Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > РЕГУЛЯТОРНАЯ ГИЛЬОТИНА ОКАЗАЛАСЬ ГИЛЬОТИНОЙ, А НЕ МЕТАФОРОЙ

РЕГУЛЯТОРНАЯ ГИЛЬОТИНА ОКАЗАЛАСЬ ГИЛЬОТИНОЙ, А НЕ МЕТАФОРОЙ

Почему в век цифровизации после добросовестных платежей граждан от них требуют доказательств перечисления? Должно быть наоборот, после каждого платежа плательщик должен получать уведомление о зачислении, как это делают сотовые операторы. Государственные структуры тем более обязаны.

Отсутствие уведомления служит основанием для предъявления претензий со стороны гражданина, но никаких не наоборот. К гражданину никаких претензий быть не может по причине того, что, затеяв тотальную цифровизацию, государство утратило способность считать.

То есть население попало под презумпцию виновности и каждый человек при любых необоснованных претензиях к нему обязан доказывать, что он заплатил. Если же вообще платить не был должен, доказать свою невиновность еще труднее. На руках-то никаких бумажек нет.

Например, обсуждается в четверг на пленарном заседании Думы предназначенный к отклонению законопроект ЛДПР «О внесении изменений в Жилищный кодекс РФ» о признании задолженности по жилищно-коммунальным платежам безнадежной к взысканию.

Причину объяснил эсер Олег Шеин. По его словам, крупные корпорации формируют несуществующую фальшивую сумму своих активов. Если не списывать просроченные долги, то у них как бы есть некая дебиторская задолженность перед ними. Это дебиторка за 2010 год. Взять они ее не смогут. Но они ее показывают в банках, демонстрируя, что у них есть некие активы. Шантажируют губернаторов: ваше население нам должно миллиарды рублей, поэтому мы не будем проводить здесь газификацию, не будем осуществлять инфраструктурные проекты. Извольте поднапрячь ваше население по просроченным долгам с тем, чтобы оно эти деньги нам заплатило.

Люди платят добросовестно, 95% платят месяц в месяц. В интересах компаний, которые не умеют работать, чьи юристы даром едят хлеб, которые не в состоянии бороться с текущей задолженностью и не хотят этого делать, миллионы людей заставляют мучиться.

Депутат Шеин напомнил, что в России 20 миллионов человек находятся за чертой бедности. А по коммунальным услугам поддержку государства имеют три миллиона человек. Остальные семнадцать млн не в состоянии протиснуться сквозь прокрустово ложе бесконечных требований, бумажек, циркуляров, принесите, докажите.

С жильцов могут потребовать квитанции по ЖКХ за 90-е годы. Срок давности не имеет значения.

Еще один отклоненный в тот же день законопроект посвящен гарантиям бесплатной медицинской помощи. Документ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части повышения гарантий предоставления бесплатной медицинской помощи гражданам РФ, а также осуществления деятельности в сфере обязательного медицинского страхования государственными организациями» внесли эсеры.

Докладчик от авторов Федот Тумусов пытался доказать, что придуманная для России гибридная система здравоохранения с бюджетным финансированием медицинской страховки является каким-то нашим особым путем.

«Страховым организациям вообще не место сегодня в системе оказания медицинской помощи. Это просто паразиты и посредники. Сколько на них тратится денег? Ну, вчера нам на комитете озвучили, что 21 – 22 миллиарда, по данным экспертов, порядка 30 миллиардов. В любом случае это сумма огромная», – заявил депутат КПРФ Алексей Куринный.

Очевидный факт не помешал докладчику от ответственного комитета по охране здоровья Борису Менделевичу заявить: «На сегодняшний день нам специалисты говорят о том, что страховая медицина лучше, чем бюджетная. Если мы с этим не согласны, давайте тогда доказывать, что бюджетная медицина, бюджетное финансирование гораздо лучше, чем страховое». Какие это «специалисты», единоросс не сказал.

Удивительно, вопреки истине Россию до сих пор обвиняют в том, что у нее «слишком много государства», и требуют сократить.

При обсуждении отклоненного законопроекта КПРФ «Об основах национализации в РФ» коммунист Денис Парфенов сказал, что либеральная публика очень любит упрекать нашу страну в том, что у нас якобы слишком много государства. Однако, например, Сбербанк на 50% плюс одна акция находится в собственности Центрального банка и многие до сих пор считают, что это государственная структура. ЦБ таковой не является. Она управляется на рыночных критериях максимизации прибыли, увеличения доли на рынке, интересов акционеров и так далее. То есть государством здесь, по-моему, и не пахнет. По большому счету – это, как и все остальные госкорпорации, большая частная лавочка.

Данный очевидный факт не помешал единороссу Михаилу Бугере назвать гос­корпорации формой национализации. По сути как раз наоборот, это увод государственных активов от контроля, то есть скрытая приватизация.

Надо сказать, единоросс Бугера был по-своему честен, убеждая отклонить законопроект: «Есть формальная логика, есть диалектическая логика. Я все-таки кандидат наук по марксистско-ленинской еще политической экономии».

Коммунисты набросились кучей и наговорили много правильных слов. Их пафос был вполне уместен в данном вопросе. Но есть одна закавыка.
В заявлении от фракции ЕР Сергей Неверов напомнил, что до конца третьего созыва у коммунистов в управлении было больше половины голосов палаты. В этот период был принят закон о приватизации. Принята отмена нестраховых периодов для начисления пенсии: служба в армии, по уходу за ребенком, учеба в вузах. МРОТ составлял 83 рубля (полтора доллара) и не менялся в течение нескольких лет.

В то же время председатель Думы Вячеслав Володин прочел менторскую нотацию в адрес коммунистов: ответственность надо разделять. А так получается – кругом все виноваты, но только мы ни при чем. Настолько тяжелый был период после распада Советского Союза, почему мы об этом не говорим?

«Мы же сейчас постоянно с вами на мины наступаем из-за того, что вот именно прежнее руководство их заложило. Но мы же не списываем это все на наших предшественников? Нет. Мы несем за это ответственность. Посмотрите, долги, которые были у страны, на 60% это долги Советского Союза. Кто их взял на новую современную Россию? Путин? Нет. Ему страна досталась разваливающаяся, воюющая, внутренние распри, отделение республик и долги огромные, из которых 60% – долговые обязательства Советского Союза, и 40% – долги 90-х годов», – сказал Вячеслав Володин.

И еще прямая речь председателя: «Нужно брать ответственность и за те 70 лет, когда мы, регионы России, кормили Прибалтику, Украину, другие республики и вычищали из этих русских областей все, создавая там промышленность, обучая языку и многому другому. А сейчас получается, 70 лет шли в одну сторону, значит, создали, да, в начале 1991 года, когда это все разрушилось, у нас экономика упала ниже, чем во время революции в 1917 году. У нас с вами во время войны экономика росла, а здесь она упала так низко, что ее пришлось собирать по крупицам президенту. И если уж вы говорите, то надо говорить про недра опять откровенно, честно и открыто, потому что у нас с вами Газпром к 2000 году уже не принадлежал государству, менее 30% акций было у государства. Сегодня более 70%».

Николай Коломейцев с напомнил председателю о регламентном запрете комментировать выступления депутатов: «Нам просто надо выполнять Регламент и не комментировать лидеров фракций и депутатов и все будет хорошо, и эффективно».

«Давайте начнем друг с друга. Я тогда буду следовать тому, как вы поступите. Но, так как вы постоянно провоцируете такие вещи, то и заражаете своими поступками других. Не все хорошее от вас прививается», – парировал Володин, и он, к сожалению, прав.

Однако абсолютной правоты в турбулентное время быть не может. Происходящее при Путине по-своему опасно не меньше 90-х имени Ельцина. Презумпция абсолютной виновности тут не единственная беда.

Олег Шеин среди прочего в своей речи по обязанности жильцов доказывать коммунальные платежи отметил постоянные разговоры в Думе о регуляторной гильотине.

Регуляторную гильотину готовит Минэк для отмены устаревших нормативных правовых актов. Как выяснилось в тот же день, ничего на замену отмены не готовится.

До пленарки Думы прошло заседание комитета по образованию и науке. Проблемы возникли в связи с двумя правительственными законопроектами «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в РФ» и «Об обязательных требованиях в РФ».

Зампред комитета Любовь Духанина подвергла законопроекты критике. Недостатки и несуразности отражены в заключениях комитета. Например, недопустимо использование слов «регуляторная гильотина». Это не юридический термин, а некая метафора, и нечего тащить в законодательство. Определена дата, когда все будет обнулено, но не определено, когда будет новое. Нужно установить ответственность органов власти за нормативные акты с противоположными требованиями к одному объекту. Требования по террору и по пожарке противоречивы. Одни требуют беспрепятственный выход, другие турникеты. Ведомства должны договориться друг с другом.

Зампред комитета Олег Смолин спросил, что произойдет, если все будет обнулено, а новое не появится?

Духанина надеется, так не будет. У депутатов действующего созыва осталось еще полтора года и есть возможность проследить. Она привела в пример дискуссию по отмене декрета 1917 года о восьмичасовом рабочем дне. Депутатам сказали, норма есть в Трудовом кодексе. В Кодексе нашли сорокачасовую рабочую неделю, а количества рабочих дней там нет.

Два достаточно сложных закона идут под поэтическим названием «регуляторная гильотина». Фактически правительство под давлением Минэка внесло то, что невозможно не только принять, но даже разобраться. Стране готовят хаос хуже 90-х. «Регуляторная гильотина» – это гильотина регуляторики, а вовсе не метафора.

Лев МОСКОВКИН

Добавить комментарий

Loading...
Top