Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ТИШАЙШИЙ ЦАРЬ ВИДЕЛ ВСЁ, НО… НЕ ЗАМЕЧАЛ

ТИШАЙШИЙ ЦАРЬ ВИДЕЛ ВСЁ, НО… НЕ ЗАМЕЧАЛ

Коррупция – сложное явление. Последствия ее бывают непредсказуемы и весьма болезненны. Соляной бунт, охвативший Москву в июне 1648 года, оставил в памяти 18-летнего самодержца Алексея Михайловича рубец на всю оставшуюся жизнь.

Началось все с того, что распустившиеся от вседозволенности, погрязшие в воровстве царедворцы во главе с воспитателем государя боярином Борисом Морозовым, не зная уже, как пополнить казну, решили внять предложению думского дьяка Назария Чистого и вздуть пошлину на соль – главный консервант заготовок на зиму – сразу в четыре раза. Продажи соли упали, и тогда Морозов не нашел ничего лучше, чем отменить пошлину, но обязав при этом всех выплачивать двухгодовую задолженность за отмененные поборы за соль, мед и вино. Никакие жалобы не долетали до слуха сановников, и тогда народ ринулся к царю.
Оробевший Алексей Михайлович принял представителей бунтовщиков, которые вылили на него целый ушат свидетельств произвола властей, и пообещал разобраться. Все бы ничего, но царская охрана слишком рьяно стала оттеснять народ от Кремля. Произошел взрыв возмущения, запылали дома бояр, не успевший спрятаться Назарий Чистой был забит до смерти и сброшен в навозную яму. Кремль, в котором заперся царский двор, оказался в плотной осаде.
Сперва был выдан и растерзан судья Земского приказа Леонтий Плещеев, восемь лет назад уже попадавший под следствие ввиду «ведовства и воровства». Следом был отправлен на народный правеж глава Пушкарского приказа Петр Траханиотов, которого прилюдно казнили. Потребовали и другие головы, но тогда молодой царь набрался мужества, вышел к народу и клятвенно пообещал сменить высокопоставленных воров, а также выразил сочувствие пострадавшему от их злодеяний народу. «Очень я жалел, узнавши о бесчинствах Плещеева и Траханиотова, сделанных моим именем, но против моей воли, – сказал Алексей Михайлович. – На их места теперь определены люди честные и приятные народу, которые будут чинить расправу без посулов и всем одинаково, за чем я сам буду строго смотреть».
Народ поверил ему и успокоился, а царь накрепко усвоил, чем может окончиться потакание чиновничьей вольнице. И это хорошо, ибо антикоррупционное восстание в одночасье сделало из юноши царя. Бунт в итоге был подавлен, Морозов сослан в монастырь, все новые налоги отменены. Но Алексей Михайлович осознал, с каким зверем в лице своего окружения он имеет дело. И зверя этого надобно было взять в узду. Да и народные волнения сделали очевидной необходимость реформирования правовой системы государства.
Уже через год совместно с Боярской думой и Земским собором царь вырабатывает Соборное уложение, причем его участие в работе комиссии по созданию документа, несмотря на молодость, было отнюдь не формальное. Царь принялся за работу с неожиданным рвением, чтобы, как он говорил, «сделать то, о чем просит простой народ». Шведский резидент в Москве Поммеренинг с удивлением доносил: царь «ежедневно работает сам со своими (сподвижниками. – Д. П.) над тем, чтобы устроить хорошие порядки, дабы народ, насколько возможно, был удовлетворен».
Это был первый печатный кодекс, самый всеохватный и объемный по сравнению с предыдущими – 25 глав, 967 статей. В нем было и уголовное право, и административное, и гражданское, и даже экономическое. Он действовал в стране без малого 180 лет – вплоть до 1832 года, определяя правовую систему Российского государства. Впервые в Соборном уложении нормы права были распределены по отраслям права. Была выстроена иерархия судебных органов: Суд царя и Боярской думы, приказы, губные, земские учреждения, воеводы.
Среди интересующих нас положений Уголовного права следует выделить следующие виды преступлений, касающиеся государевых слуг: должностные, предполагающие взятки и казнокрадство, а также различные имущественные преступления. Так вот, по Соборному уложению наказание за них, в зависимости от тяжести, предполагало: штраф, конфискацию имущества, бесчестящее наказание, то есть лишение чести, чинов и права, тюремное заключение, ссылку и, в случае особой тяжести, смертную казнь.
Безусловно, не все положения нового кодекса были восприняты госаппаратом. Оттого-то за весь период правления Алексея Михайловича восстания вспыхивали с завидной регулярностью. Их подавляли. Иногда с особенной жестокостью. Но всякий раз, разбираясь в причинах, царь делал выводы и вносил некоторые коррективы в текущую политику.

Так, в 1662 году из-за нехватки в казне золотых и серебряных монет решено было ввести медные деньги. Получалось, что налоги собирались серебром, а выплаты из казны – медью. Однако крестьяне не желали продавать зерно за медь, а купцы – товары. К тому же дьяки, которые занимались выпуском новых монет, стали чеканить деньги из собственной меди. Это привело к колоссальной инфляции, которая стала причиной так называемого медного бунта. Расправившись с восставшими, царь жестоко покарал и вороватых дьяков, а спустя время медные деньги из обращения изъял.
Однако волнения регулярно вспыхивали по всей территории Российского государства. И причиной тому в значительной степени были коррупционные притеснения со стороны воевод. Чем дальше от Москвы, тем разнузданнее вели себя царевы ставленники. «Я и сам не Москва ли?» – вопрошал первый воевода Томска, князь Щербатов, считая себя и судьей, и палачом, и мытарем, пока не был арестован взбунтовавшимся населением. И никакое уложение не способно было утихомирить народное возмущение произволом местных князьков.
А у царя руки не доходили до системной борьбы с коррупцией, которую он хорошо видел, но… не замечал. Век был «бунташный», еще недавно по России гуляла смута. Да и сам царь Алексей Михайлович отличался мягким нравом, снисходительностью, добро помнил, не лишен был литературного дарования – по некоторым данным, его перу могли принадлежать такие яркие произведения, как «Повесть о преставлении патриарха» и «Послание на Соловки». За эту-то неторопливость, равновесие, благодушие, вероятно, и прозвали Алексея Михайловича Тишайшим. Но не только. Алексей Михайлович утишил, успокоил страну, раздираемую бунтами и расколами. И в этом его главная заслуга.


К тому же и дел было невпроворот. Ведь именно Алексей Михайлович воссоединил Россию с Украиной в 1654 году, да и вообще, обеспечил самые большие территориальные приобретения за всю свою историю. Именно он начал проводить протекционистскую политику в пользу российских предпринимателей, приняв Новоторговый устав, закрепивший защиту своих купцов от иностранных конкурентов. При нем появились первые мануфактуры. Указом от 30 апреля 1653 года запрещено было взимать мелкие таможенные пошлины (мыт, проезжие пошлины и годовщину) или отдавать их на откуп и велено было зачислить в рублевые пошлины, взимаемые в таможнях. Добавьте сюда реформу армии, церковный раскол… Да ведь и бунт Степана Разина – это, как говорится, не фунт изюма.
Не разгреб Тишайший завалы коррупции, не осушил болота мздоимства. Добр был. Не в пример своему «ужасному» предшественнику, прозванному Грозным. Оттого-то, возможно, этого второго Романова на троне официальные историографы как-то любят, уважают. Хотя и почти не вспоминают…

Дмитрий Поляков.

Добавить комментарий

Loading...
Top