Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ЛЮБИМЫЙ ГОРОД МОЖЕТ СПАТЬ СПОКОЙНО

ЛЮБИМЫЙ ГОРОД МОЖЕТ СПАТЬ СПОКОЙНО

Эрик Котляр

Главная дата 2020 года — это исторический юбилей нашей Победы над фашистской Германией. Западная пропаганда накануне знаменательного юбилея старается всячески умалить роль нашей страны в разгроме фашистской Германии, приписывая победные лавры исключительно странам американо–английского блока.
Советский Союз, заключая с Германией пакт о ненападении в 1939 году, знал о возможной войне и готовился к ней. Посмотрите в интернете кинокартину «Если завтра война», снятую как раз в это время, она полностью опровергает утверждения о том, что страна не ожидала нападения фашистской Германии. В 1940 году, ровно через год после заключения с Германией пакта о ненападении, благодаря которому и появилась возможность мобилизации внутренних ресурсов, был издан стратегический указ о создании резерва квалифицированной рабочей силы, способной в случае войны быстро заполнить рабочие места на заводах и фабриках. Что также подтверждает подготовку нашей страны к возможной войне
Посол фашистской Германии Вернер фон Шуленберг немедленно сообщил об этом в Берлин, проинформировав Гитлера о том , что русские создали новую мобильную систему подготовки рабочих, готовую в военной обстановке экстренно расширить отрасли оборонной промышленности с помощью призыва молодого рабочего состава. Посол как в воду глядел. Все произошло именно так. Одно не учел фон Шуленберг – молодая смена оказалась не только профессионально подготовленной, но и морально готовой к защите родной страны.
«Московская правда» продолжает серию очерков «Маленькие кузнецы большой Победы» Эрика Котляра.

 

В архивах военных лет хранится пожелтевший от времени документ. Он донес до наших дней поразительный факт: «Во время производственной практики группа учащихся ремесленного училища под руководством своего мастера собрала за неделю военный истребитель».
Незадолго до войны на экранах демонстрировался художественный фильм «Истребители». Главного героя в картине талантливо сыграл тогда молодой артист Марк Бернес. Он подарил зрителям песню о любимом городе. Пела ее вся страна от мала до велика.
Возможно, слова песни вспомнил летчик Петр Шавурин, когда по боевой тревоге поднял ночью свой истребитель и повел его над освещенным луной городом, раскинувшимся по берегам большой реки.
Здесь Петр родился, выучился и исходил каждую улицу. И ещё хорошо знал летчик – в его родном городе действует крупный авиационный завод, выполняющий задания секретной важности.
Предприятие постоянно привлекало внимание фашистов. Они атаковали город по нескольку раз в сутки. Несмотря на кольцо воздушной обороны вокруг города, дежурные «ястребки» взмывали в небо по несколько раз в сутки.
Вот и сейчас Петр Шавурин внимательно вглядывался в небо, усеянное августовскими звездами. Луна выкатилась между облаками и в её ярком свете внизу каждый дом стал виден, как на отчетливой фотографии. Вот центральная площадь у стен древней крепости, а там, дальше, на другом берегу, рассыпались спичечные коробки заводских построек. Лучшей погоды для бомбёжки не бывает!
«Какая задача может быть у немца, – размышлял летчик, – Прорваться через зенитный заслон, а дальше все просто. Прокрасться, прикрываясь завесой облаков, и ударить острием пике в завод, когда вокруг ничего не напоминает об опасности! Коварный план! Но не пройдет этот номер у немца!».
Шавурин всмотрелся в скопление облаков, выключил мотор, затем завалив вбок машину, скользнул в ближнюю тучку и начал тихо планировать.
Маневр удался. Немецкий пилот, уверовав, что русский летчик, не обнаружив опасности, отправился на свой аэродром, вынырнул из гущи облаков и направил юнкерс в сторону завода.
В тот же миг его фюзеляж прошила долгая пулеметная очередь. Это сверху атаковал Шавурин. Фашист ответил встречным огнем и попытался скрыться из зоны видимости.
И вот тут Шавурина осенила внезапна догадка. Принимая бой, немецкий летчик упорно тянет в сторону завода, чтобы сбросить на него свой смертоносный груз! Шавурин изо всех сил давил на гашетку…но очереди не было. Или заглох автомат, или вышел весь боезапас? Что же делать? А корпуса завода внизу все ближе и ближе…
И Шавурин вдруг ясно представил, как сейчас заступают на рабочую смену молодые ребята и девчонки, многих из которых он помнил ещё по школе. Немца надо было остановить любой ценой, даже если бы для этого потребовалось схватить руками самолет врага!
– И тут – рассказывал потом Шавурин на встрече с рабочими завода, – меня охватила такая злость, какой я никогда не чувствовал раньше! Оглушительный удар отключил сознание! Пришлось собрать в комок всю волю, чтобы взять себя в руки.
Внизу, оставляя за собой густой дымовой шлейф, боком падал протараненный юнкерс. В затуманенном сознании летчика билась одна мысль – увести охваченный пламенем падающий истребитель за реку, подальше от заводских корпусов.
Так закончил свой рассказ Петр Шавурин, приехав на завод из госпиталя. Слушавший его ремесленник Коля Орехов не выдержал:
– А вы сами–то, как же?
– Да вот, – усмехнулся летчик – успел покинуть самолет. А двух немцев взяли в плен. Асы… С железными крестами за Европу. Ещё два фашиста в самолете сгорели.
На следующий день группа ремесленников собралась в красном уголке.
– Шавурин, рискуя своей жизнью, спас завод и тех из нас, кто работал в той ночной смене, –сказала Нина Копылова.
Молодой, чуть старше по возрасту ремесленников летчик совершил подвиг. Читая в газетах описание очередного тарана на фронте, ребята живо представляли себе картину воздушного боя: головокружительные виражи, смелый заход Шавурина на самолет противника, винт истребителя. вспарывающий серое «туловище» фашиста!
И произошло это здесь, прямо над их заводом, да и совершил подвиг их товарищ, многие встречались с ним на улицах, в школе. Никому и в голову не могло прийти, что перед ними герой!
– Надо что–то ему подарить, – сказала Нина, – вот только что?
– Вчера испытывали новые металлорежущие станки, – выступил с предложением Ваня Кожин, – они легко обрабатывают самую прочную сталь. Можно сделать кинжал из легированной стали. А рукоятку наберем из разноцветного плексигласа. Ему на фронте такой подарок пригодится.
Или портсигар с крышкой-зажигалкой. Как захочет закурить – сразу вспомнит наше училище.
Ребята призадумались. Предложение их товарища всем понравилось, но все же для человека, спасшего целый завод, нужен другой подарок!
И вот тут взял слово Леня Козлов:
– Ребята! Защищая нас, Шавурин жертвовал собой и самолетом. Сам он, к счастью, остался живым. А самолет–то погиб! Давайте подарим нашему летчику новый истребитель!
И в самом деле! Какой ещё подарок может быть дороже для летчика? Нет, положительно Лёня молодец! Здорово сообразил.
Выбор подарка устраивал всех. Но надо было продумать, как приступить к этому сложному делу?
Времени не хватало. Завод постановил – работать будем сверхурочно! И когда ребята пришли к директору училища, чтобы поделиться своей затеей, он недоверчиво покачал головой:
– Задумка неплохая, – согласился он, – но как можно это выполнить в короткий срок? Ведь через неделю–другую Шавурин выпишется из госпиталя и вернется в действующую армию.
– Не выйдем из цехов, пока не соберем машину, – твердо заявили активисты училища. – Просим поддержать нашу просьбу в дирекции завода!
Дни замелькали, как кадры кинохроники! Дополнительные задания разделили между группами станочников и деревообработчиков. Счет выполненных работ вели на обороте фронтовых нарядов, куда сверх норм записывали работы по изготовлению «комсомольского» «ястребка». Работали, не отлучаясь по несколько дней дальше заводских ворот. Но несмотря на все усилия, вскоре стало ясно – к назначенному сроку справиться не удастся…
Тогда фрезеровщик Морев перешел сразу на два станка и его норма выработки выросла вдвое. Его сменщик Демин, используя способ Морева, выдал тридцать шесть деталей, опередив самого изобретателя. Слесарь Васильев добился еще более успешного результата.
Мастер Воинов, руководивший работой по сборке самолета, только диву давался, глядя, с каким азартом работают ребята и как не считаются они со временем, не жалея последних сил. Он предложил им перенести сверловку со станков прямо на каркас рождаемой машины. Сверловка на корпусе сначала показалась неудобной и даже трудоемкой, но зато, кода ребята овладели навыками новой работы, общая производительность выросла сразу в четыре раза! И это за счет сокращения сразу четырех операций, ставших ненужными.
До конца работы оставалось совсем немного, когда главный инженер завода переключил все цехи на выполнение важного задания. Ребята заволновались: как же так? Теперь, когда серебристая птица вот–вот взовьется в небо и начнет свою боевую жизнь, вдруг надо остановить работу и приниматься за другой заказ! А к тому времени, когда они освободятся и им разрешат вновь вернуться к прерванной работе, Шавурин на фронте будет бить врага на другом, не на их самолете…
Мастер Воинов лично ходил к директору завода и получил разрешение ещё на три дня сверхурочных работ – но ни на один час больше!
Трое суток превратились в одну сплошную смену – об усталости и сне никто не вспоминал, впереди была ленточка финиша, и все ощущали прилив силы. Наверное, это было то самое, что в спорте называют «вторым дыханием». Не тратили ни одной секунды даром, научились беречь драгоценное время.
Матовое, дюралюминивое «туловище» народного мстителя рождалось на глазах. Истекли третьи сутки и с их исходом, наконец, наступил долгожданный трудовой финиш! Весь завод охватило чувство торжества. Да и как было не торжествовать, если Петр Шавурин, смущенный и пораженный неожиданным подарком, созданным в рекордно короткий срок, поднял в небо новенькую машину с красной звездочкой на борту – открытым счетом первого сбитого в бою самолета противника, и, совершив несколько фигур, приземлился на заводском аэродроме. Ласково погладив серебристый металл, летчик сказал:
– Отличный «ястребок»! Хорошо держит скорость, послушный в управлении. Обещаю вам, ребята, к звезде, нарисованной вами на фюзеляже, добавить ещё много, много звезд.
Шло время. Смелый летчик не раз бросал в яростную атаку истребитель, построенный молодыми ребятами из его родного города. И каждый раз в скоростном броске, сливаясь с машиной в одно целое, Шавурин вспоминал, что он и его самолет – земляки!

Эрик Котляр.

Добавить комментарий

Loading...
Top