Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ВСТРЕЧИ В СПОРТИВНОЙ МОСКВЕ

ВСТРЕЧИ В СПОРТИВНОЙ МОСКВЕ

Московский Императорский речной яхт-клуб

ЧЕСТЬ МОРЯКА, ДОСТОИНСТВО МОСКВИЧА И ЛЮБОВЬ К ОТЕЧЕСТВУ

…Это было начало пятидесятых. Мальчишка лет двенадцати после школы бежал бегом от Староконюшенного переулка к Стрелке. Он опаздывал на тренировку. Он бежал так три раза в неделю. Каждая тренировка была очень важной. Он не мог опоздать. А ездить на автобусе было не по-мальчишечьи. И он всегда успевал…

Мальчишка не стал известным гребцом-академиком. Он закончил иняз, был журналистом-международником, работал в Агентстве печати «Новости», потом руководил русским пулом переводчиков в Международной организации труда. Но Стрелка осталась его ежедневной любовью, академическая гребля теребила сердце всю жизнь.

Памяти моего отца. Мальчишки, бежавшего на тренировку. Памяти моего деда, журналиста и первого в истории советской академической гребли судьи международной категории.

СПОРТИВНАЯ БАЗА, ГДЕ РОСЛИ ЧЕМПИОНЫ

Каждый, кто хоть немного причастен к спорту, знает эти имена: олимпийские чемпионы Борис Дубровский, Анатолий Сасс, призеры Московских игр и трехкратные чемпионы мира братья Николай и Юрий Пименовы. И величайший из великих – первый в истории мировой академической гребли трехкратный олимпийский чемпион в лодке-одиночке Вячеслав Иванов (вторым и пока последним был Перти Карпиннен из Финляндии). Все эти спортсмены были воспитаны в школе, расположенной на знаменитой Стрелке Бабьегородского острова, что на Москве-реке. На самом деле их было гораздо больше, но пока ограничимся этим списком.

Вспоминает Вячеслав Иванов:

– Мы и выигрывали потому, что все могли тренироваться. Отбор был большой. Проходили соревнования, четвертьфиналы проходили, полуфиналы, чтобы до финалов добраться – сколько надо было заездов сделать? А сейчас? Сразу все в финале. Да еще не все шесть лодок – по две-по три стартуют. Нет народу. Клубы все закрыли. И теперь на Олимпиаду не можем отобраться. Массовость была очень большая. А Стрелка? Знаете, сколько народу на Стрелке выходили – я тренировался, Сасс, олимпийский чемпион, тренировался, Булдаков, Иванов – были трехкратными чемпионами Европы. На Стрелке столько народу выходило на воду! Лодки были все расписаны. Я пришел туда зимой в пятьдесят втором. За мной закрепили лодку. Был абонемент. Там было указано, какую лодку я должен брать, и часы для тренировок были указаны. Я приходил, кто-то другой на этой лодке тренировался, а потом лодка освобождалась. Час времени было записано в абонементе, я час и тренировался. Возвращался, уже следующий садился. Вот действительно отбор шел. Стрелка – это был родной дом для гребцов. Ветераны собирались. Дружные были все. А сейчас негде собираться. Вот мы ездили в Бостон – там гребной клуб. И все собираются, общаются, гребные фильмы смотрят – и молодежь, и ветераны. И так почти во всех странах. А у нас была Стрелка, а теперь ее нет. Всё ушло. Нет Стрелки…

СЛАВНОЕ ПРОШЛОЕ

Самое интересное в истории знаменитой гребной базы – она изначально создавалась как государственная. Стрелка (изначально Императорский яхт-клуб) – первый государственный спортивный клуб в истории России. Он был создан в 1867 году.

В 1867 году в канцелярию московского обер-полицмейстера поступило прошение об основании Московского речного яхт-клуба. Ходатаями, подписавшими прошение и выступавшими от лица большой инициативной группы, были: «суконный фабрикант Роберт Егорович Пельтцер, купеческий сын Иван Романович Андерсон и дворянин Константин Степанович Шиловский». Прошение «о желании создать в Москве яхт-клуб по примеру С.-Петербургского» было переправлено московскому генерал-губернатору князю Владимиру Андреевичу Долгорукову. Долгоруков в будущий устав клуба внес свои требования. Так, яхт-клуб должен был взять на себя обязательство «давать один раз в год в пользу Инвалидов собрание, маскарад или концерт». Князь Долгоруков в свою очередь настаивал, что яхт-клуб должен принимать активное участие в деле «спасения на водах», служить общему «увеселению» жителей Первопрестольной и по мере сил привлекать их к столь «благоприятному занятию, коим является отдых на воде». Морское ведомство представило Устав яхт-клуба с внесенными в него поправками на рассмотрение Комитета министров, где он и был одобрен на ближайшем заседании. Следующей инстанцией была канцелярия государя-императора. Шестого июля 1867 года устав был утвержден.

Среди почетных членов клуба был один из богатейших людей России, будущий градоначальник Москвы Николай Александрович Алексеев. Придет время – именно он начнет строить здание для Московского яхт-клуба. Начнет, профинансирует, но не закончит. А дом на Болотной набережной, 1 по проекту архитектора Карла Васильевича Треймана будет построен лишь в 1900 году.

БОЛЬШОЙ СПОРТ НАЧИНАЕТСЯ

У яхт-клуба было много заслуг перед городом. Скажем, организованное движение судов по Москве-реке появилось именно их стараниями. Но спорт – массовый, увлекательный – стал основным направлением. Несколько цифр: в 1889 году в клубе состояло 127 человек, а флотилия состояла из 88 судов; в 1912 году в клубе было 376 действительных членов и 41 член-корреспондент, а число судов перевалило за сотню.

Устраиваемые клубом гонки всегда были открытыми. Участниками становились не только суда яхт-клуба, но и «пришлые». Ограничений на типы судов не существовало – для каждого находился свой разряд.

Соревнования всегда отличались непримиримостью. Так, 18 июля 1893 г. 3 версты с двумя поворотами были пройдены на распашной «двойке» за 16 минут 16 секунд. А в 1895 году всех поразил участвовавший в открытой яличной гонке крестьянин-перевозчик Артемий Демьянов, прошедший 2-верстовую дистанцию с двумя поворотами за 15 мин 32 секунды. Члены клуба – коньячный король Сергей Николаевич Шустов, активный участник Русского гимнастического общества, в 1892 году стал первым чемпионом России по академической гребле, а Анатолий Переселенцев побеждал даже на международном уровне.

БОЛЬШОЙ СПОРТ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ

Советская власть, конечно, изменила историческое название клуба, но победные традиции клуба свято соблюдала. Академическая гребля в Москве процветала. А вот в лихие девяностые всё изменилось. Рассказывает многократный победитель ветеранских международных регат Андрей Андреев:

– В конце девяностых годов очень тяжелое положение было у гребцов. Тогда директором Стрелки была Нина Никифоровна Шаманова. Она добилась аудиенции у Лужкова. Рассказала о наших проблемах. И Лужков тут же заявил: «Мы всё это решим». Набирает телефон директора фабрики «Красный Октябрь»: «Даурский! Тут у тебя дети под боком тренируются. Надо помочь». И решили так: сделать Стрелку частью «Красного Октября», поставить их на довольствие, покупать детям лодки и другой нужный инвентарь, возить на сборы. Первое время это работало. По-моему, до 2007 – 2008 года. Потом это всё благополучно закончилось. «Красный Октябрь» перебазировали в район трех вокзалов, нам, спортсменам, сказали, что вы больше не нужны. Стрелка же, став частью «Красного Октября», потеряла статус, потеряла печать, потеряла всё. После этого нам объяснили, что это не наша собственность и мы можем идти далеко. И какие-то неизвестные люди появились, стали владельцами этого здания. Старый эллинг, в котором хранились лодки, переоборудовали.Там зал штанги появился, еще что-то. Но мы соревнования проводили уже после того, как Стрелка от нас ушла. Уж не знаю – платили или нет, но проводили. А потом территорию отгородили забором, поставили охрану. И нас окончательно прогнали. А ведь наша Стрелка могла работать! Да она бы работала несмотря ни на что, она бы работала!

Стрелка доказала: готовить чемпионов – ее дело. Последним пока российским олимпийским чемпионом по академической гребле в четверке парной стал воспитанник Стрелки Алексей Свирин. Это случилось в 2004 году на Олимпийских играх в Афинах. Сейчас Свирин возглавляет федерацию гребного спорта России.

ВОЗРОЖДЕНИЕ?

Возможно. Но с потерей статуса государственного клуба. Его, впрочем, уже давно нет. Сейчас на известной базе появился коммерческий клуб. Может быть, к грядущим юбилеям Стрелки у них что-нибудь получится. Если будут следовать заветам основателей. Ведь когда закладывался фундамент здания клуба, в правом углу фасада была сделана ниша, в которую опустили монеты и вложили металлический цилиндр с пергаментом – «посланием к потомкам», что придут на смену тому поколению яхтсменов. В послании выражалась уверенность, что смена вех и эпох не скажется на традициях клуба, в основе которых всегда были честь моряка, достоинство москвича и любовь к своему Отечеству.

Наталья КАЛУГИНА.

Добавить комментарий

Loading...
Top