Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ЧЕЛОВЕК, БЛАГОДАРЯ КОТОРОМУ НЕ СЛУЧИЛАСЬ ЯДЕРНАЯ ВОЙНА

ЧЕЛОВЕК, БЛАГОДАРЯ КОТОРОМУ НЕ СЛУЧИЛАСЬ ЯДЕРНАЯ ВОЙНА

Крестный отец атомной бомбы, самый неизвестный из самых заслуженных ученых – Кирилл Щелкин.

Премьерный показ документального фильма «Щелкин – крестный отец атомной бомбы», приуроченный к 70-летию реализации советского атомного проекта, состоялся в понедельник 16 декабря в Малом зале Совета Федерации.

Фильм рассказывает о трижды Герое Социалистического Труда Кирилле Ивановиче Щелкине, «самом неизвестном из самых заслуженных ученых».
Мероприятие инициировано Экспертным советом Межпарламентской комиссии по сотрудничеству Федерального Собрания РФ и Национального Собрания Рес­публики Армения.

В обсуждении фильма принял участие зампред Совета Федерации Юрий Воробьев, представители научного и экспертного сообщества, дочь Щелкина – Анна Кирилловна.

Журналист, писатель и драматург Владимир Губарев с сожалением сказал, что новое поколение уже не знает имен, знать которые надо – Щелкин, Курчатов, Зельдович.

С еще большим сожалением от себя могу сказать, что Губарев, конечно, неправ. Фамилию Щелкин не знает не только молодое поколение, но и я узнал впервые из анонса фильма о нем в СФ. Даже не знаю, чей это больше позор, только мой или советской просветительской политики, когда многие отечественные достижения от нас намеренно скрывали. Образование я получил мощное, и одним из моих учителей был основатель системно-точного направления науки Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский. Только после просмотра я узнал, что они со Щелкиным и Николаусом Рилем вблизи города Челябинск-70 удили рыбу. Рассказал Мишик Айразатович Казарян, физик в сфере лазерной физики и оптики, который был на месте жительства Тимофеева-Ресовского на Южном Урале в 2011 году. Дом сохраняют добровольцы, государством его память не увековечена.

Анна Кирилловна рассказала о своем отце, что он был обаятельным и веселым человеком, никогда ни о ком не говорил плохо. Но в принципиальных вопросах занимал непримиримую позицию. На похороны пришли офицеры и говорили, что Кирилл Иванович человек, благодаря которому не случилась ядерная война. По словам дочери Щелкина, после лишения всех наград их так и не вернули.

Возмущенный фактом забвения, один из самых активных депутатов Госдумы Олег Нилов после просмотра в СФ взялся возглавить работу по увековечению памяти отечественных ученых, начиная со Щелкина.

По информации Wikipedia, Кирилл Иванович Щёлкин (Киракос Оганесович Метаксян, 1911 Тифлис – 1968 Москва) как ученый начинал с исследований турбулентности в процессах горения и детонации. Именно Щёлкин расписался в получении первого советского атомного взрывного устройства РДС-1 из сборочного цеха. Название произошло от правительственного постановления, где атомная бомба была зашифрована как «реактивный двигатель специальный». В документах сохранилось, что за изделие РСД-1 ответственен Щёлкин. Именно он 29 августа 1949 года на Семипалатинском испытательном полигоне вложил инициирующий заряд в плутониевую сферу РДС-1. Именно он вышел последним и опломбировал вход в башню с РДС-1 и нажал кнопку «Пуск».

Фильм «Щелкин – крестный отец атомной бомбы» является, на мой взгляд, лучшим образцом кинодокументалистики, причем не только отечественной. Он грамотно выстроен и за пятьдесят минут экранного времени раскрывает максимум информации для широкой аудитории. Автор фильма Армаис Камалов отметил, представлена только верхушка айсберга. То есть в данном случае создатели фильма столкнулись с нелегкой проблемой выбора.
После смерти Сталина только Берия знал об атомном оружии. Игорь Курчатов назвал Берия его создателем. Берия был расстрелян.

Согласно экранному тексту, Щелкин действительно был непримиримым в принципиальных вопросах. После решения о создании на Урале НИИ-1011, дублера НИИ-11, руководителем утвержден Щелкин, ему было 44 года. Ухитрился дважды довести Хрущева до исступления. Первый раз, когда настоял на размещении НИИ-1011 не в крупном Челябинске, а в нынешнем Снежинске (Челябинск-70). Второй – когда они с Курчатовым посчитали, что ядерный паритет достигнут и наращивать мощность бомбы не нужно, на базе оружейных технологий следует разрабатывать мирный атом. Хрущев настаивал на сотне мегатонн. Щелкин полагал, достаточно одной. В параллельных работах Сахарова и Щелкина было достигнуто пятьдесят мегатонн.

В советских атомных проектах не было ни одной аварии, если не считать первого антинаучного эксперимента над страной на ЧАЭС, открывшего дорогу деструктивным реформам. А тогда, четвертью века ранее, Щелкин отказал Королеву в установке атомной боеголовки на «эту штуку», пока не будет повышена надежность. На надежность ушло семь месяцев.

После просмотра мне растолковали физики, что в фильме есть некоторая приукрашенность и что проект Сахарова был слабее. Но он был больше политик и на испытания пошел его проект водородной бомбы. Правда, возможно, после закрытой беседы со Щелкиным Сахаров учел и использовал его опыт.
История не рассудила спор физика и генсека. Как было сказано, будущее творит не власть, а наука. Однако развитие геополитики показало правоту власти с ориентацией на позицию не физиков, но дипломатов, о необходимости многократного превосходства.

Тем более странно, что, настаивая на «царь-бомбе», генсек Хрущев легко сдал Вашингтону кибернетику и принудительно закрыл успешные передовые на тот момент разработки государственной информационной системы.

Вот так же и в судьбе Щелкина можно обнаружить нелогичные расхождения. Сталин был виртуозом политики сдержек и противовесов, сам принимал решения по мере созревания конкретной ситуации, меняя значимость фигур по ходу пьесы. Хрущев стремился решать все за всех, но перед ним уже не было такого страха.

Щелкин возглавлял НИИ-1011 всего пять лет, с 1955 по 1960 г. В итоге несогласия с решениями генсека лишился наград и права возвращаться в ядерные центры. Анастас Микоян своей рукой снизил уже назначенную пенсию с 400 до 200 рублей в месяц.

Щелкин взял бюллетень с намерением оформить инвалидность и уволиться. Однако в беседе с Курчатовым они успели проговорить планы мирного атома. Решили, что будущее за термоядом. На следующий день Курчатов неожиданно умер и их планы получили развитие позже уже без них.
Отцов-основателей ядерной физики косила лучевая болезнь.

Тем не менее без науки Щелкин не остался. Вернулся в Институт химической физики и вновь занялся горением. Стал активным популяризатором науки и борцом за чистоту природы.

Похоронен на Новодевичьем. На надгробии надпись: «Ученый, труженик, солдат».

Из-за подписки неразглашения на 25 лет сам Щелкин рассказать историю разработок не смог.

Мне бы, конечно, очень хотелось, чтобы идея по увековечению памяти отечественных ученых воплотилась в какие-то действия с результатами при моей жизни. Спасибо, что депутат Олег Нилов взялся. Однако оптимизм мне подрезал тот факт, что из всех моих публикаций по-настоящему опасные угрозы последовали за статьей о пропаже архива Тимофеева-Ресовского, вывезенного из Берлин-Буха.

По сравнению с Тимофеевым-Ресовским Щелкину, можно сказать, «повезло»: физик остался неизвестным, а генетику досталась массированная кампания дискредитации с тлеющим до сих пор хвостом.

Лев МОСКОВКИН

Добавить комментарий

Loading...
Top