Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > И ДОЛЬШЕ ВЕКА ДЛИТСЯ ДЕНЬ…

И ДОЛЬШЕ ВЕКА ДЛИТСЯ ДЕНЬ…

Ленин и Троцкий

Цикл очерков к 150-летию со дня рождения В.И. Ленина

Троцкий и Ленин в октябре 1917 года

«Если бы в Петербурге не было ни Ленина, ни меня, не было бы и Октябрьской революции. В этом для меня нет ни малейшего сомнения…»

Так утверждал Лев Троцкий в мемуарах. И – скромничал. Без него – точно бы не было. А вот роль Ленина непосредственно в октябрьских событиях преувеличена советской историографией. В период подготовки восстания Ленина не было в Петрограде. Июльская «вооруженная демонстрация» против Временного правительства закончилась большой кровью, большевиков объявили вне закона. Их газеты закрыли, начались аресты. Ленин и Зиновьев скрылись в Разливе.

«После июльского бегства Ленина его личное влияние падает. Троцкий на сажень выше своего окружения», – отмечал начальник контрразведки Петроградского военного округа полковник Борис Никитин.

Ленин был признанным лидером партии, вождем большевизма. Вот свидетельство и оценка знаменитого литератора Леонида Андреева. В 1905 году он сочувствовал и даже помогал революционерам, но потом стал их яростным идейным противником. В 1917 году Леонид Андреев под впечатлением от июльского мятежа в Петрограде писал (в своем характерном экспрессионистско-мистическом духе):

«По июльским трупам, по лужам красной крови вступает завоеватель Ленин, гордый победитель, великий триумфатор – громче приветствуй его, русский народ!.. Ты почти Бог, Ленин, – ты знаешь это?.. Или ты не один? Или ты только предтеча? Кто же еще идет за тобою? Кто он, столь страшный, что бледнеет от ужаса даже твое дымное и бурное лицо? Густится мрак, и во мраке я слышу голос: – Идущий за мной сильнее меня».

Но в бурном революционном Петрограде Ленин появился только в начале октября. Точный день до сих пор не установлен. 10 октября он участвовал в заседании ЦК, при поддержке Троцкого добился решения о вооруженном восстании. При этом Троцкий настоял не на немедленном восстании, как призывал Ленин, а на выступлении именно 25 октября – чтобы приурочить его к открытию Второго съезда Советов рабочих и солдатских депутатов. Американский историк Ричард Пайпс отмечал, что это был тактически и стратегически точный ход – таким образом большевистский переворот был замаскирован как захват власти внепартийными Советами.

Троцкий возглавлял Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов – фактически параллельный с Временным правительством орган власти в столице России. И с высоты этого положения одновременно руководил действиями большевиков. 12 октября он сформировал Военно-революционный комитет, который в предреволюционные и послереволюционные дни стал единственной реальной силой. Троцкий выступал на всех митингах, склоняя рабочих, солдат и матросов на сторону большевиков:

«Советская власть уничтожит окопную страду. Она даст землю и уврачует внутреннюю разруху. Советская власть отдаст все, что есть в стране, бедноте и окопникам. У тебя, буржуй, две шубы – отдай одну солдату. У тебя есть теплые сапоги? Посиди дома. Твои сапоги нужны рабочему… Пусть ваш голос будет вашей клятвой поддерживать всеми силами и со всей самоотверженностью Совет, который взял на себя великое бремя довести победу революции до конца и дать людям землю, хлеб и мир».

Член исполкома Петроградского Совета меньшевик Николай Суханов вспоминал, что Троцкий как пламенный оратор буквально гипнотизировал массы:

«Вокруг меня было настроение, близкое к экстазу. Казалось, толпа запоет сейчас без всякого сговора и указания какой-нибудь религиозный гимн… «Будем стоять за рабоче-крестьянское дело до последней капли крови». Кто – за?.. Тысячная толпа как один человек подняла руки… Троцкий чеканил слова:

– Это ваше голосование пусть будет вашей клятвой – всеми силами, любыми жертвами поддержать Совет, взявший на себя великое бремя довести до конца победу революции и дать землю, хлеб и мир!

Несметная толпа держала руки. Она согласна. Она клянется…»

Член ВРК и первый председатель Петроградской ЧК Моисей Урицкий говорил тогда в частной беседе с товарищами по партии: «Вот пришла великая революция, и чувствуется, что как ни умен Ленин, а начинает тускнеть рядом с гением Троцкого».

Карл Радек в газете «Правда» от 14 октября 1922 года писал: «Если т. Ленина можно назвать разумом революции, господствующим через трансмиссию воли, то т. Троцкого можно охарактеризовать, как стальную волю, обузданную разумом. Как голос колокола, призывающего к работе, звучала речь Троцкого».

Еще раньше, в газете «Правда от 6 октября 1918 года, то есть к первой годовщине революции, не кто иной, как Сталин (!), славословил Троцкого: «Вся работа по практической организации восстания происходила под непосредственным руководством председателя Петроградского совета Троцкого. Можно с уверенностью сказать, что быстрым переходом гарнизона на сторону Совета и умелой подготовкой работы Военно-революционного комитета партия обязана прежде всего и главным образом тов. Троцкому».

Тут надо учесть и то, что Ленин был в розыске, скрывался от полиции. А Троцкий действовал открыто. Ленин пришел в Смольный, в штаб большевиков, 24 октября. К тому времени весь Петроград, кроме Зимнего дворца, был занят отрядами революционных солдат и матросов, вооруженных рабочих.

25 октября в полдень Троцкий в Смольном докладывал членам Петроградского Совета:

«От имени Военно-Революционного Комитета объявляю, что Временного правительства больше не существует. Отдельные министры подвергнуты аресту. Другие будут арестованы в ближайшие дни или часы… Мы здесь бодрствовали ночью и по телефонной проволоке следили, как отряды революционных солдат и рабочей гвардии бесшумно исполняли свое дело. Обыватель мирно спал и не знал, что в это время одна власть сменяется другой. Вокзалы, почта, телеграф, Петроградское Телеграфное Агентство, Государственный банк заняты. Зимний дворец еще не взят, но судьба его решится в течение ближайших минут».

И она – решилась.

(В СССР, 75 лет торжественно отмечая День революции, возведя его в государственные святцы, не говорили, кто же был главным организатором вооруженного восстания, которое привело коммунистов к власти на территории Российской империи. Везде и всюду, от школьных учебников, плакатов и живописных картин до художественных фильмов, единственным вождем восставших, эпическим героем тех октябрьских событий в Петрограде выставлялся Ленин. То есть история страны и история партии была искаженная, «подчищенная». Дело прошлое. Но интересно, какую историю сейчас преподносят своим последователям нынешние руководители компартии?)

На другой день после штурма Зимнего, на заседании ЦК, Ленин предложил назначить Троцкого главой первого революционного правительства – председателем Совета народных комиссаров. (Кстати, «комиссаров» вместо «министров» и «Совет народных комиссаров» придумал Троцкий.) Но Троцкий отказался, сказав, что, во-первых,  правительство новой России должен возглавить лидер партии большевиков, а во-вторых – русский по национальности: «Стоит ли… давать в руки врагам такое дополнительное оружие, как мое еврейство?»

А если бы согласился?

И что? И как сложилась бы тогда наша жизнь, история, историография? Разумеется, Сталин так и остался бы на шестых-седьмых ролях, а со временем и вовсе мог сойти на нет. Казарменный социализм построили бы в любом случае, в полном соответствии со взглядами Троцкого. Все остальное – область предположений, догадок. Рожденный в 1879 году, он вполне мог долго жить и долго возглавлять СССР – вплоть до 50-х, а то и до начала 60-х годов…

И вообще, 75 лет вдалбливали бы нам в головы не марксизм-ленинизм, а марксизм-троцкизм? Ходили бы, жили, работали под портретами Троцкого.

Мы редко задумываемся, на каких весах иногда раскачивается история.

Постскриптум. Сразу же после большевистского переворота 25 октября 1917 года, вошедшего в советскую историю как Великая Октябрьская социалистическая революция, конгрессмен Мейер Лондон, один из двух социалистов (!) в парламенте США, заявил на страницах The New York Times, что власть большевиков падет в считанные дни.

Он писал, что большевики выражают настроения самой темной части населения, которая хочет хорошо жить, ничего не делая, а только лишь отбирая богатства у тех, кто их имеет. Так долго не проживешь. Однако подобные люди этого не понимают. Потерпев крах, они сочтут, что во всем виноваты большевики, обвинят их в предательстве пролетарского дела и погонят в шею. На смену большевикам придут новые демагоги, которые наобещают новые золотые горы и, разумеется, не выполнят обещания. Их тоже вышвырнут, появятся другие, еще невежественнее и бессовестнее. В итоге голод и разруха образумят людей, появится правительство, которое будет работать, а не пытаться обогащать одних за счет других.

В редакционном комментарии The New York Times соглашалась с Мейером Лондоном. Но с оговоркой, что счет может пойти на годы: «Ленин и Троцкий… падут от рук своего же народа, ибо пообещали ему достать луну, а она все еще на небе». Однако государство, созданное Лениным и Сталиным, существовало 75 лет. И рухнуло не по воле масс, как предрекали конгрессмен Мейер Лондон и The New York Times, а по совокупности многих причин.

И еще интересный факт. В противовес The New York Times в те же октябрьские дни 1917 года New York Evening Post утверждала, что власть большевиков – надолго. «В мире случались и более удивительные вещи», – философски заключала газета.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

 

Добавить комментарий

Loading...
Top