Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > О ЗАБВЕНИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ И РЕЗОНАНСНЫХ ОБСУЖДЕНИЯХ

О ЗАБВЕНИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ И РЕЗОНАНСНЫХ ОБСУЖДЕНИЯХ

Парламентская конкуренция: бег в мешках выигрывает не тот, кто быстрее бегает, а кто лучше бегает в мешках.

В последние годы остро стоит вопрос забвения русских и советских ученых, для чего в мире принимается не меньше усилий, чем по отечественным спортсменам. Совет Федерации поднимал вопрос о присуждении англосаксам нобелевских премий за открытия российских ученых по физике. Практически все наши открытия в генетике либо вообще не получили признания, либо тоже ушли на Запад.

Мне особую боль доставляет дискредитация выдающегося генетика-эволюциониста Николая Владимировича Тимофеева-Ресовского, который запустил точный формат науки. На него вообще никто не ссылается. Я еще студентом пострадал за выпады в его защиту. А за статью в «Московской правде» уже после его смерти мне угрожали так, как ни по одному другому вопросу.

Очевидно, Совет Федерации занимается вопросом увековечения памяти наших ученых, если во вторник по инициативе зампреда палаты Юрия Воробьева на Большой Дмитровке состоялся премьерный показ документального фильма «Щелкин – крестный отец атомной бомбы», приуроченный к 70-летию реализации советского атомного проекта.

К моему стыду, я впервые узнал эту фамилию. Из фильма следует, что первым отцом водородной бомбы был вовсе не Андрей Сахаров, а Кирилл Щелкин. По принципу организации советской науки для создания конкуренции работы велись параллельно. Проект Сахарова отставал, но он был больше политик и на испытания пошло его изделие. Должны были испытать оба, а получилось так, как часто бывает в науке: бег в мешках выигрывает не тот, кто быстрее бегает, а кто лучше бегает в мешках.

На следующий день во вторник перед началом пленарного заседания Думы замруководителя фракции единороссов Андрей Исаев провел групповую итоговую пресс-конференцию. Поскольку меня заранее попросили сократиться, я пропустил вперед других. Когда вопросы пошли по второму кругу, мне стало неуютно. Спрашивали про экологию и про самозанятых. На мой взгляд, тот же заемный труд без гарантий. Макаров говорил, что это эксперимент, об итогах которого можно будет сказать позже. Исаев молчал. На него свалилась тема лекарств и пока принятые решения саботируются.

Нет у коллег способности выбирать существенное. Почему-то никто из журналистов не догадался поднять тему, ставшую доминантой среди тактических достижений уходящего года – трансформация бюджетного процесса для кардинального ускорения.

Приняты беспрецедентные меры по эффективности бюджетного процесса. Будут они проконтролированы в выполнении? Политической воли хватит по всей цепочке?

Ответил Макаров как председатель ответственного комитета по бюджету. Может я плохо спросил, но меня интересовало другое: гарантии исполнения. Почему-то мне кажется, что если Дума не приложит титанические усилия по доведению бюджетных ассигнований до конечных исполнителей, все бюджетные достижения будут нивелированы.

Собственно именно на этом настаивал председатель Вячеслав Володин, указывая депутатам на личную ответственность за свои регионы. В этой Думе не понимают не только меня, но и своего председателя.

Ну ладно, ответил, как ответил. Но зачем он полез в тему увековечения памяти отечественных ученых?

Из принципа «страна должна знать своих героев» привожу непрошенный ответ Андрея Макарова полностью с диктофона: «Ну и последний вопрос, на который я хотел бы ответить, это строго говоря, наверно очень много ученых сделали водородную бомбу. И атомную тоже. Я думаю, их много делали, вряд ли кто-то один их делал. Она такая большая была, что в общем один вряд ли кто-то смог сделать. И наверное все они заслуживают памятников, и заслуживают памяти и так далее. Я думаю, что все-таки… вы знаете, когда мы говорим об Андрее Дмитриевиче Сахарове, мне посчастливилось знать его лично, я по его просьбе защищал людей в двух процессах – Комитет «Карабах» и Ногинская газета, когда всех их уволили. Вы знаете, я просто помню, как он стоял на съезде народных депутатов СССР на трибуне, вышел, первое выступление и начал со слов: «Мне вчера позвонила девочка, она плакала», – вот для него это было важно. И может быть если бы тогда депутаты, власть, на самом деле потому что не только депутатов касалось, услышала то, что он говорит, глядишь, сейчас еще бы та страна, которую мы потеряли. Сахаров ничему не учил, он показывал пример. Я надеюсь, его пример останется лучшим памятником»

Я уважаю позицию тех, для кого президент Ельцин и академик Сахаров остаются типа горьковского Данко проводниками в светлое будущее. Однако ход истории уже тогда показывал обратное. Безальтернативным отцом водородной бомбы был признан Сахаров как удобная Западу фигура. Что он там сделал, какая бомба, да какая разница. Что за девочка плачет и по какому поводу, неизвестно.

С тех пор мир слушает больше разных девочек, чем науку.

Однако факт: страна существует, потому что ее опасно бомбить. Опасно бомбить из-за атомного оружия стратегического сдерживания. В то же время доподлинно известно, что тогда Сахарова слушали намного более внимательно, чем Макарова сейчас. Он иногда суперважные вещи говорит, доказывающие неадекватность навязанного тогда пути. В том числе навязанного с участием Сахарова.

Когда Макаров с трибуны критиковал  депутата Оксану Дмитриеву, было понятно. Защищал позицию Минфина, которую сам же вынужден критиковать уже без нее. Ко мне как журналисту у него очень настороженное отношение. Причины мне неведомы.

Не хотят единороссы возиться с доказательствами достижений советской науки, могли бы отделаться дежурными словами о поддержке идеи от лица руководства фракции. Макарова-то никто за язык не тянул, по собственной неуемной инициативе раскрыл свою сущность. Исаев его поблагодарил за слова о Сахарове.

Я вообще-то поставил вопрос о Тимофееве-Ресовском и в СФ на этот раз меня услышали и поняли. Правда, в прошлом запрещали озвучивать тему памятника Николаю Данилевскому в Крыму. А в Думе и сейчас обструкция.

Короткая сессия прошла бурно и завершается широкой серией аккордов. К сожалению, демарш депутата Макарова для меня сработал правилом тринадцатого удара: если часы бьют тринадцать раз, возникает сомнение в предыдущих двенадцати. В голове встает череда думских проколов, включая стайную атаку палаты на авторов закона о суверенном Рунете. Один из последних проколов случился на предпоследнем пленарном заседании сессии после пресс-конференции единороссов.

Второе чтение законопроекта об экологическом сборе с поправками сенатора Алексея Майорова депутаты превратили в митинг, транслируя позицию противников технологий сжигания мусора. Законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» был внесен правительством и очевидно те поправки, которые подписал Майоров, тоже инициированы правительством.

Противники поправок фактически унаследовали политическую позицию антиэкологической партии «Яблоко», активисты которой много лет блокировали строительство мусоросжигательных заводов. Председатель комитета по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов тщетно пытался растолковать суть поправок. Основное в будущем законе – запрет на сжигание непереработанного мусора, из которого не отделены полезные фракции.

Тут требуется пояснение. Под давлением всевозможных активистов, которым гарантирована внешняя юридическая защита, в России блокировалось строительство производств лучших современных технологий и в том числе мусоросжигания. Для дискредитации технологии и параллельного распила по коррупционным схемам закупался укороченный цикл с недопустимыми выбросами. Угроза тщательно организованного мусорного коллапса заставила взять процесс под контроль и ускорить строительство. Закон с поправками Майорова принимается под ситуацию, которая сложилась, с целью минимизации интегрального вреда совокупно природе, производству и населению.

Потеряны десятилетия. Мусорная реформа вошла в неуправляемый режим с обострением, но страна справилась. Катастрофы не произошло. Спорщики в Думе пытались хоть немного затормозить процесс и для этого пригласить «экологов». Для либеральных СМИ этот законопроект стал основным в анонсах заседания Думы. Однако с его началом председатель Володин ловким приемом переключил внимание журналистов на сексизм. Коммунист Николай Коломейцев пытался протестовать, но авторитарный либерал Жириновский подхватил и развил тему в широком спектре от пяти полов до одних самок.

Спектакль разыграли для одного зрителя в гостевой ложе, председателя ПАСЕ Лилиан Мори-Паскье. Россию ограничили в постах на международных площадках, а креатурам Вашингтона уровень дискуссии в Думе недоступен. Володин это знает и работает с либералами штучно.

Мне хотелось бы дожить до понимания, что экология – это наука, а на улице не экологи, чтобы СМИ перестали их бездумно транслировать. Об этом я сказал на пресс-конференции единороссов после вопроса Бурматову. В итоге на заседании Думы произошло ровно то, чего я давно и безуспешно призываю избежать.

Опять та же песня. Почему-то Алексей Майоров в МИА «Россия сегодня» и даже ведущая той пресс-конференции меня поняли, а депутаты до сих пор не слышат. Ориентируются на позицию источников с неадекватными целями.

Пока же благодаря экстренно принятым мерам с мусором ситуация все же лучше, чем, например, с расселением аварийного жилья. Поэтому в самой Думе больше внимания вызвал законопроект второго чтения «О внесении изменений в Жилищный кодекс РФ и Федеральный закон «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» в части переселения граждан из аварийного жилищного фонда».

Законопроект правительственный. По поправкам спорили долго и взаимопонимания не достигли. С улицы внимания к нему нет. Соответственно у меня нет уверенности в наличии политической воли решить проблему. Фонд ЖКХ пытаются переключить на временное маневренное жилье вместо постоянного, чтобы расселять аварийку без прав на жилье вопреки Конституции. Альтернатива – компенсация до восьми тыс за метр и иди на все четыре стороны.

Я поставил вопрос перед единороссами о нежелании строить жилье в стране. Также о новой проблеме так называемого самостроя, к которому относят все, где можно найти ошибки и несоответствия в правоустанавливающих документах. Накануне единоросс Павел Федяев провел круглый стол с участием выселяемых из добротного жилья, предназначенного чьей-то злой волей под снос. Вменяемых ответов не было. Непонятно даже то, уполномочен ли депутат Федяев партией и соответственно дан ли старт решения проблемы или это его собственная инициатива, за которой ничего кроме бессмысленного сноса не последует.

Перестройка с Сахаровым давно прошла, но идеалы живут. Ничего не меняется.

Лев МОСКОВКИН

Добавить комментарий

Loading...
Top