Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > НАРКОТИЗАЦИЯ ШИРОКИМ ФРОНТОМ

НАРКОТИЗАЦИЯ ШИРОКИМ ФРОНТОМ

Дума в четверг продолжила спор вокруг запрета дури в связи с первым чтением законопроекта «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об адми­нистративных правонарушениях». Повышается административная ответственность за продажу психоактивных средств снюса и насвая, соответственно жевательного и сосательного табака.

Председатель ответственного комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников пояснил, что на территории Российской Федерации торговля снюсом и насваем законодательно запрещена, однако адми­нистративная ответственность небольшая. Уровень потребления очень высок, особенно среди молодежи. По причине доступности и дешевизны этот уровень среди детей и подростков во многих регионах страны даже выше, чем уровень потребления сигарет, наркотических веществ и психоактивных лекарственных препаратов.
По мнению психиатров и наркологов, потребление снюса и насвая оказывает опасное влияние на здоровье и может быть причиной соматических заболеваний. Регулярное употребление может привести к непоправимым губительным последствиям для здоровья и психической зависимости.
Кроме того, из-за широкой распространенности употребление снюса и насвая используется как подсадка на наркотики.
Снюсы и насваи таковыми не считаются и поэтому под уголовную ответственность не подпадают.
Действующие административные штрафы за продажу снюса и насвая ст. 14.53 Административного кодекса составляют для граждан от 2 до 4 тыс. руб­лей, а в случае продажи несовершеннолетнему лицу – от 3 до 5 тыс. рублей.
Такие суммы не выполняют превентивную функцию и оставляют для нарушителей «экономическую целесообразность» в торговле указанными веществами даже при периодической уплате штрафов.
Законопроектом предлагается значительно увеличить административные штрафы за продажу снюса и насвая, причем независимо от того, кому осуществляется продажа – взрослому или несовершеннолетнему:
– для граждан штрафы составят от 15 до 20 тыс. рублей;
– для должностных лиц от 30 до 50 тыс. рублей;
– для юридических лиц от 100 до 150 тыс. рублей.
В спорах по первому чтению депутаты приводили непреодолимые, казалось бы, аргументы. Они известны: надо ввести уголовную ответственность за всю дурь скопом и не путаться во множестве меняющихся названий.
Продает, например, бабушка добрая божий одуванчик семечки, а как подходит подросток, ему снюс с насваем предлагает.
Докладчик от единороссов, зампред комитета по государственному строительству и законодательству Рафаэль Марданшин говорил так же неуверенно то же самое, что накануне председатель по охране здоровья Дмитрий Морозов.
После пленарного заседания председатель комитета ГД по безопасности Василий Пискарев провел заседание возглавляемой им комиссии по расследованию фактов вмешательства в суверенитет.
На сей раз вмешательством сочли продвижение легализации наркотиков и метадон-заместительной терапии с сайтов «Медуза», BBC и «Радио Свобода».
В обсуждении приняли участие главный нарколог России Евгений Брюн и начальник управления по контролю оборота наркотиков Андрей Храпов.
По словам Пискарева, продвижением легализации наркотиков занимается десяток «нежелательных» НПО из США, Британии и Чехии.
Их деятельность направлена на склонение к массовым беспорядкам для борьбы за легализацию наркотиков, раздачей семян, публикацию способов ухода от ответственности и пропагандой метадона.
Пискарев сообщил о подготовке законопроекта об ответственности за обучение в иностранных НПО, признанных нежелательными.
Ответственность будет вводиться по отработанной схеме сначала административная, затем уголовная.
О снюсах и насваях журналистам ничего не сказали. Скорее всего и на комиссии их не упоминали. По-моему, при таком попустительстве само обсуждение становится рекламой.
На том же заседании в итоге споров Дума приняла в первом чтении пару президентских законопроектов «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 28.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» и «О внесении изменений в статьи 15.25 и 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».
Вводится административная преюдиция за неисполнение обязанности по репатриации валюты и одновременно в уголовном законе повышаются пределы тяжести преступлений: крупный размер от 100 млн рублей, особо крупный – 150 млн рублей.
Согласно пояснениям Крашенинникова, изменения связаны с тем, что российские экспортеры все чаще сталкиваются с задержками при получении или возврате валютной выручки, особенно компании, попавшие в санкционные списки.
Из-под тяжелой 210-й статьи УК с уголовной ответственностью за организацию преступного сообщества или участия в нем выводятся учредители, руководители и работники юридических лиц или их структурных подразделений.
Исключение составляют случаи, когда такая организация или ее подразделение были заведомо созданы для совершения тяжкого или особо тяжкого преступления.
Эсер Михаил Емельянов резонно заметил, что в подавляющем большинстве случаев юридическое лицо не создается для преступной деятельности, а ОПГ чаще всего не облекаются формой юридического лица. Руководитель ОПГ не возглавляет юридическое лицо, не подписывает документы и напрямую не отдает команды. По роману Марио Пьюзо мы знаем про должность консильери – посредника между руководителем и руководимыми преступными группировками. То есть в России преследуются как ОПГ обычные предпринимательские компании.
После президентской пары приняли в первом чтении депутатский законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» в части внесудебного банкротства гражданина».
С целью повышения доступности и упрощения процедуры банкротства граждан законопроектом вводятся нормы о внесудебном порядке признания гражданина банкротом. Гражданин имеет право обратиться в СРО арбитражных управляющих с заявлением о признании его банкротом во внесудебном порядке, если удовлетворение требований кредитора приводит к невозможности исполнения других денежных обязательств.
При обсуждении депутаты говорили о кривой правоприменительной практике и обдираловке арбитражных управляющих. Суды изобрели такую схему, что банкрот не освобождается от долга, если недосчитался копеек в зарплате.

Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top