Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ЮРИЙ ЛУЖКОВ. МОСКВИЧ, КОТОРЫЙ СЛУЖИЛ МОСКВИЧАМ

ЮРИЙ ЛУЖКОВ. МОСКВИЧ, КОТОРЫЙ СЛУЖИЛ МОСКВИЧАМ

Лужков

…Уже после скандальной отставки, после потери многих «друзей», после нескольких лет пребывания в политической опале и информационном вакууме, он искренне удивился вопросу, который ему задал один иностранный журналист: «Господин Лужков, вы – счастливый человек?» «Какие могут быть сомнения? Конечно, я счастлив, потому что успел и сумел сделать немало хорошего, доброго для своего города, для своей страны, для многих людей».

К Лужкову почти никто не относился равнодушно. Его любили и ненавидели, обожали и поливали грязью, его носили на руках и поносили последними словами. Потому что он действовал, он принимал решения, он готов был отвечать за свои поступки лично, без оглядки на тех, кто рядом, выше, ниже. Он что-то лишнее снес и построил, отнял и отдал, разрешил и запретил. Но те, кто работал с Юрием Михайловичем, наверняка подтвердят: он искренне и глубоко любил Москву, желал ей и всем ее жителям добра. И его решения, его действия диктовались этими чувствами.
Как всякий творческий человек, Лужков был зачастую излишне эмоционален, субъективен – отсюда обиды неких властителей, бизнесменов и ученых. Но сколько важного, полезного и нового обрела столица за время его работы на посту градоначальника, в том числе благодаря именно этой творческой жилке! Дома и дороги, технологии и информационные системы, памятники и музеи, стадионы и школы – город регулярно пополнялся прекрасными, полезнейшими, суперсовременными объектами. А его новации в социальной сфере становились предметом подражания и зависти для всех региональных руководителей.
Одно из важных достижений мэра Лужкова – команда суперпрофессионалов, которую он собрал в столичном правительстве. Валерий Шанцев, Людмила Швецова, Владимир Ресин и многие другие его сподвижники были способны решить самые сложные задачи в рекордно короткие сроки. Прошедшие московскую школу специалисты пригодились и на федеральном уровне, передавая столичный опыт другим регионам России.
Его уход с поста мэра не был добровольным, но он нашел в себе силы спокойно и мудро передать дела новой коман­де. Не все, что потом было сделано в столице, Лужкова устраивало, но он тепло и позитивно отмечал успехи преемников во многих отраслях, по целому ряду важнейших направлений развития мегаполиса.
Да, у Юрия Лужкова были политические амбиции, которые нравились далеко не всем в Кремле, Белом доме и олигархических поместьях. Сейчас бессмысленно рассуждать о том, как изменилась бы жизнь страны, если бы какие-то из этих планов были реализованы. В одном я лично уверен: опыт, энергия, знания и патрио­тизм Лужкова могли быть использованы на государственном уровне гораздо полнее и эффективнее. Впрочем, сослагательное наклонение здесь не вполне уместно. Ему довелось сделать, свершить столько, что большинству коллег-начальников и не снилось.
Он любил свою семью и своих друзей. Он боготворил жену и дочек, он обожал пчел, теннис и горные лыжи, а также футбол, хорошую музыку и добрые споры за чашкой чая. Абсолютно городской житель, он искренне интересовался аграрной наукой и практикой, добившись и на этой ниве немалых успехов. Он в считаные минуты становился своим, родным в любой компании. За исключением, может быть, политического гадюшника, где его многие отвергали (за глаза, конечно) – кто из ревности, кто из зависти, кто из жадности…
Отдельно – об отношении Юрия Михайловича к прессе. Ему зачастую доставалось от журналистов, порой незаслуженно, больно, грязно. Он никогда не сводил счеты с критиками, не использовал свои огромные возможности, чтобы «дать сдачи». Объяснял такую терпимость просто: без свободы слова нет свободы жизни, нет движения вперед, нет демократии. А без всего этого – зачем жить и работать? «Критикуйте, только не врите, пожалуйста» – эта формула звучала неоднократно.
Лужков умел предвидеть порой неочевидные повороты истории. Задолго до провозглашения лозунга «Крым – наш!» он стал главным защитником Черноморского флота России, опорой и надеждой жителей Севастополя. Он был одним из наиболее авторитетных экспертов при выстраивании отношений с бывшими советскими республиками. Он стал близким соратником Владимира Путина, которого уважал и которому искренне верил до последнего дня жизни.
Не сомневаюсь, что со временем в Москве появятся и мемориал, и улица его имени, а может, и больница, и школа, и вуз. А главное – в большинстве московских квартир, особенно тех, что попроще, будут добрым словом поминать человека, честно послужившего Родине – большой и малой.

Шод Муладжанов.

Фото Анастасии Федоренко.

Добавить комментарий

Loading...
Top