Вы здесь
Главная > #ОБЩЕСТВО > «ГОРЯЧИЙ МЕТЕОР НА ФОНЕ РЕВОЛЮЦИИ»

«ГОРЯЧИЙ МЕТЕОР НА ФОНЕ РЕВОЛЮЦИИ»

Лариса Рейснер

9 февраля 1926 года в Кремлевской больнице от брюшного тифа умерла одна из самых ярких женщин в истории русской революции и последовавшей за ней Гражданской войны 30-летняя Лариса Рейснер.

В революцию юная красавица Лариса из профессорской семьи пришла после бурного, но непродолжительного романа с поэтом Николаем Гумилевым. Начала она с должности секретаря наркома просвещения Анатолия Луначарского. Когда Лариса пришла наниматься на работу, ее спросили, что она умеет делать, и девушка ответила: «Могу стрелять, ездить верхом, могу, если надо, умереть за революцию!»

Лариса Рейснер
Лариса Рейснер

«Ослепив многих, эта прекрасная молодая женщина пронеслась горячим метеором на фоне революции. С внешностью олимпийской богини она сочетала тонкий иронический ум и мужество воина. После захвата белыми Казани она под видом крестьянки отправилась во вражеский стан на разведку. Но слишком необычна была ее внешность. Ее арестовали. Японский офицер-разведчик допрашивал ее. В перерыве она проскользнула через плохо охранявшуюся дверь и скрылась. С того времени она работала в разведке. Позже плавала на военных кораблях и принимала участие в сражениях. Она посвятила Гражданской войне очерки, которые останутся в литературе. С такой же яркостью она писала об уральской промышленности и о восстании рабочих в Руре. Она все хотела видеть и знать, во всем участвовать. В несколько коротких лет она выросла в первоклассную писательницу. Пройдя невредимой через огонь и воду, эта Паллада революции внезапно сгорела от тифа в спокойной обстановке Москвы, не достигнув тридцати лет» – так о ней вспоминал в своих мемуарах (кн. «Моя жизнь») Лев Троцкий, с которым Рейснер в 1918 году в качестве корреспондента «Известий» ездила на бронепоезде по всей «взвихренной Руси».

С июня 1919-го по середину 1920 года она участвует в боевых действиях Волжско-Каспийской флотилии, которой командует ее муж – Федор Раскольников. После удачного похода по Волге Реввоенсовет и правительство наградило Раскольникова вторым орденом Красного Знамени. Его назначают командующим Балтийским флотом. Не забыли и Ларису. Она стала комиссаром Балтфлота. О том, как она исполняла свои обязанности, можно судить по образу главной героини из «Оптимистической трагедии» Всеволода Вишневского – «женщины-комиссара, посланной партией в Балтийский флот», прототипом которой стала Лариса Рейснер.

Борис Пастернак, впервые встретившись с Рейснер, был поражен ее красотой и интеллектом. Он моментально в неё влюбился. Вот что написал Пастернак в своих мемуарах:

«С этой женщиной – небесным созданием, среди свирепой неотесанной матросни мы в два голоса читали наизусть друг другу любимого Рильке». Позже, разговаривая с Шаламовым, Пастернак признается: «…когда я написал «Доктора Живаго», имя главной героини я дал в память Ларисы Михайловны Рейснер».

После того как 1 марта 1921 года в Кронштадте вспыхнул контрреволюционный мятеж, Федор Федорович лишился должности и был направлен послом в Афганистан – первое государство, установившее дипломатические отношения с Советской Россией. Вскоре к нему присоединилась и супруга, которой первой в советской истории пришлось осваивать роль жены советского посла. И надо отдать ей должное: она великолепно справилась с этой непростой задачей. То, что не получилось у мужа, с лихвой компенсировала красавица-жена.

Афганистан долгое время находился под английским влиянием и засылал людей в банды басмачей, воевавших в Туркестане против молодой советской республики. Эмир Амманула-хан был настолько покорен красотой русской первой леди, что приложил немало усилий, чтобы уладить отношения между двумя странами. Под страхом смерти он призвал всех афганцев возвратиться из банд, а вскоре был подписан советско-афганский договор о мире. Впрочем, Ларисе было «душно» в Афганистане. Она вырвалась в Москву, чтобы «вытащить» из Кабула Раскольникова. Но вместо этого он получил по почте свидетельство о разводе. В Москве Рейснер увлеклась Карлом Радеком, блестящим журналистом и одним из ведущих большевицких политиков…

Погубила эту пламенную революционерку не вражеская пуля, а стакан молока – именно он стал источником заражения. В феврале 1926 года в Москве свирепствовала эпидемия брюшного тифа, и 30-летняя Лариса стала одной из ее жертв. Как сообщали газеты 10 февраля, «гроб в Дом печати (на Никитском бульваре. – С. И.) несли на руках тт. Радек, Волин, Пильняк, Бабель, Вс. Иванов и др. За гробом шли друзья покойной». Как написала подруга Рейснер, писательница Лидия Сейфулина, «живым о ней надо вспоминать ради вкуса к жизни»…

Сергей ИШКОВ.

Добавить комментарий

Loading...
Top