Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ЭТО НЕ ПРОПАГАНДА – ЭТО БЕЗДУМЬЕ

ЭТО НЕ ПРОПАГАНДА – ЭТО БЕЗДУМЬЕ

наркотики

В редакциях, в сетевых кругах обеспокоены законопроектами об ужесточении наказания за пропаганду наркотиков в интернете. Пропаганда есть, причем ужас в том, что не только на самопальных сайтах, но и в серьезных изданиях. Здесь она не намеренная, а по недомыслию, что не снижает потенциальный вред.

Опасения по поводу законопроектов понятны. От формулировок, допускающих расширительные и произвольные толкования – до правоприменительной практики. Все боятся, что начнут хватать, сажать и штрафовать за анекдоты, кадры из фильмов, мемы, за любое слово. Как происходило и происходит со статьей УК об экстремизме. Кто будет давать экспертные заключения? Лингвисты из райотделов полиции? Юристы из «добровольных обществ борьбы-со-всем-что-нам-не-ндравится»? Тексты законопроектов сами по себе внушают тревогу и… уныние от их уровня.

Ну куда наши государственные деятели торопятся?! Спешат угодить, быстрее отметиться на выигрышной теме? В сентябре представитель движения «Трезвая Россия» попросил президента Путина принять меры к рекламе наркотиков на улицах, в интернете. 26 октября президент дал поручение правительству. И уже через 3 дня – бац-бац! – партия «Справедливая Россия» внесла в Госдуму законопроект. За 3 дня получили консультации всех специалистов? Или депутаты сами все знают и все науки превзошли? Однако их законопроект в кремлевской администрации назвали «самостоятельной инициативой». Его вернули авторам, поскольку в нем «не соблюдены необходимые требования». Вообще-то в любой другой среде – не политической, не государственной – такие дипломатические формулировки равносильны приговору в профессиональной непригодности.

Правительственный законопроект, внесенный в Госдуму в январе, проработан основательней, но и к нему есть вопросы. Например, в пояснительной записке говорится: «В целях пропаганды потребления наркотиков и размещения сведений о местах их приобретения злоумышленниками активно используются социальные сети, интернет-площадки…. Принято более 12 тыс. экспертных решений об ограничении доступа к интернет-ресурсам, распространяющим запрещенную информацию о наркотиках».

Не трудно заметить, что здесь в одну кучу свалены «пропаганда» и «сведения о местах размещения».  А это – совершенно разные вещи. «Сведения о местах размещения» и «рекламу» можно квалифицировать как сбыт или содействие в сбыте наркотиков. На то есть статья 228 Уголовного кодекса РФ. Наверно, ее можно и надо дополнить в соответствии с новыми реалиями. Скажем, с учетом роли того же даркнета.

И вообще – что такое «пропаганда наркотиков»? Правительственный законопроект не дает юридического определения. Так можно ли привлекать к административной или даже уголовной ответственности за то, чему нет юридического определения?! Тем более – фактически приравнивать к сбыту наркотиков.

В законопроекте «Справедливой России» определение есть: «Деятельность по распространению материалов и (или) информации, направленных на формирование у лица нейтрального, терпимого либо положительного отношения к таким средствам(выделено мною. – С.Б.), веществам, растениям и их прекурсорам, а также их частям либо представления о допустимости их употребления, хранения или оборота».

Близко к делу. Они, такие «материалы и (или) информации» есть. Причем, что ужаснее всего, не только на самопальных сайтах в интернете – в прессе, в серьезных изданиях. Конечно, не намеренные, а по незнанию, бездумью, что не снижает потенциальный вред.

О них и поведу речь. Например, в давние уже года в предисловии к книге популярного в некоторых кругах американского философа и писателя Карлоса Кастанеды наш, российский кандидат философских наук писал об употреблении галлюциногенов чуть ли не как о бунте молодежи против существующих порядков: «Каждый человек приговорен к конкретной земной участи. Это немножко безрадостно… Молодые радикалы 60-х годов во многих западных странах представляли индивидуальную жизнь как смену карнавальных масок. Хватит быть клерком, поеду в индейскую резервацию».

В каких эмпиреях надо витать, чтобы вот так походя говорить о страшной заразе? Люди, пристрастившиеся к галлюциногенам, проще говоря, наркоманы – живут на грани: на грани сознания и умопомешательства, тюрьмы и воли, жизни и смерти. И уж конечно – за гранью нормального человеческого существования вообще.

Если философствования этого кандидата наук о Костанеде и его герое перевести на язык нашей реальности, то мы увидим обыкновенный притон с жалкими, несчастными наркошами. Любое упоминание о наркотике как о чем-то безобидном, тем более как о «средстве приобретения знания» – все равно что пропаганда истребления детей. Пусть и невольная, по недомыслию.

Примерно в те же времена массовый еженедельный журнал главной темой номера сделал «мифы о наркотиках». Так и называлась подборка. Авторы разглагольствовали обо всем, начитавшись таких же поверхностных материалов в нашей и зарубежной печати, и в конце концов поставили знак равенства между наркозависимостью и алкоголизмом. Только водка, рассуждали они, продается в магазинах, а марихуана и героин запрещены. Почему?

Тот же журнал тогда напечатал мою резкую реплику-отклик. Я писал, что авторы не задумываются о том, как их псевдосмелые-псевдоумствования аукнутся в среде подростков. Только так: «Люди! Оказывается, водка и наркота – один хрен! Так в журнале пишут! Значит – можно! Ничего страшного!».
На самом же деле – и это надо объяснить прежде всего – между алкоголизмом и наркоманией в медицинском смысле такая же разница, как между человеком и человекоподобным пришельцем с другой планеты. Те же руки, те же ноги, но – не человек.

Наверно, тут главное слово – непознаваемость.

Алкоголизм – лечится, вылечивается. Медицина знает центр алкозависимости и может его подавить. А вот центра наркозависимости наука не знает, не выявила. Врачи могут только помочь, но не вылечить в абсолютном медицинском смысле. Только снять ломки, очистить организм, а психологическую зависимость устранить не могут. Остальное зависит только от силы воли, решимости больного. Все наркоманы, с которыми я говорил (персонажи моей книги), мечтали вылечиться! Но далеко не у всех получалось.

Еще одна беда, и очень большая – интервью со звездами шоу-бизнеса. Они ведь для многих подростков – кумиры. Прочитав некоторые откровения, юнцы решат, что в наркоте нет ничего страшного: захотел – попробовал, захотел – бросил. И без опасений идут на первую затяжку, на первый укол – и попадают в смертельную ловушку.

Я далек от того, чтобы заподозрить этих людей из шоу-бизнеса в преднамеренной пропаганде наркотиков. Вовсе нет. Это их представления о «крутизне» – вот и выдают себя за тех, кто все прошел, кому сам черт не брат.

На самом же деле почти никто из этих артистов, публично заявляющих о своем наркоманском прошлом, наркоманом никогда не был, к счастью. Это говорится, повторю, для создания «суперменского имиджа». Утверждаю с уверенностью, потому что человек, хлебнувший наркоманского кошмара, никогда не будет говорить об этом с такой легкостью, таким тоном, такими словами…

А коли зашел разговор о кумирах, напомню, что наркотики сгубили жизнь величайшей певицы Эдит Пиаф и короля рока Элвиса Пресли, Фредди Меркьюри и Джима Моррисона. В 2012 году погибла от наркотиков Уитни Хьюстон – одна из самых успешных певиц в истории, только в США было продано более 55 миллионов дисков с ее песнями, а во всем мире — более 200 миллионов. Она в отчаянии признавалась: «Самый большой дьявол – это я сама».
А ведь это люди, обладавшие невообразимыми для нас финансовыми возможностями, к их услугам были лучшие врачи мира. Увы.
Заявления наших звезд шоу-бизнеса остались бы их личным делом, если бы их не тиражировала пресса, публикуя на своих страницах интервью и беседы с этими самыми артистами. И вот здесь я становлюсь в тупик. Неужто в редакциях не понимают, что фактически занимаются пропагандой наркотиков? Значит, не понимают…

В последние годы подобные материалы, слава богу, печатаются все реже и реже. Но они появляются и в федеральных изданиях…
К какому выводу придут подростки, прочитав это? К элементарному: «Ничего страшного! Вон они какие, богатые и знаменитые! Значит, врачи и родители нам лапшу на уши вешают, пугают! Значит, всегда можно бросить!».

«Бросить» получается далеко, далеко не у всех. Наркозависимость в абсолютном медицинском смысле – неизлечима. Потому и надо рассказывать подросткам, которые еще не поддались соблазну, правду о наркотиках и наркозависимости. (Те, кто уже «подсел», знают эту правду лучше нас.) Объяснять им, во что превратится их жизнь, когда за дозу наркоты им придется идти на то, что и представить немыслимо.

Подростки должны знать, чтобы сделать осознанный выбор.

А про издания, про журналистов, публикующих материалы, подобные здесь упомянутым, еще раз скажу: это не злонамеренная пропаганда – это от бездумья, незнания и непонимания. Необходимо осознавать, что верхоглядство и стремление поразить-привлечь внимание в данном случае преступлению подобно, что это особая, опасная тема, что они играют с огнем, с будущим тысяч подростков, в том числе – и своих детей.

От редакции. Сергей Баймухаметов – автор книги «Темная власть. Как спасти детей от наркотиков».

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Добавить комментарий

Loading...
Top