Вы здесь
Главная > #ОБЩЕСТВО > ПРАВО, КОТОРОГО НЕТ?

ПРАВО, КОТОРОГО НЕТ?

Несмотря на прописанное в законе право граждан на самооборону, защиту своих близких, жилища и т.д., пока, к сожалению, на практике человек, осмелившийся им воспользоваться, как правило, оказывается либо потерпевшим, либо подсудимым. Такова, по мнению большинства экспертов, сложившаяся правоприменительная практика.

Разобраться в причинах такого положения и предложить способы его исправления попытались участники общественных слушаний («Общественная экспертиза в развитии обсуждения гражданским сообществом законопроекта о профилактике правонарушений»), которые прошли в Общественной палате РФ.
Как отметил, открывая обсуждение, председатель Комиссии Общественной палаты РФ по безопасности и взаимодействию с ОНК Михаил Аничкин, дискуссии на тему самообороны последние 5 – 6 лет ведутся постоянно, ведь эта проблема может коснуться буквально каждого.
Как подчеркнул председатель Региональной общественной организации «Гражданская безопасность» Сергей Гринин, на сегодняшний день, к сожалению, человек, посмевший противостоять преступности, очень часто становится обвиняемым. Кроме того, люди, по его мнению, сплошь и рядом «проходят мимо» совершаемых на их глазах противоправных действий, потому что понимают, что если вмешаешься, то либо сядешь, либо «ляжешь»: «Ещё меня очень «царапает», когда применяют термин «необходимая самооборона»: он юридически неверный, так как в законе говорится о необходимой обороне. Закон нам формально (!) дает право защищать себя, а также третьих лиц, и даже охраняемые законом интересы государства. Только вот гладко было на бумаге, да опять забыли про овраги. А ходим мы именно по ним! Мы живем в реальном мире, а не в мире сухих законов».
Причем ситуация в том, что касается правоприменительной практики, по мнению Сергея Гринина, за последние годы только ухудшается:
«Гораздо реже стали возбуждаться уголовные дела по «превышенческой» статье (ред. – по ст. 108 УК РФ «Превышение необходимых пределов обороны»). Если раньше при наличии трупа возбуждали дело по ст. 108, то сейчас следователь возбуждает дело по ст. 105 (ред. – «Убийство»), потому что, возбудив дело по 108-ой, он дает адвокату отличный козырь: он признает само наличие «необходимой обороны». Дальше адвокату надо только доказать, что не было превышения».


На недочеты сложившейся правоприменительной практики также обратил внимание и председатель Общероссийского профсоюза негосударственной сферы безопасности (НСБ) Дмитрий Галочкин: «Правоприменительная практика показывает, что возбудить дело против самооборонщика проще, чем расследовать факты преступления».
Он также напомнил об общественной инициативе «Мой дом — моя крепость». В соответствии с этим международным правовым институтом во многих странах в случае проникновения посторонних в жилище с использованием насилия человек может защищаться любыми силами и средствами, и бремя доказывания лежит не на тех, кто защищался, а на другой стороне. По словам Дмитрия Галочкина, в нашей стране эта инициатива набрала 100 тысяч голосов поддержки. В связи с актуальностью этой темы эксперт предложил уточнить в законе само понятие «жилища»:
«Хотелось бы обсудить, что такое жилище, когда происходит незаконное проникновение с применением силы — дом, квартира, арендованная квартира, гостиница, гараж рядом с домом, территория, обнесенная забором; что такое незаконное проникновение и т. д.».
Заместитель атамана Московского окружного казачьего общества Олег Пестов, который с 2015 года лично принимает участие в патрулировании территории ВДНХ, обратил внимание собравшихся на то, что не только обычные граждане реально лишены возможности противостоять преступниками, но и дружинники: «Народные дружинники (и казаки как часть этой системы) поставлены в такое положение, что они не могут адекватно реагировать на возникающие угрозы. Сейчас народный дружинник обладает такими правами, что он может только требовать от злоумышленника прекратить противоправные действия и воздействовать на него другими методами никак не может».
Честные граждане не должны бояться защищать свою жизнь, свои семьи, убежден председатель Общероссийской общественной организации «Право на оружие» Вячеслав Ванеев, который отметил, что для того, чтобы произошел перелом в сознании правоприменителей и самого общества в вопросе допустимости самообороны, необходимо менять законодательные нормы.
«Признать неверной существующую правоприменительную практику, когда при самообороне преступник имеет равные, а порой и большие права со своей жертвой, что приводит к наказанию честных граждан и оправданию криминалитета. При факте самообороны следует возбуждать досудебную проверку именно по факту самообороны, а не убийства или умышленного причинения вреда здоровью. Отменить пределы самообороны как невыполнимые в стрессовом состоянии для потерпевшего», — с такими инициативами выступил эксперт.
Среди других прозвучавших на слушаниях предложений можно отметить признание доктрины «Мой дом — моя крепость»; введение термина «презумпция невиновности самообороны»; внесение в реестр памятных дат 5 сентября как Дня самооборонщика, Дня защиты чести, достоинства, здоровья и жизни гражданина России, гарантированных Конституцией; проведение ряда государственных программ в интернете и на телевидении по разъяснению и пропаганде законности самообороны.

Сергей ИШКОВ.

Добавить комментарий

Loading...
Top