Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ВЫ НЕ ПРАВЫ, ГОСПОДИН ПРЕЗИДЕНТ!

ВЫ НЕ ПРАВЫ, ГОСПОДИН ПРЕЗИДЕНТ!

Редкая пресс-конференция доставляет журналисту столько адреналина, как, казалось бы, скучный отчет по выборам новых академиков.

Анонс ТАСС обещал, что президент Российской академии наук Александр Сергеев расскажет о подготовке к выборам членов РАН, работе комиссии РАН по противодействию фальсификации научных исследований, а также подведет итоги общего собрания членов РАН. Однако в процессе что-то пошло не так. Был момент, когда на Сергеева было жалко смотреть. Естественно, вся его вина только в том, что он как и многие не только в Академии, плохо знает о реальном состоянии и достижениях российской науки. Точнее, жертва коллаборации знает о них из западных источников.
Именно на критическое снижение общественного знания были направлены постсоветские реформы.
Участие в пресс-конференции приняли вице-президенты РАН Алексей Хохлов и Николай Макаров. Они проводили две сессии соответственно по гуманитарным наукам и по таблице Менделеева.
Выборы членов Российской академии наук состоялись 14 ноября на общем собрании Академии.
В теме итогов выборов в Академию есть формальная и неформальная стороны. С первой в общем все хорошо. Вторая упирается в безответный вопрос: что даст Академия стране и ее народу?
Поскольку президенту РАН намного лучше известны претензии к РАН, чем достижения науки, к выборам готовились своеобразно. Например, работали две этические комиссии, которые учитывали лженаучный аспект. Приняли искусственные меры для омоложения, создав в академическом сообществе своеобразную площадку “молодняка” до 55 лет.
Средний возраст новых академиков 64 года, новые членкоров 58 лет. То есть на десять лет ниже того, что было в среднем 75 и 68.
Сергеев заверил: в Академии остро воспринимают критику. И особо подчеркнул, что в уставе РАН закреплено личное присутствие. Это правило не будет отменяться. Академичность во взаимоотношениях. Вопрос омоложения очень непростой. Мудрость приходит с годами.
Призвал относиться к Академии, как к собранию мудрых людей.
По формальной части Сергеев сообщил, что все рекомендованные претенденты получили необходимое количество голосов и были избраны. Была изменена процедура выборов. Выборы стали более конкурентными и прозрачными. Выбирали не на все освободившиеся места, только часть. Вся информация о подавших документы была вывешена в Интернете. На одно место академика претендовали в среднем 4,3 человека, члена-корреспондента 8,8. Не по всем отделениям одинаково. По химии материалов 13. Были и безальтернативные варианты один претендент на вакансию.
Потеряли 18 вакансий, пять академиков и 13 членкоров. Из 76 вакансий академиков заполнена 71, из 171 членкоров 158. 28 вакансий до 55 лет заполнено 26. Все вакансии иностранных членов заполнены. В результате членов Академии стало 2042, 898 академиков и 1144 членкоров.
Впервые уделили такое внимание открытости. Попробовали использовать электронные урны на некоторых отделениях. Следующие выборы через 2,5 года могут быть проведены в электронном виде.
Хохлов подтвердил, многое сделано впервые. Впервые вывешены все вакансии. Впервые опубликованы все наукометрические данные по кандидатам. Было больше суток, чтобы посмотреть. Смотрели как с точки зрения научной этики, так и лженаучных представлений. В некоторых случаях согласились, что достижения перевешивают замечания.
Журналисты пришли на пресс-конференцию с грузом критики. Надо все же понимать, какое наследие досталось Сергееву. Реформа академии проходила под улюлюканье прессы и была направлена на изоляцию Академии от науки в НИИ с принудительным слиянием лебедя, рака и щуки в лице трех академий – РАН, РАСХН и РАМН.
По-счастью, как всегда громадье планов реализовалось не в полной мере. Не все НИИ удалось уничтожить и региональные отделения Академии как-то худо-бедно сохранились.
Сопровождалась реформа такой мощной атакой дискредитации в СМИ, каковой не было в 80-е. Тогда запустили развал научных коллективов через внутренние распри, закрыли отечественные научные школы и в натуре уничтожили биотехнологию. Атака на генетику по эффективности превышала успехи Лысенко под покровительством Сталина и затем Хрущева. Она практически до сих пор тянется.
Однако русскую науку победить так же невозможно, как и русского солдата. Он будет мертвый защищаться и защищать то, что у него за спиной.
Сергеев прямо ответил на вредные вопросы по индексу Хирша: достижения важнее, он бы голосовал по критерию количества пород КРС или засеянных гектаров пшеницы.
Так же прямо поставила вопрос Елена Ковальчич из информационного агентства Regnum: Академия была в два раза меньше в Союзе, чем нынешняя. Тем не менее, академиков знали. Сегодня академиков широкие массы не знают и даже президента Академии не знают. Снижаются требования?
Будто по дороге на эшафот, покорно-жертвенным голосом Сергеев назвал вопрос болезненным. Напомнил о слиянии трех академий. Сверху было добавлено большое количество мест. Тем не менее, Академия меньше стала на сто мест. Главная причина – падение престижа науки в стране. В нашем обществе не сформирован консенсус относительно общих ценностей.
Сергеев хотел бы, чтоб наука рассматривалась как главный приоритет.
Почти каждый ответ практически на любой вопрос содержал жалобы на недостаток денег. В том числе и по организации электронного голосования и в проведении научной популяризации.
Из моих вопросов не было отвечено, кто делал электронную систему? Поражает воображение, какие достижения науки использует организация голосования в системе Центризбиркома. В активе материальной базы есть например кипящий вакуум. Только Академия тут совершенно не при чем.
По другим вопросом лучше бы промолчали.
Можно сказать, что общественные науки приближаются к точным?
Академик Макаров обиделся. Будто бы вторжение эволюционной генетики в историю убьет гуманитарную науку.
Лично я, примерно так и считаю. Запущенный Тимофеевым-Ресовским процесс лишает гуманитариев права на бездоказательность. То же следует из ответов Сергеева. По его словам, общественные науки сегодня требуют измерений. Правда, он сказал об этом только для того, чтобы опять же свернуть на деньги, потому что социологические опросы стоят дорого.
Мой любимый вопрос об эволюционной генетике, как она отражена в структуре Академии? Вот тут Сергеев поплыл в открытом море по неведомым ему волнам. Знания на уровне лучшего выпускника современной школы. Неведомо прежде всего то, что редактирование генома или векторная пересадка генов имеет невеликое отношение к эволюции, в которой это все происходит само собой и много более того. Косвенно это следует из ответа Сергеева, только он не сказал о горизонтальном потоке генов, о чем говорит академик Сергей Шестаков. По его словам на 70-летии кафедры генетики МГУ, поток новых данных в генетике мы не успеваем осмыслить.
Президент Сергеев начал с дежурной похвалы в адрес ненавистного журналиста: вопрос эволюционной генетики поставлен совершенно правильно. Почему мы празднуем 150-летие таблицы химических элементов или 70-летие атомной бомбы, но не достижений эволюционной генетики? У нас были выдающиеся люди.
Сергеев заявил: генетику мы проиграли. У нас в генетике не было такого успеха, как таблица Менделеева, как атомная бомба. Что касается эволюционной генетики, весь мир увлечен геномным редактированием. Быстрее получать новые геномы.
Дальше пошла философия на уровне встречи мужиков в бане. В Сибири я подобное слышал лет сорок назад и для этого не обязательно ходить в Академию. Вроде того, что в природе происходит множественность воздействий на эволюцию. Гораздо больше возможных мутаций. Природа является лучшей лабораторией.
Число факторов эволюции ограничено и они известны для каждого из трех уровней. Мутации тут ни при чем. Были исследования Фаины Куперман и обобщения Ивана Глущенко. И черт бы их побрал, этих как бы лысенковцев, но их идеи воплотились в генетической инженерии россиян от Управления внутренней политики администрации президента и позволили России избежать новых кровавых революций.
Не спорить же мне с президентом Академии. Пришлось просто сказать: господин президент, вы не правы!
Президент Академии как минимум должен знать, что нобелевские премии за достижения русских/советских генетиков и физиков отдают англосаксам или на худой конец шотландцам. Об этом говорили в обеих палатах Федерального Собрания. Теоретически президент Академии должен не только знать, он обязан отстаивать престиж российской науки.
Бывает так, что к концу пресс-конференции вопросов больше, чем в начале. А как же «Зеленая тетрадь» Тимофеева-Ресовского? Его работа с Дельбрюком и Циммером определила направления развития науки в сторону точности на месте гуманитарщины. Память о Тимофееве-Ресовском вычеркнута, на него не ссылались даже его прямые последователи.
Гомологические ряды наследственной изменчивости академика Николая Вавилова уж никак не ниже по значимости таблицы химических элементов Менделеева.
Диатропика Мейена-Чайковского как теоретический подход к паттернам самоорганизации, которые на практике применял Вавилов.
Волны жизни – фактор эволюции Сергея Четверикова в статье 1905 года о бабочках Московской губернии, обоснованный спустя полвека физиком Эдвардом Лоренцом.
Эволюционные обобщения академика Ивана Шмальгаузена с характерным для кризиса отбором, противоположным дарвиновскому. Опровергает рыночность экономики.
Методы обработок тимусной ДНК Сергея Гершензона в получении первичного материала для селекции эффективней геномного редактирования. Это было до открытия генетической роли ДНК.
Моделирование генетических управляющих систем Вадима Ратнера.
Непостоянство генома Романа Хесина-Лурье.
Мобильные элементы генома Евгения Ананьева и Владимира Гвоздева.
Роль сокращения теломер в старении организма Алексея Оловникова.
Регуляторная функция коротких РНК Владимира Гвоздева.
Уже в роли журналиста я узнал, как много сил и средств было потрачено на то, чтобы все это было забыто.
Есть запрет на популяризацию достижений российской науки. Запрос общества огромный, он не удовлетворяется. По закону надо оплачивать как рекламу.
Сергеев отрицал факт запрета на достижения российской науки. Парировал ссылкой на научную газету «Поиск», которую я никогда не видел.
По словам президента, популяризация науки записана в уставе Академии. Но на все требуются средства.
Меня лично взбесил подход типичного академика: кроме него никого нет и все проблемы связаны с тем, что нет ни денег, ни достижений.

Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top