Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > О ГЕРОЯХ БЫЛЫХ ВРЕМЁН

О ГЕРОЯХ БЫЛЫХ ВРЕМЁН

Началом Второй мировой войны принято считать день вступления в неё Англии и Франции. Значит, получается, что вступление Германии в гражданскую войну в Испании в июле 1936 года и поддержка демократических сил Испании многими гражданами Англии, России, Америки, Франции, Югославии и других стран не имеет отношения к войне всего мира с фашизмом. Получается, если нет Англии и США все события региональные, то есть, местного значения. Война милитаристской Японии с Китаем, начавшаяся это ещё в 1932 году и захват Германией в 1938 году Австрии, а затем совместно с войсками венгерских и польских армий Чехословакии не мировая война. Захват Германией в сентябре 1939 года Польши и в 1941 году Югославии и Греции, тоже не мировая война. Что ж, не станем спорить, пусть все эти бесчинства относятся к войнам местного, регионального значения. Рассказ этот о нашем современнике, жителе Северного Чертаново, учителе и друге ныне здравствующем и активно работающем в Комитете ветеранов Второй мировой войны г. Москвы генерал-майоре Тарасе Георгиевиче Щудло. Но придётся сначала о многом напомнить.
Ни у Англии, ни у Франции не было сомнений, что их политика твёрдо направляет Гитлера на СССР и обеспечит конечный разгром неугодной им России абсолютно неспособной противостоять мощи взращённых Западом германских армий. Однако это был один из многих грубейших просчетов, так называемых великих держав. Впоследствии английский премьер Черчилль напишет в своих многотомных воспоминаниях об одной из бесед Сталина с военными представителями делегаций Франции и Англии.
– Сколько дивизий,- спросил Сталин, – Франция выставит против Германии после мобилизации?»
Ответом было – «Около сотни».
Тогда он спросил: – А сколько дивизий пошлёт Англия?
Ему ответили: – Две и ещё две позднее.
Сталин сказал: – А мы выставим на германском фронте, если вступим в войну, больше трёхсот.
Черчилль, признал, что в то время Англия своими действиями порывала с могущественными США и СССР, величайшие усилия которых были необходимы для её спасения, а Советский Союз стал последней страной принуждённой заключить с фашистской Германией договор о ненападении. За два года до вероломного нападения фашистов смертельные враги подписали ныне известный «Пакт Молотова-Риббентропа», и навсегда этим расстроили поджигателей Второй мировой войны.
Об этом протоколе Черчилль пишет прямо и одобрительно: «Оставшись в одиночестве, СССР принял предложение Германии заключить «Пакт о ненападении» совместно с секретным протоколом, в котором ставился предел германскому продвижению на Восток. Это был реалистический ход, продиктованный политическим цейтнотом в условиях стремительно надвигающейся войны».
Молотов об этом сказал, что откажись мы от мирного предложения, и немедленно стали бы главными поджигателями войны. Но договор, инициированный вероломным Гитлером, в последующем был нарушен Германией напавшей на СССР без объявления войны.
Аналогичный «Пакт о ненападении» был в апреле подписан Советским правительством с союзной Гитлеру Японией, которая после Халхин-Гола предпочла иметь гарантии от внезапного военного конфликта с мощной социалистической державой.
Как же восточным соседом соблюдались условия подписанного документа?
Из совершенно секретных стенограмм японского правительства и имперской ставки следует, что правительством Японии уже 2 июля 1941 года было решено вступить в войну с СССР, если немецкое наступление будет развиваться успешно. Но не приходится говорить однозначно об успехе немцев. Смоленск им пришлось брать дважды. Время шло, продвижение к столице советской державы вроде как продолжалось, но вместо ожидавшегося ослабления наблюдалась неожиданная картина нарастающего сопротивления вражескому продвижению вглубь СССР. Вскоре прогрохотала сражение под Ельней. Японцы продолжали выжидать, и собиралась выступить против Советского Союза лишь весной-летом 1942 года. Но от своих планов не отказалась, и даже начав войну с США, продолжала держать у наших границ до пятидесяти двух расчётных дивизий, двадцати девяти авиационных дивизий, шести дивизий и бригад противовоздушной обороны. Это далеко не две и ещё две дивизии, которыми собиралась участвовать в мировой войне Британия. Общая численность лишь сконцентрированных у границ войск превышала миллион человек колоссальной механизированной армии, союзной западному агрессору. Имевшей опыт войны с потенциальным противником, извлёкшей из него уроки, сделавшей выводы.
Естественно Япония не могла восприниматься соседом, как страна миролюбивая. Собранные ею на границе силы никак не свидетельствовали о миролюбии и готовности соблюдать договорённости. Потому нашей родине приходилось держать равновеликий воинский противовес недружелюбному соседу. К тому же Япония практически ежедневно нарушала договор о ненападении. Только за 1944 год она 144 раза нарушила границу СССР, 39 раз обстреливала советскую территорию из всех видов вооружения, останавливала и топила корабли СССР и США, перевозившие помощь по ленд-лизу.
А что же наши союзники? Неужели это о них поговорка: «С такими друзьями и врагов иметь не нужно». Трумэн, ставший в последние дни войны президентом США, не шутил, выступая в день нападения Германии на Советский Союз, заявив, что помогать из двух вступивших в войну государств, следует тому, которое будет проигрывать, чтобы они убивали друг друга, как можно больше.
Союзники, не желавшие до войны противодействовать фашистам совместно с советским государством, поддерживавшие Гитлера, как в наше время поддерживали Порошенко на Украине, во время войны систематически прекращали выполнение принятых обязательств в самые критически тяжёлые моменты подготовки Красной Армией масштабных боевых операций. Английский премьер вместе с президентом Рузвельтом делал всё, чтобы Россия и Германия нанесли друг другу максимальный урон. Это впоследствии должно было позволить англосаксам с позиции силы диктовать побеждённому и победителю свои условия мира
На Тегеранской конференции США и Англия пытались втянуть в войну на два фронта Советский Союз, в одиночку перемалывающий отборные силы Германии и настаивали на объявление им войны Японии. Мы и сегодня должны отвесить нижайший поклон великому русскому Главнокомандующему, защитнику отечества Сталину за твёрдое заявление, что данный вопрос рассматриваться нашей стороной не будет, пока союзники не выполнят обязательства открыть второй фронт в Европе против Германии.
Лишь спустя год времени, видя близость Советов к самостоятельному разгрому Германии, союзники не спеша приступили к выполнению обещаний. Но открыли Второй фронт менее чем за год до полного разгрома немцев Красной Армией, а до того даже не пытались помочь Польше, из-за которой, якобы, начали войну. Да и сами поляки собранные Советами в обмундированную, одетую и вооружённую Польскую армию, не торопились освобождать свою родину, а отправились в Африку воевать за интересы Великобритании. А славные англосаксонские союзнички начав высадку на европейскую территорию, сразу угодили в такую переделку, что Черчилль обратился к Сталину с просьбой оказать спасительную помощь, максимально ускорив большое наступление Красной Армии в западном направлении.
Россия не стала уклоняться от оказания боевой помощи союзникам и спасла их от уничтожения в Арденнах. Немцы, оставив недобитых англосаксов, вынуждены были стремительно перебрасывать войска навстречу Красной Армии. Тогда, начальник штаба двадцать первой группы немецких войск записал: – «Шестая танковая армия СС отправлена из Арденн прямо на Восточный фронт». Немцам стало не до англосаксов. Всё было брошено навстречу русским, там решалась судьба Германии. Бригадный генерал вермахта Вильямс 23 января записал: – «Русскими отведён немецкий танковый кулак, занесённый над американскими войсками».
Итоги полуторамесячной войны на европейском континенте печальны. Первая американская армия потеряла более половины личного состава. Двенадцатая лишилась всех. Огромный моральный выигрыш был на немецкой стороне. О спасительном для союзников январском наступлении русских Сталин сказал, оно предпринято во исполнение морального долга, совершенно независимо от решений в Тегеране. И здесь следует информировать наших рождённых через десятилетия после войны последышей Солженицына о том, как злейший враг России Черчилль, по горячим следам оценил советского Верховного Главнокомандующего.
«Я не прибегаю ни к преувеличению, ни к цветистым комплиментам, когда говорю, что мы считаем жизнь маршала Сталина драгоценнейшим сокровищем для наших надежд и наших сердец. Я шагаю по этому миру с большей смелостью и надеждой, когда сознаю, что нахожусь в дружеских и близких отношениях с этим великим человеком, слава которого прошла не только по всей России, но и по всему миру».
На Ялтинской конференции Сталин сказал о намерении России вступить в войну против Японии. Из одного слова Черчилль тут же соорудил «твёрдое обещание Сталина немедленно вступить в войну с Японией на стороне союзников после победы над Германией». Этим заявлением, он старался сделать невозможным последующий отказ Сталина от вступления в войну с Японией, которой сам Черчилль всячески избегал.
И вот, после разъяснения читателю ситуации предшествующей последней грандиозной операции Советской Армии дадим слово участнику Дальневосточной кампании, поставившему в составе советских войск победную точку в Великой Отечественной и Второй мировой войне.
Генерал Щудло рассказывает.
– Министр иностранных дел СССР Молотов более чем за четыре месяца до объявления войны уведомил японское правительство о прекращении действия договора о нейтралитете. Восьмого августа 1945 года СССР, присоединился к Англии, США и Китаю, а девятого августа объявил войну и выступил против Японии.
Несмотря на молниеносное проведение грандиозной операции победно завершившейся через десять дней после своего начала, не значит, что Дальневосточная компания стала для её участников лёгкой прогулкой. Две мощные мировые державы уже несколько лет бились с Японией, неся колоссальные потери. По их расчётам война в случае вступления в неё СССР продлится ещё от года до трёх лет. Квантунская группа войск имела пять фронтов и почти полтора миллиона храбрых, обученных, опытных военнослужащих, а японцы воевали и сражались героически. Воспитанные в духе самураев они считали смерть на поле брани величайшей честью дарующей, бессмертие и покой, что способствовало проявлению воинами массового героизма.
Участвовавшему в великой военной операции Советских Вооружённых Сил молодому офицеру, новоиспечённому младшему лейтенанту артиллерии, сегодняшнему генералу – Тарасу Георгиевичу Щудло было восемнадцать лет. Вместе со сверстниками, после окончания с отличием учёбы в военном училище был он направлен на пополнение красноармейских частей переброшенных с западных на восточные границы отечества. Боевой генерал, награждённый за время службы многими орденами и медалями, среди которых и высшая награда советской родины, орден Ленина, ярко помнит события разгрома одной из сильнейших армий мира.
До половины бойцов личного состава Дальневосточной Советской Армии составляли необстрелянные юнцы. Именно они, возмужав в боях, впоследствии десятилетиями обеспечивали мир и международное уважение нашей великой родине.
Выпускника отличника назначили старшим офицером батареи отдельного истребительного противотанкового дивизиона в районе реки Халхин-Гол знакомой стране по предшествующим боевым схваткам и известному фильму «Три танкиста».
Шагать нашим солдатам пришлось просёлочными недружелюбными и незнакомыми военными дорогами. Лежали же те дороги не на равнине, а в сопках. Преодолев за первые двое суток военных действий сто пятьдесят километров тяжелейших дорог размытых непрекращающимся проливным дождём, когда ноги по щиколотку уходили в жидкую грязь, а местами человек погружался в неё по пояс. Войска стремительно продвигались вперёд и тогда, когда артиллерию легче было нести на руках, чем катить на колёсах, а людям приходилось вытягивать из засасывающей жижи не только пушки, но и автомашины.
Преодолев марш-броском горный хребет Большой Хатанг, 12 августа 1945 года дивизион в котором находился Тарас Георгиевич, вышел в японский укрепрайон на исходные для наступления позиции. Даже в кроссовках шагая по современной автостраде пройти такое расстояние пешком дело нелёгкое. И вот, войскам зачитали обращение Военного Совета Армии. Слушая его никто из советских бойцов покрытых великой боевой славой Второй мировой войны, не сомневался в победе во имя родины. Молодёжь смотрела на стоявших рядом ветеранов освободивших страну и всю Европу от фашистской нечести. Ребята желали доказать товарищам, что вправе находиться с ними в едином боевом строю. На следующий день в полпятого утра советские войска двинулись навстречу войскам Маньчжоу-Го. Японское командование просчиталось в возможностях Красной Армии, сочтя, что она будет в состоянии начать боевые действия не ранее зимы, или даже весны сорок шестого года. К ответным действиям Квантунская армия оказалась не готова.
Завидев вражеские позиции взвод под командованием младшего лейтенанта Щудло, сходу развернувшись в боевой порядок, повёл штыковой огонь по огневым точкам противника. Солдаты многих национальностей страны советов были едины в боевом порыве и монолитны подобно гранитному утёсу в речной стремнине грудью рассекающему надвое мощный водный поток. Не существовало силы способной противостоять такой армии.
Японцы пытались сопротивляться. Но, что они могли противопоставить русским солдатам, окрылённым великой победой. Наши бойцы знали о событиях на Халхин-Голе, помнили четырёхлетнюю угрозу соседа на Дальнем Востоке в период грозной битвы с немцами, о ежедневно совершаемых провокациях. По дороге к фронту видели, с какой надеждой трудовой народ братского Китая ожидал их помощи в освобождении. Русские выполнили воинский и интернациональный долг. Уже 13 августа Хайлар-Аршанский укрепрайон был полностью очищен от неприятельских войск.
Советские части вышли на Маньчжурскую равнину, форсировали реку Тасэрхэ, овладели железнодорожной станцией и городом Вайнемяо. Войска Маньчжоу-Го массово сдавались в плен. 17 августа командующий Квантунской армией генерал Ямада обратился к маршалу Советского Союза Василевскому с просьбой начать переговоры, а 18 августа капитулировал. Проявляя гуманизм, красноармейцы защищали солдат и офицеров вчерашнего противника от китайского населения, глубоко ненавидевшего оккупантов.
3 сентября на американском линкоре «Миссури» в Токийском заливе был подписан Акт о безоговорочной капитуляции Японии, ставший победной точкой союзников во Второй мировой войне. В эти знаменательные для всего человечества дни будущий советский генерал Тарас Георгиевич Щудло получил первую боевую, возможно самую памятную награду «Благодарность Верховного Главнокомандующего СССР», самого Сталина. В документе прямо указано: «Награждён за проявленные волю и мужество в боевых действиях против Квантунской армии». Тогда же Тарас Георгиевич награждён медалью «За победу над Японией» постановлением Верховного Совета СССР
Вся жизнь нашего славного современника Тараса Георгиевича Щудло отдана службе Отечеству, его защите, укреплению обороноспособности. Благодаря таким как он держава наша оказалась не по зубам, бывшим сомнительным союзникам даже в тяжелейшие годы перестройки. За долгую жизнь, верную многолетнюю службу родине и народу наш герой награждён очень многими орденами и медалями не только родной страны, но и Китайской Народной Республики. Благодарные китайцы не относятся к разряду «Иванов, не помнящих родства». Это наши отдельные послевоенные дети и внуки легко забыли великого русского Верховного Главнокомандующего, Генералиссимуса Сталин, и с чужого, вражеского голоса смеют осуждать его за то, что доставил западным друзьям неудобства в присвоении чужих богатств.
Помня опыт кровопролитных войн с восточным соседом Советское правительство, заботясь о будущей безопасности народа, приняло единственно верное решение впредь не допускать размещения у границ родины японских вооружённых сил. Посему, как поётся в ныне позабытой советской песне: «Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим». Даже мысли не должно быть об отдаче соседу исконных земель веками принадлежащих нашей родине. Современникам следует быть вечно благодарными предшественникам, помня, что пришедшие на смену предкам не имеют права разбазаривать принадлежащее потомкам.

Действительный член Академии исторических наук, член Союза писателей России, Почётный ветеран Москвы Ю.И. Грачёв.

 

 

Добавить комментарий

Loading...
Top