Вы здесь
Главная > #СМОТРИ/СЛУШАЙ > ЛОВИСЬ, ЩУКА, НЕМАЛЕНЬКАЯ!

ЛОВИСЬ, ЩУКА, НЕМАЛЕНЬКАЯ!

У огромных ведер отрастают ноги, и они лихо пускаются в пляс. По залам дворца Королевская Дочь устраивает слалом на сундуке. Живое дерево возмущенно лупит высокомерного вельможу, брезгливо утверждающего, что у «народа – красная рожа». Премьера сказки «По щучьему велению» в постановке Олега Лабозина прошла в Театре на Покровке под восторги и аплодисменты юных зрителей.

«Ох, да как бы из рук дорогих не упало домотканое счастье мое…» Слова этого старинного романса как нельзя более подходят к описанию того, что юные москвичи увидели в минувшие выходные на сцене Театра на Покровке.
Стараниями художника Виктора Шилькрота сцена “Покровки” превращена в это самое «домотканое счастье». Перед нами – горница в деревенской избе, стены которой обтянуты ситцевой тканью с большим количеством разноцветных заплаточек, что придает помещению особый колорит и уют. Огромный чугунок с кашей примостился в русской печи. Валенки затесались в угол. Рядом с печью – деревянная кадушка для соления капусты и огурцов: щи да каша – пища наша! Тихое блеяние козы за стеной перемежается со звуками песни, которую обычно поет матушка, укачивая в люльке. А еще со звуками богатырского храпа – это на печи сладко спит лоботряс Емеля (Артем Сухоруков).


Лоботряс-то Емеля лоботряс, да только очень добрый. И вовсе не дурак. Поэтому, отправляясь к речке за водой по требованию родственницы Клавки (Анна Карабаева) – бабы вздорной и властной, Емеля по доброте душевной, выловив говорящую Щуку из воды, отпускает ее восвояси. Отпускает, правда, не совсем бескорыстно: Щука обещает исполнять все его желания. Да только вот Щука могла Емелю и обмануть. А он поверил. И значит, человек он честный и людям врать не любит.
Жизнь Емели в избе могла быть вовсе отравлена воплями злюки-Клавки (у той своя правда – она хозяйство одна на себе тащит), муж-то все время в поле. Но, к счастью, живет в той же избе еще и Варька (красавица Ольга Богомазова), по уши влюбленная в Емелю. Варька млеет от каждого его слова. А когда слово Емели перечит общему укладу их устоявшейся жизни, Варька носится с парнем, словно с ребенком, – уговаривает, упрашивает, увещевает. Варька – девушка трудолюбивая. «Ей без дела не сидится, без работы ей – тоска. То в руках играют спицы, то рабочая доска». Кстати, пьесу и веселые стихи в ней написала драматург Ольга Черепова.
Так и живут. Нет необходимости пересказывать известную всем историю русской сказки о коварных планах придворного Вельможи, тайно мечтающего жениться на царевне Марфиньке -капризнице (Анна Серпенёва) и заполучить половину царства. Сказку эту все знают с детства. Царевна в интерпретации «Покровки» не просто визглива, но и жестокосердна. А царь хоть и простодушно-глуповат, но трепетно любит дочь, очень за нее переживает. Царя играет великолепный Олег Тарасов – тот самый, который играет и вертлявого, витийствующего Хлестакова из гоголевского «Ревизора». Но здесь его талантом создан совсем иной образ.


А Вельможа в исполнении Андрея Сумцова демонстрирует чудеса гуттаперчивости, за которые маленькие зрители так полюбили этого артиста, сыгравшего обаятельного молодого мангуста в детском спектакле «Рикки-Тикки-Тави».
С легкой руки режиссера Олега Лобозина в сказке «По щучьему велению» есть и элементы восточных единоборств, и каскадерские драки. Здесь происходят босоногие бои… на ботинках, печь разъезжает по сцене, как раритетное авто, а стражники (Григорий Мосоянц и Алексей Терехов) напоминают два неотесанных бревна. Короче, здесь совсем не скучно: «и страдает государство без наследника на царство».


В любой сказке есть намек. В этой он тоже имеется. Мораль ее в том, что ничто в реальной жизни не совершается по щучьему веленью. Но человек вполне сам может сделать себя необыкновенным. И никакие Щуки ему для этого не нужны.
Именно эту истину детям и предстоит открыть в финале.

Елена Курбанова.

Добавить комментарий

Loading...
Top