Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > КОМУ ЭТО ВЫГОДНО?

КОМУ ЭТО ВЫГОДНО?

США и Китай выходят из кризиса за счет России, выдавливая нас из жизни.

Основной вопрос депутатов на пленарном заседании Госдумы в четверг состоял в том, кто будет компенсировать потери людям, отправленным в неоплачиваемые отпуска? При этом все в палате понимают, что никто. На фоне упавшей до 24 долларов нефти правительство будет спасать, как и в прошлом, крупные организации. Не случайно вопрос об определении стратегических компаний для государственной помощи вызвал бешенство председателя комитета по бюджету Андрея Макаров.

Депутаты напуганы и обозлены, потому что мер эпидемиологического характера против коронавируса не видно. Наоборот, коронавирус используется для развития кризиса, накачивания новой волны банкротств и обнищания населения.

Понимая настроение депутатов, Вячеслав Володин изменил концепцию управления палатой и вместо стимуляции дискуссии подавляет выступления по мотивам голосования.

«Наша задача сейчас от пустопорожней болтовни уйти к конкретным вопросам. Если хотите, вот сегодня у нас практически все законы третьего чтения посвящены решению конкретных вопросов», – сказал председатель.

Ситуация такова, что не поддержать предложенные к одобрению законы нельзя и вместе с тем правительственные меры как всегда половинчатые. Они декларативно направлены на спасение страны и населения, а по сути только для крупного бизнеса.

Депутаты не возражали против одобрения законов, они просили разъяснений и корректировок. В итоге все в этот день прошло фактически голосами единороссов, ни один документ не дотянул до четырех сотен. К концу дня депутат ЛДПР Сергей Иванов насчитал в палате 142 человека.

Ситуация типологически не сравнима с тем, что было в 90-е, но по сути даже более опасная для нашего выживания. С целью отвлечения от реальных проблем на сознание людей обрушивают фейки, о которых сказал руководитель фракции ЕР Сергей Неверов.

По словам Неверова, Интернет наполнен очень противоречивой информацией, очень много фейковой. Чего только стоит рассылка в родительских чатах, что в некоторых городах ночью будет происходить, проводиться дезинфекция с вертолета, просят закрыть все окна и двери. Постоянно вбрасывается информация о том, что у нас количество зараженных намного больше, чем дают официальные власти, и это далеко не полный перечень.

Все это мы проходили. Как и то, что в острой ситуации Минфин просит разрешить вносить изменения в сводную бюджетную роспись федерального бюджета без изменений закона о бюджете-2020, то есть без контроля парламента.

На сей раз для ускорения мимо процедуры в правительстве законопроект внес сам председатель комитета по бюджету Андрей Макаров, который прежде с самоуправством правительства боролся. Его документ «О внесении изменений в Федеральный закон «О приостановлении действия отдельных положений Бюджетного кодекса РФ и установлении особенностей исполнения федерального бюджета в 2020 году» по итогам споров принят в первом чтении.

Готовил законопроект понятно Минфин. Согласно аннотации, предлагается в целях своевременного финансового обеспечения мероприятий, связанных с профилактикой и устранением последствий распространения коронавирусной инфекции, предусмотреть возможность оперативного увеличения бюджетных ассигнований резервного фонда правительства в ходе исполнения федерального бюджета в 2020 году с их последующим использованием на реализацию указанных мероприятий. А также на иные цели, определенные правительством.

Правительство наделяется правом принимать в ходе исполнения федерального бюджета в 2020 году решения о предоставлении государственных гарантий РФ в валюте РФ с превышением общего объема, установленного на 2020 год Программой государственных гарантий.

Слова «а также на иные цели, определенные правительством» действуют на палату подобно красной тряпке.

Макаров настаивал на открытом перечне стратегических предприятий, который получат господдержку.

Игорь Моляков задал два казалось естественных вопроса: будет помощь предоставляться предприятиям с иностранным участием и воспользуются ли поддержкой банки? Если да, то какие?

Известный своей несдержанностью на трибуне Макаров ответил: «Я, конечно, понимаю, что, наверное, идея сначала рассмотреть списки, кого будем поддерживать, а потом рассматривать этот закон, овладевает массами, то есть вопрос: кто будет бабки делить и кому их дадут?» – сказал Макаров. Подчеркнул, что перечень стратегически важных предприятий для страны определяет специальная комиссия, созданная правительством.

Лично я не понимаю, зачем злиться, если цели декларируются благие – спасения страны от эпидемии коронавируса. И почему действительно нельзя поставить процедуру с головы обратно на ноги, чтоб правительственная голова проветрилась.

Я сижу в Думе и диву даюсь, что должны понимать читатели из прозвучавшей аргументации? Наверно, для спасения страны от эпидемии коронавируса надо укреплять медицину, привлекать специалистов и повышать им зарплату. Закупать быстрые тест-системы для тотального контроля вирусного заражения. С таким предложением выступил депутат КПРФ Алексей Куринный и его протокольное поручение отклонили.

В конце концов, надо было принять закон о биологической безопасности, который накануне снесли из повестки на неопределенный срок.

Ничего подобного. Судя по реакции председателя бюджетного комитета, будут делать то, о чем сказал Моляков.

Что особенно важно, наиболее адекватно текущую ситуацию описал сам же Андрей Макаров. По его словам, мир был готов к кризису, только не было известно, что послужит спусковым крючком. Им сделали «эпидемию» коронавируса.

Выступления Макарова в дискуссии по его законопроекту содержали важные констатации. Приведу существенное:

– «19 ноября прошлого года, когда рассматривали денежно-кредитную политику, с этой трибуны мы и говорили о том, что ситуация созрела для экономического кризиса, что станет спусковым крючком неизвестно. Тогда еще не было ни коронавируса, тогда еще не было падения цен на нефть, но было ясно, что этот кризис экономически неизбежен. К сожалению, он происходит вот в такой форме, но главное, что происходит на фоне разрушения всех экономических цепочек, всех международно-правовых механизмов, которые могли бы сдерживать развитие кризиса и которые всегда играли роль определенного стабилизатора в предыдущих экономических кризисах. И, на самом деле, с этой трибуны я говорил о том, что каждой стране придется с экономическим кризисом бороться самостоятельно, не рассчитывая на чью бы-то ни было помощь».

– «то, что мы планировали, и регионы планировали доходы, они все планировались, исходя из тех данных, из тех прогнозов, когда у нас не было коронавируса, когда у нас не было такого обвала цен на нефть».

– «сегодня, весь мир признал, что первым и главным последствием развития экономической ситуации, связанной с коронавирусом, будет безработица».

– «совершенно очевидно, что нам надо пополнять Резервный фонд. Ну, давайте так, я одну незакрытую цифру назову, чтобы было просто понятно. Вот сегодня у нас в Резервном фонде правительства на дотации регионам по сбалансированности стоит 39,1 миллиарда рублей. Это то, что зарезервированные деньги. Очевидно, что этих средств не хватит, их надо добавлять»

– «мы должны понимать с вами, что сейчас начинается очень серьезная игра, когда такие игроки как Соединенные Штаты и Саудовская Аравия объединяются против нас, для того чтобы вытеснить нас в будущем с рынка нефтяных продуктов, потому что сегодня Соединённые Штаты крупнейший производитель, Саудовская Аравия третий производитель в мире»

– «Цена вчера на Роттердаме на нефть марки Urals, то есть наша нефть, она вчера была, составляла 18,64 доллара. Ещt раз говорю, она ушла из 20-ти вниз. При этом она за один день упала вчера на 22%. То есть демонстративно с нами не хотят заключать контракты, нас гонят в ту цену, которая для нас неприемлема»

– «и одновременно сенаторы обращаются к президенту Соединённых Штатов с тем, чтобы запретить в мире покупать российскую нефть»

– «я, скажем, не согласен с тем, что сегодня Министр финансов обозначил сумму: мы готовы выделить 300 миллиардов. Мы должны быть готовы выделить любую сумму, чтобы решить проблемы граждан и экономики»

– «по-моему, основное обращение к Богу, по-моему, должно быть – Господи, дай людям разум! Потому что гречневая каша, соответственно соль и макароны у них уже есть, они их уже купили»

– «стоит сначала сказать, что, когда предлагали изменить бюджетное правило, смягчить его, ошибались, а не произносить сейчас банальности».

Макаров имеет в виду Алексея Кудрина. Когда принимали бюджет, он предлагал поднять цену отсечения доходов в резерв. Кстати, это удивительно, потому что он же и бы автором бюджетного правила. В итоге бюджет приняли при 64, сейчас российскую нефть обрушили ниже 19.

Пленарное заседание началось с принятия трех правительственных законов по систематизации и государственной поддержке инвестиционной деятельности. Убеждать депутатов приехал сам Минфин Антон Силуанов.

Силуанов рассчитывает, что эти законы дадут нам дополнительные ресурсы в экономику. По оценкам самих же инвесторов это порядка 30 триллионов рублей.

Что касается ситуации в экономике с мерами, которые предпринимает правительство, Силуанов поведал депутатам следующее.

Правительственный план предусматривает оказание поддержки ключевым отраслям – авиаперевозки,  туризм. В наборе целый ряд инструментов – это и субсидирование процентных ставок, отсрочка по уплате налогов, прямые бюджетные вложения, государственные гарантии и сокращение административного воздействия на бизнес. Приняли решение не проводить проверки, в том числе налоговые. Определены и объемы ресурсов до 300 миллиардов рублей, определен фонд для поддержки соответствующих отраслей.

По моему, слова Силуанова о мерах поддержки инвестиций звучат нелепо на фоне фронтовых сводок Макарова. Рассчитывать на 30 триллионов от инвестиционной деятельности под давлением США может только фантаст.

Не зная подоплеки, невозможно согласиться и с Макаровым относительно политики отсечения доходов в резерв. Если нас все равно давят, зачем надо было продавать ресурсы вместо развития собственной экономики? Не проще ли было сбросить это ярмо депрессивного управления несуразными ценами на нефть и бензин, огромными трудозатратами с заниженной зарплатой, накачиванием необеспеченного доллара и обрушением рубля.

На мой взгляд, если бы мы не стелились под «коллективный Запад» с подключением Китая, у России была бы своя промышленность и независимая от их кризиса экономика.

Что произошло, никто понимать не хочет. Хотя объяснять пытались непосредственно из США.

Кто уже понял, может дальше не читать.

История как говорят в палате с «коронным вирусом» неадекватная и незаконная, она содержит несколько любопытных моментов. Принимаемые меры карантинного подавления экономики подобны прошлому запрету полетов из-за неубедительной ссылки на вулканический пепел. Они аналогично соответствуют экстерриториальному праву США. Решения в его рамках принимают в соответствии с ожиданиями массового сознания. Усиленные карантином тенденции проявлялись и до объявления эпидемии в Китае 31 декабря прошлого года.

Никто не протестует против потери работы, доходов, смысла жизни. Когда Путин пытается сделать что-то полезное, начинается вой: не по закону! Тут весь мир вывернули и ничего.

Истерия коронавируса завершится не в связи с изменениями эпидемической обстановки, для этого и сейчас нет оснований, а когда на смену этому проекту в секретных аналитических центра США и теперь уже и Китая ей на смену введут другой проект согласно схеме викарирования провокативных кампаний.

Эдвард Сноуден в своем «Личном деле» описал два принципа тотальной слежки (у них это называется «объемный сбор») тандема АНБ-ЦРУ:

– если это можем делать мы, значит, то же будут делать и против нас;

– если это могут делать против нас, мы должны это делать.

Ну действительно, если ты можешь рулить миром, почему бы нет? США подобно ребенку, дорвавшемуся до трехколесного велосипеда, рулит хаотично во все стороны на всех скоростях.

Модель описана у Станислава Лема: вот у меня ящичек с цивилизацией и они там бегают то туда, то сюда.

Охота подчиняться глупостям заложена в нас самих подобно обезьянам под властью самца низового положения в стайной иерархии, подобравшего на мусорке пустую канистру и пугающего сородичей громкими звуками.

Колотить в канистру, чтоб все разбегались, для особи без ранга в стае – это удовольствие.

Социолог Наталья Вакурова объяснила по-своему. Людям адреналина не хватает, чем больше благ, тем скучнее жить. Вот и пугают друг друга апокалиптическими заготовками, не подозревая об их происхождении: «Мы в зоне риска!»

Очень удобно отсекать беспомощных, которые всем надоели, придавая возможностей больше тем, у кого эти возможности уже из ушей лезут.

Если подавляющее большинство формулировать суть не может, пусть большинство подавляет себя и дальше.

В «Личном деле» Сноудена на основе попавшего к нему «по ошибке» документа с особым уровнем секретности описана президентская программа, которую под давлением внутренней оппозиции пришлось формально закрыть и ввести в секретный режим.

«Технологии не дают клятвы Гиппократа. Сколько решений было принято технологами в научных кругах, промышленности, военном деле и правительствами, учитывая тот факт, что Промышленная революция делалась под лозунгом «Можем», а не «должны». И редко когда (или даже никогда) у этих промышленных открытий есть лимиты, ограничивающие их применение».

И далее; «Конечно, масштабы человеческих потерь от ядерного оружия и кибернаблюдения несопоставимы. Но у них есть нечто общее, когда речь идет о двух вещах – концепции распространения и концепции разоружения».

Сноуден признается, что чувствует себя дураком. Будучи вроде бы серьезным техническим специалистом, помогал выстроить эту систему слежки и не догадывался о ее предназначении. Осознал, что его использовали еще и как сотрудника разведки, который работал для защите не страны, но государства. Более того, чувствовал что над ним совершили насилие. Будучи в Японии особенно сильно ощутил вкус предательства. Он не знал, куда идти, где находится, не понимал указаний. Но при этом был полностью прозрачен для своего правительства. Причина – его телефон. Телефон сообщал боссам где он находился и когда даже если он к телефону не прикасался.

Сноуден сожалел, что не доехал до Хиросимы и Нагасаки. Эти города священны как мемориалы напоминающие об аморальности технологий, отдают дань памяти 200 000 человек, обращенных в пепел. А также бесчисленному количеству умерших позднее от радиоактивного заражения.

Сколько людей обратят в пепел новые технологии управления массовым сознанием? Ядерному оружию не под силу.

Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top