Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > «Я НЕ СОГЛАСНА, НО ПОДПИШУ…»

«Я НЕ СОГЛАСНА, НО ПОДПИШУ…»

Роберт Шлегель

Яростный «патриот» Роберт Шлегель, хулитель Запада, к тому же бывший депутат Госдумы, уехал за границу и получил там гражданство – что тут особенного?

Ничего. Мы привыкли. Шлегель, с недавних дней гражданин Германии, поступил относительно честно. А другие-то сидят на должностях, по телевизору обличают Европу и Америку, внушают нам, какие там враги, ужас, мерзость и моральное запустение, а сами покупают за рубежами виллы и открывают счета в банках.
Однако и все же в истории с Робертом Шлегелем есть свои примечательные особенности. Он был активным участником прокремлевского молодежного движения «Наши», созданного в 2005 году для противодействия оппозиции, в том числе – уличного противостояния. «Нашисты» ходили в майках с надписью «Порву за Путина!». В 2007 году Шлегель, 23 лет от роду, стал депутатом Госдумы. Значит, отличился, приглянулся «кураторам».
В парламенте он выдвигал законопроекты и поправки к законам, ущемляющие свободу слова, прессы. Прославился в 2008 году, внеся на рассмотрение Госдумы законопроект «Об эротических изданиях». Чтобы граждане в общественных местах и в общественном транспорте открыто не носили и не читали журналы, на обложках которых изображены малоодетые девушки, а заворачивали их (журналы) во что-нибудь непрозрачное. Иначе – штраф.
Говорят, нет больших пуритан, чем бывшие грешники. В совсем юные лета Роберт работал в подростковом журнале «Молоток», главной темой которого была жизнь ниже пояса, включая, разумеется, броские иллюстрации. Журнал имел успех, тираж более чем 200 тысяч экземпляров. Генеральная прокуратура предупреждала, что издание печатает материалы, развращающие несовершеннолетних читателей.
В декабре 2012 года президент Путин подписал закон, запрещающий гражданам США усыновлять российских детей-сирот. Он назывался «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации».
Депутат Шлегель и здесь отличился. В тот же (!) день внес поправку:
«Настоящие положения не распространяются на детей, являющихся инвалидами… В соответствии с российским законодательством иностранное усыновление допускается только в случае, если не имеется возможности найти для ребенка приемную семью в России… Полный запрет на усыновление гражданами США российских детей означает, что некоторые дети-инвалиды, возможно, не смогут найти приемную семью и не получат необходимого медицинского обслуживания».
Его коллеги по фракции со всех телеэкранов твердили: закон принят для того, чтобы оградить российских детей-сирот от издевательств, от насилия со стороны американских усыновителей. А по Шлегелю, значит, сирот-инвалидов не жалко? Их можно отдавать на растерзание? Или – нам несчастные дети-инвалиды не нужны, они – обуза, и мы их сплавляем на «бездуховный» вражеский Запад.
Но ведь до того, что это – саморазоблачение государственной политики и интеллектуального уровня власти, надо еще догадаться. Наверно, оппозиционная пресса помогла. Кто-то, видимо, прочитал критический комментарий, усиленно вник и обеспокоился. В общем, поправку свою Шлегель отозвал.
Ничего особенного. Ум и нравы такие. Гораздо важнее, что происходило и происходит в стране, с населением.
Например, после принятия закона о запрете на иностранное усыновление оппозиционный телеканал выдал в эфир провокационный или провокативный сюжет. У меня он вызвал отвращение и негодование. Но в редакции, наверно, гордились своей придумкой: мол, вот как уели власть с ее людоедским законом, вот как выставили ее в идиотическом свете. На самом деле себя выставили – как журналистов с полным отсутствием профессиональной, общечеловеческой этики. Как провокаторов, упоенных журналистскими возможностями, наслаждающихся издевательством над людьми.
Молодой человек, корреспондент, сопровождаемый оператором с видеокамерой, берет интервью в ГУМе, объясняет гражданам, чего он от них хочет и почему.
– Добрый день. Нам нужно сто тысяч подписей, чтобы запретить американцам ставить в эфир своих телеканалов русскую музыку – Нюшу, Диму Маликова, «Руки вверх». Мы не хотим, чтобы они пользовались нашими благами… Детям запретили выезжать, а это какие-то полумеры, надо серьезно ответить американцам!
– Добрый день. Вы, наверно, слышали про закон Магнитского, который унижает Россию. И мы собираем подписи, хотим запретить американцам заниматься сексом с российскими женщинами. Это надо на законодательном уровне запретить. Не могли бы вы поставить подпись? Вы ведь не собираетесь заниматься сексом с американцами?
– Нет, что вы! – отвечает девушка.
– Ну тогда подпишите, пожалуйста.
– Добрый день. Мы хотим запретить американцам покупать русские сувениры. Матрешки, ушанки, и, особенно, черную и красную икру, потому что они едят еще неродившуюся нашу православную рыбу. Поставьте, пожалуйста, подпись, чтобы американцы своими вонючими губами не ели нашу рыбу.
И так далее, и тому подобное. Одиннадцать эпизодов в сюжете – одиннадцать подписей.
Да, провокативные вопросы применимы в журналистике. И, возможно, в некоторой степени – в соцопросах. Но – на условиях полной анонимности. А ставить дурацкими вопросами совершенно конкретных рядовых людей в дурацкое положение перед всей страной – гнусность и низость. Авторы и редакторы, наверно, даже не понимали, что творят, не задумывались. Относились к людям, как к объектам воздействия. Точно так же, как и критикуемая ими власть
Один из моих американских знакомых прислал мне этот видеоролик с комментарием: «Хотят доказать, что Россия – страна запуганных идиотов?»
Насчет идиотов вопрос спорный. Говорят, в любой стране их процент век от века не меняется. А вот с запуганностью – правда, учитывая нашу историю, генетический страх перед властью. Ведь журналистов, особенно с телекамерами, многие наши люди воспринимают если не как часть власти, то как обслугу власти. Ну как не поддержать отповедь американцам – особенно «в обстановке международной напряженности» (штамп еще советской прессы).
Мне врезался в память такой эпизод. «Я с вами не согласна», – говорит одна из девушек. И – подписывает.
Да, запуганность – оправдание и объяснение. Только надо учитывать, что от запуганности до двоемыслия и двоедушия, до полного искажения сознания – один шаг. Среди россиян, желающих уехать из страны, 40% – по экономическим соображениям, и 33% – по политическим. То есть из боязни превратиться в двоедушных и двоемыслящих млекопитающих.
Недавний социологический опрос Левада-Центра показал: более половины (53%) наших граждан в возрасте от 18 до 24 лет хотели бы навсегда уехать из России. За последние десять лет эмиграционные настроения в молодежной среде выросли почти в два раза.
В среднем об отъезде на Запад думает каждый пятый – 21% опрошенных.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Фото сommons.wikimedia.org

Добавить комментарий

Loading...
Top