Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > КАК НАМ ОБУСТРОИТЬ РОССИЮ ПОСЛЕ КОВИДА?

КАК НАМ ОБУСТРОИТЬ РОССИЮ ПОСЛЕ КОВИДА?

Карта мира

В пятницу на площадке агентства Интерфакс состоялась первая онлайн-сессия Примаковских чтений. Тема сформулирована оптимистами: «Россия и постковидный мир»

То есть все еще горит, только приступили к работе, а реставраторы уже строят дизайн ремонта и восстановления.
«Примаковские чтения онлайн» – это новый совместный проект ИМЭМО РАН и «Интерфакса». В рамках проекта на площадке агентства состоится серия онлайн-встреч экспертов, политических и общественных деятелей, на которых будут обсуждаться актуальные проблемы международных отношений и мировой экономики в период кризиса. Проект реализуется при поддержке Фонда Горчакова.
Основные темы дискуссии: полицентризм, биполярность, мир без полюсов; приоритетность угроз: стратегическая нестабильность, пандемии, климатические изменения, компьютерный терроризм; контроль вооружений: быть или не быть.
Участие приняли: Алексей Арбатов, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН; Александр Дынкин, президент ИМЭМО РАН, академик РАН; Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель президиума неправительственной организации «Совет по внешней и оборонной политике».

В роли модератора выступил Михаил Швыдкой, спецпредставитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству.
В прошлом Швыдкой был проводником идеи возврата коллекции барона Эстерхази и тем самым вызвал возмущение депутатов начиная с Елены Драпеко. Подоплека в том, что именно Эстерхази был инициатором кровавой революции в Венгрии 1956 года как первой попытки пересмотра послевоенного мира согласно договоренностям Сталина, Рузвельта и Черчилля.
Участникам чтений Михаил Швыдкой предложил говорить о новой политической геометрии и о кризисе системы договоров. США выходят из 12 договоров. Они готовы провести встречу семерки, посвященную пандемии. России там нет. Китай хочет вовлечь Европу в свой глобальный проект «один пояс – один путь».
Швыдкой напомнил, что переговорщиком по всеобъемлющему Договору о запрещении ядерных испытаний был Юлий Квицинский. Пьеса об этом написана «Прогулки в лесу».

У Евтушенко есть поэма о нейтронной бомбе. Такое ощущение Швыдкого, когда ездил по по пустой Москве, что
сейчас все боятся пандемии и никто не боится войны. Соответственно состояние ООН – печальное. Александр Дынкин в начале своего выступления попросил не откладывать Примаковские чтения на потом.
Произошло много сдвигов в глобальной политике. В мирное время негативные процессы могли бы распространиться на все двадцатые годы. Сейчас время спрессовано. Обострение отношений США и Китая, потому что Китай усиливает свое влияние. С приходом Трампа обозначился тренд на величие Америки. Предлагают социологический дарвинизм: выживет сильнейший в мире бесправия. По оценке Дынкина, Китаю не хватило технического обеспечения для доминирования. Рынки Huawei сокращаются. Транснациональнные компании США намного больше китайских. Соглашение Вашингтона и Пекина выполняется, хотя из его 195 пунктов только пять содержат обязательства США, а 188 – «Китай должен». Golden Sax и другие крупные компании США получили одобрение на работу в Китае,
Китай согласился на эквайринг. Китай ищет компромиссы, США его сдерживают.
Дынкин подчеркнул, общество США расколото, идет война в элитах. Вашингтон не реагировал на эпидемию, потом начал давать экстравагантные советы. На чернокожее население приходится 52% инфицированных.

В Европе прослеживаются последствия асимметрии. Идея «европейский народ» не получилась поддержки ООН в кризисе.
Дынкин прогнозирует, что США и Китай выйдут из кризиса ослабленными. Занимать ту или иную сторону опрометчиво. России с 3% глобального ВВП трудно рассчитывать на лидерство, Антироссийкий пояс от Бухареста до Таллина получает финансовую, политическую военную поддержку. Однако ядерный паритет с США сохраняется. Появился новый экономический гигант – Индонезия.
Алексей Арбатов в своем выступлении подчеркнул, что сейчас вся мировая общественность занята пандемией. Вирус уйдет, ядерное оружие останется. Уже прекращены инспекционные поездки. Юбилейная конференция по контролю вооружений отложена на год, потому что в Нью-Йорке невозможно собираться. Кто-то вздохнул с облегчением, но через год ситуация станет хуже.

США вышли из основополагающего договора, к которому присоединились 122 государства. Благодаря ему в мире 9 ядерных держав, а не 33. США готовят выход из договора по открытому небу. Мир вернулся в 50-е, когда кончилось Карибским кризисом. США собирались нанести ядерный удар по России и Китаю с уничтожением 800 млн человек, треть мира на тот момент. Трамп из тех, кто получил систему контроля над вооружениями на “блюдечке с голубой каемочкой”. Он считает, что без ограничений США будут развиваться быстрее. Не знает, что в октябре 1962 года страна чуть не погибла. Арбатов указал на угрозу России от Китая. Китайские товарищи мыслят большими категориями: Китай – самое большое население, Россия – самая большая территория. Для России означает ничего хорошего. Мы с Китаем воевали на Таманском.
У нас есть общие интересы в Китае, Европе, США. Но партнеры это когда готов воевать за другую стран у. У нас с Китаем такого не будет.
По мнению Арбатова, надо избежать новой биполярности и сохранить контроль над вооружениями. США предложили новый договор СНВ4, Как они мыслят привлечение Китая? Он должен стать участником договора? Китай увеличит количество боеголовок в 5 раз и ракет в 10? Он может это сделать это без договора. Зачем подталкивать?
Китай отказался и мы поспешили поддержать. Зачем?
Федор Лукьянов надеется,  что онлайн, который имеет свои плюсы, не станет основой геополитической реальности. Нейтронная бомба Евтушенко перекликается с песней Кобзона того времени «солнечному миру – да, да, да! Ядерному взрыву – нет, нет, нет!».
Коронавирус – это не чума и не Эбола, тем не менее мир встал.  В мире оставались захолустные места, где жизнь продолжалась как прежде. Сейчас такого нет. Феномен тотальной разобщенности и совершенно неразрывной взаимосвязи. Важные события ничего принципиально не меняют и будет так же, но хуже. Негативные тренды с начала 21 века усугубились. Мир без правил, вот чего мы добились в конце 20 века. Ощущение обвала. До этого мы привыкли к упорядоченной мировой политике. В тогдашнем противостоянии упорядоченность соблюдалось. Нынешнее состояние международной системы представляет собой хаотичное преследование собственных интересов.
Трамп пытается обойти базовый закон международных отношений.
США попали в ловушку Фукидида – страх супердержав перед появлением сильных конкурентов.
Лукьянова тоже пугает новая биполярность, которая может наступить. Она может быть совсем не такой, как в прошлом, когда она служила фактором стабилизации мира.
Лукьянов сослался на работу Ленина: «Империализм как высшая стадия капитализма». Гонка за добычей везде, где только можно.
Вывод Лукьянова давно ожидаемый: дело не в том, демократия или автократия, а как устроено взаимодействие государства и общества. В дискуссии о кризисе ООН Лукьянов выступил примирительно: не зря умные люди составляли эти договоры, но договоры – это не 10 заповедей Моисея. Они отражают расстановку сил. Она изменилась. Величайшее достижение мира – замена большой войны: блокировали резолюции друг друга.

Отвечая на вопрос Швыдкого «Нам что делать?», Лукьянов сказал, что Россия имеет прекрасную возможность не быть основным участником. Это не наша война за мировое господство, которую ведут США и Китай. В целом это их проблемы.
Алексей Арбатов проблемы с ООН разделил на две части. Это не структура над правительствами, а площадка для их диалога. Сползли к конфронтации и ООН парализовало. Мир колоссально изменился, а ООН осталась прежней. Все попытки реформировать ООН не привели к успеху. Примаков предложил реформирование. ООН создавался, когда в континентальном Китае был Чан-Кай-Ши. Представителем в Совете Белопасности  был Тайвань. Япония и Германия были разорены.
Арбатов предлагает ввести в Совбез и дать право вето новым членам типа Индии. Ввести право голосовать квалифицированным большинством для преодоления вето.
Арбатов не думает, что политика Трампа соответствует позициям внутри США.
В прошлом был эпизод, когда к Брежневу пришли военные и сказали: можно увеличить шахты так, что США даже не заметят. Брежнев ответил как отрезал: «Обижать американцев не позволю».
Швыдкой напомнил про обвал цен на нефть.
Дынкин охотно пояснил. При ценах на нефть 25 долларов она становится рентабельной. Двигатели внешного сгорания в Норвегии субсидируются, другие страны не имеют такой возможности. Люди, приверженные зеленым идеям, отвлекают внимание на климатические явления.
Понятно, имеются в виду не паровозы, а электромобили. Электроэнергия вырабатывается на газе.
Историк Александр Чубарьян сказал то, что говорит всегда. Борьба за историческую память направлена на ослабление России. Надо деполитизировать историю. Примаков был великий мастер международной дипломатии.
Чубарьян отметил европейское разочарование в интеграционных объединениях. Он не называл бы это национальным эгоизмом. Страны выходят из кризиса национальными усилиями.
Для завершения Швыдкой отметил, что не говорили об иерархии угроз. Как выстроим иерархию, такие и будут ответы. Пандемия вытеснила другие угрозы.
Должен сказать, я получил настоящее удовольствие от неординарной дискуссии, но тем не менее должен к ней добавить нечто на мой взгляд существенное.
Акция «пандемия» стала заменой большой войне в итоге консенсуса ведущих игроков, прежде всего тройки Китай, Россия и США. Россия не только принимала участие, но выступила триггером запуска кризиса, отказавшись от ограничения добычи нефти. Это случилось в невыгодный для США момент.
На мой взгляд, умные люди не формулируют открытым текстом, что противостоят не страны, а позиции, как бы размазанные по странам, объединяя своим дуализмом в единую систему с двумя антагонистическими подсистемами тех, кого принято называть врагами.
За спиной России и всего мира Пекин с Вашингтоном прекрасно договорились и построили свой “Пакт Молотова-Риббентропа”. Причем уникальный в отличие от того тиражированного по странам соглашения.
К сожалению, рядовые исследователи включая депутатов с сенаторами бывают ближе к конструктивному смыслу, чем представители элиты. Уважаемые люди говорят важные вещи, из которых политики не построишь.
Деполитизировать историю невозможно, пока она не признается точной наукой. Теоретически это возможно.
Среди аналитиков гуманитарных проблем попадаются фигуры типа Арбатова, Дынкина, Лукьянова с естественнонаучным мышлением и соответственно споссобностью выбирать существенное. Однако реализаторы политики склонны приносить доказуемые истины в жертву сиюминутной конъюнктуре.
Примаков в одной фигуре совмещал все, Но вот его нет и пока нет заменыю Хотя Россия может гордиться своими министрами иностранных дел, и Лавров стал на этом фронте ведущим в мире. Он в виртуозности диалога с недоговороспособными англосаксами превосходит великого Громыко, за которым стояла страна, объединившая более половины мира. Нынешний расклад арифметически больше, в русле Вашингтона следует 35 стран ООН из почти двух сотен. Однако с тех пор Вашингтон выставил систему сетевого глобального управления, подчинив ей ООН и другие надправительственные организации в качестве инструментов.
Причина проблем этого мира все же не в крушении договорной системы – это следствие, как и 3% ВВП России. Причина в резком росте базовой тревожности и популяционного иммунодефицита. В истории человечества это всегда приводило к разрухе, войне и революции. А сейчас у нас на дворе пандемия.

Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top