка под заголовком «Грипп побежден»! Ее краткое содержание таково: некий московский врач, Самойлов А. П., нашел очень простой способ борьбы с гриппом. Больной (а также все его родные, в целях профилактики) помещается в закрытую комнату, в нее запускается хлор. 30 минут вся компания дышит хлором, затем их отпускают и через четыре часа сеанс повторяют снова. Результаты поразительные – из 640 больных 632 уже на следующий день были абсолютно здоровы!
Далее следуют расчеты: заболевшие гриппом ежегодно обходятся стране в 12–13 миллионов рублей, которые выплачивают по больничным листкам. Плюс койки в больницах, врачи и осложнения… В общем, ура-ура, грипп побежден. Заканчивается заметка оптимистической фразой: «Скоро одна из крупных московских больниц начнет опыт хлористого лечения, после чего этот способ будет широко распространен по амбулаториям и больницам».
Заметка, как любил выражаться самый популярный человек того времени, архиинтересная. И на нее будет любопытно посмотреть с разных точек зрения.

С точки зрения химии

Открытие хлора произошло сравнительно недавно (а если смотреть с позиций 1929 года, то тем более). Хотя одно из его соединений, а именно хлорид натрия (NaCl), известно давно, ценилось всегда и порой даже было эквивалентом денег. Кто не в курсе – это обычная поваренная соль. Так что соединения хлора живому организму необходимы.
Однако чистый хлор – зеленый тяжелый газ – сильно ядовит. И многие его соединения – тоже. В 1847 году шотландский врач Симпсон впервые применил для наркоза хлороформ, а уже через два года врачи стали массово от него отказываться и искать замену. Уж слишком много было проблем: почти у всех пациентов после наркоза начиналась сильная рвота, довольно часты были случаи остановки дыхания, сердечной деятельности – даже летальные исходы! Кроме того, три-четыре операции под наркозом из хлороформа – и можно попрощаться с печенью. Так что из трех известных препаратов для наркоза – эфир, хлороформ и закись азота – испытание временем выдержала последняя, известная как «веселящий газ».
Свойство хлора убивать все живое стали использовать для обеззараживания воды. Причем, как и в случае с наркозом, поиски «меньшего зла» начались практически сразу и продолжаются до сих пор. Озонирование воды оказалось существенно дороже хлорирования, облучение ультрафиолетом недостаточно эффективно и не защищает воду после облучения.
Однако на сегодняшний день большинство поставщиков питьевой воды нашли замену хлору. Например, в сентябре 2012 года ГУП «Мосводоканал» объявил, что вместо жидкого хлора он будет использовать гипохлорит натрия (NaOCl). Он, в отличие от чистого хлора, безопасен. Отказ от хлорирования воды стал особенно актуальным с появлением пластиковых водопроводных труб – хлор существенно сокращал срок их службы.
Так что на сегодняшний день есть только две области, в которых применяется чистый хлор. Во-первых, это промышленность. Производство поливинилхлорида (а это линолеум, изоляция, оконные профили, игрушки, одежда, обувь, лаки и много еще чего). Отбеливание тканей и бумаги (экоактивисты призывают писать и рисовать на серой, небеленой бумаге). Производство бертолетовой соли, получение чистых металлов (олова, титана, ниобия). Разумеется, во всех этих случаях должны соблюдаться строжайшие меры безопасности. И в случае утечки хлора никакие оправдания (мол, проводил профилактику гриппа среди подчиненных по методу Самойлова) не помогут!
Вторая область – это боевые отравляющие вещества. И тут стоит вспомнить маленький бельгийский город Ипр, ставший частью истории БОВ.
Ипр был ключевым пунктом Западного фронта Первой мировой войны, и на подступах к нему произошло три крупных сражения. Во втором, 22 апреля 1915 года, немцы распылили над британскими позициями 180 тонн хлора. Пострадали 15 тысяч человек, 5 тысяч умерли. Через два года, в одну прекрасную июньскую ночь, там же был применен горчичный газ со сложной формулой S(CH2CH2Cl)2 – убийственное соединение хлора и серы – впоследствии названный ипритом.
Прошло сто лет со времен сражений под Ипром, а хлор боевых позиций не сдал. В 2017 году его активно применяли боевики «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная в России). Хлор дешев, получить его легко, убивает быстро.
И в 1929 году об этом было прекрасно известно!

С точки зрения вирусологии

Если в двадцатые годы XX века с ядовитостью хлора уже все было понятно, то с вирусами дело обстояло намного хуже. В 1884 году Шамберлан изобрел фильтр с очень мелкими порами, который полностью очищал раствор от бактерий. Тогда-то и стало ясно, что есть какой-то инфекционный агент размерами много меньше, чем бактерии.
Термин «вирус» появился в самом начале XX века, причем первое время полагали, что это вообще какая-то жидкость. Электронный микроскоп, позволяющий разглядеть этих крохотулечек, стали применять в конце тридцатых годов.
Впервые вирус гриппа человека был выделен в 1933 году, то есть через четыре года после того, как А. П. Самойлов его «победил». Это был вирус гриппа А, самый активный и самый изменчивый. Именно у него есть знаменитый антигенный сдвиг, благодаря которому вирус каждый год меняется до неузнаваемости и избегает иммунного ответа организма. Практически все пандемии гриппа и все сезонные заболевания – это результат заражения вирусом А.
Вирус В обнаружили в 1940 году, вирус С – в 1953-м. Они не такие изменчивые, а потому очень редко вызывают болезнь. Дело в том, что к вирусу гриппа у человека образуется устойчивый иммунитет. А это значит, что достаточно один раз переболеть вирусом С – и можно уже его не бояться. Вирус В меняется медленно, поэтому иммунная система перестанет его узнавать лет через десять. Ну, а вирус А – чемпион маскировки.
На сегодняшний день не существует противовирусных препаратов, которые были бы эффективны против гриппа на 100 процентов. Поэтому основной метод лечения гриппа – лечь и переждать.

С точки зрения истории медицины

Вообще случаи, когда болезнь лечат по принципу «меньшего зла», в медицине отнюдь не редки.
Например, в 1927 году врач Юлиус Вагнер-Яурегг получил Нобелевскую премию за лечение сифилиса… малярией! И не только его: Юлиус успешно лечил таким методом прогрессивный паралич, нейросифилис, рассеянный склероз и даже шизофрению. Объяснение достаточно простое: многие из этих заболеваний были последствиями сифилиса, его возбудитель бледная трепонема плохо переносит температуру выше 37 градуса Цельсия, а во время приступа малярии больной вполне может разогреться до 42 градусов – тут уже бациллы начинают погибать. Ну, а против малярии средство тогда уже существовало – хинин, который позволяет контролировать и существенно облегчить приступы.
Вообще благотворное влияние малярии (а также холеры и туберкулеза) на состояние душевнобольных отмечали еще врачи Античности. В 70-е годы XIX века психиатр А. Розенблюм прививал возвратный тиф душевнобольным – и нередко добивался успеха.
До изобретения маляриятерапии сифилис лечили ртутью. Ее испарения действительно подавляют бледную трепонему, но и человека травят нещадно.
А еще ртутью лечили заворот кишок. Ртуть при комнатной температуре – тяжелая жидкость. Считалось, что если больной выпьет два-три стакана ртути, то эта тяжесть, проходя по кишкам, расправит их.
В начале XX века были широко распространены препараты, содержащие радий. Считалось, что он стимулирует эндокринную систему и «подстегнутый» радием организм с легкостью справится с любым недугом.
Да и сейчас многие лекарственные препараты тоже можно назвать «меньшим злом». И не исключено, что лет через сто люди будут изумленно восклицать: «Подумать только! В начале XXI века рак лечили доксорубицином! Какое варварство!»

С точки зрения журналистики

Ну, а если взглянуть с высоты моей родной профессии, то история крайне мутная. То, что в статье врач прячется под инициалами, – это ладно, была в те годы такая дурная манера во всех газетах. Самойлов – фамилия очень распространенная. Попробуй отыщи его!
Но есть и другие моменты. Например, почему в статье не указана дозировка хлора? Это достаточно важно! Например, в бассейнах уровень свободного хлора должен составлять 1–3 части на миллион (мг/л). Этого достаточно для контроля заболеваний: то есть вирус гриппа от заболевшего человека к больному не передастся – погибнет по дороге. Чтобы убить вирус внутри организма, концентрация должна быть ощутимо выше.
Не указано также, в какой именно больнице работает этот гений. И, наконец, какая именно из «крупных московских больниц» готова начать «опыты по хлористому лечению»?
Эта информация могла бы помочь – например, поднять архивы больницы и узнать, откуда эта история началась и чем закончилась. А так остается только признать ее уткой. И надеяться, что те шестьсот сорок человек, которых «лечили» таким образом, действительно выздоровели.

Яна МАЕВСКАЯ.

Фото Drkhidekel.com

Добавить комментарий

Loading...
Top