Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > 145 МИЛЛИОНОВ ЗА ПРИЮТ ВО ВРЕМЯ ПАНДЕМИИ

145 МИЛЛИОНОВ ЗА ПРИЮТ ВО ВРЕМЯ ПАНДЕМИИ

волонтер

В последний день мая в 14.30 на сайте правительства РФ появилась новость под заголовком: «Михаил Мишустин утвердил правила спецвыплат за волонтерскую деятельность во время коронавируса». Буквально через пару часов новость перепечатали большинство сетевых СМИ, после чего у читателей начался ажиотаж в комментариях, взрыв мозга и разрыв шаблона: платить деньги волонтерам? Как это?

Откуда есть пошел волонтер?

Слово «волонтер» появилось в европейских языках во времена Восьмидесятилетней войны (война за независимость Нидерландов с 1566 по 1648 г.) и Тридцатилетней войны (последний религиозный конфликт в Европе, который длился с 1618 по 1648 год и оказал огромное влияние на современную систему международных отношений). В эти тяжелые военные годы платить наемникам было нечем, поэтому людям обещали лишь славу и военную добычу, и называли их латинским словом voluntarius — добровольный. Кстати, в Тридцатилетнюю войну родилось еще одно слово — мародер. Что ж, войны прошли, а понятия остались. И если во время тех тяжелых вооруженных конфликтов волонтеры вели себя, скажем так, не лучшим образом (для участника Тридцатилетней войны волонтер и мародер — это одно и то же), то в дальнейшем волонтерское движение полностью себя реабилитировало. Появились «Юношеская христианская ассоциация» (YMCA), Армия спасения, «Общество милосердия», Общество Красного Креста и многие другие. Так что уже к концу XIX века слово «волонтер» приобрело современное значение — это человек, который занимается благотворительной, общественно полезной деятельностью. Причем безвозмездно, то есть даром.
Так что налицо противоречие. Если волонтерам платить, то это уже, извините, не волонтер, а черт знает что такое…
И в этом противоречии есть несколько интересных аспектов.

Конфликт поколений

Дело в том, что в России есть — точнее, были — социальные стереотипы, которые тормозили развитие волонтерской деятельности. Старшее поколение, выросшее при советской власти, нередко считает, что добровольный труд на благо общества был в Советском Союзе (субботники, поездки в колхоз, тимуровцы, ДОСААФ, добровольная народная дружина и так далее). А вот капитализм и бесплатный труд несовместимы. При капитализме бесплатный труд — это либо глупость, либо блажь.
Кстати, на мой взгляд, возможно, именно этим объясняется решение Михаила Мишустина? Ко времени развала Советского Союза ему уже было 25 лет — то есть это был уже человек, прошедший пионерскую и комсомольскую организации, к тому же сын секретаря комитета ВЛКСМ. Вполне сформировавшаяся советская личность, политически подкованная, знающая, что при капитализме человек человеку — волк, а отнюдь не волонтер.
Да, сейчас время и открытые границы расставили все по местам, сейчас уже доподлинно известно, что и на загнивающем Западе, и в насквозь капиталистической Америке, и в странах Азии волонтерская деятельность — явление вполне обычное и почетное. И российское молодое поколение, невзирая на рынок, охотно идет в волонтеры.
Однако от стереотипов, внушенных в детстве и юности, избавиться не так-то и просто.
Может быть, этим все и объясняется?

Способ подачи материала

Еще один очень интересный аспект. У нас сейчас, увы, эпоха клипового мышления. Растет количество людей, которые не читают дальше заголовка. Кроме того, Интернет тоже диктует свои правила подачи материала, правила, которые обозначают аббревиатурой SEO (search engine optimization, поисковая оптимизация). Так вот, правила SEO гласят, что заголовок должен быть максимально броским и провоцирующим. И на новостных сайтах можно найти немало случаев, когда заголовок, мягко говоря, не соответствует содержанию текста.
Примерно это произошло и в данном случае. И если первые новостные агентства поспешили и перепечатали заголовок (будут платить деньги волонтерам), до последующие новости стали уже более конкретными. Рерайтеры потрудились открыть саму новость и прочитать, что в ней написано. А написано в ней следующее: «Ежемесячные выплаты в период с 1 апреля по 30 июня полагаются тем, кто принял на временное проживание, в том числе под временную опеку, инвалидов, граждан старшего возраста, детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей. Сумма составляет 12 130 рублей за каждого человека, которому оказывается помощь».
Надо ли это понимать так, что волонтеры, которые ходят для пожилых людей в магазины и аптеки и покупают им продукты и лекарства, останутся волонтерами — то есть не получат этих денег?

Помощь в период пандемии

Вообще этот абзац — про выплаты для тех, «кто принял на временное проживание» – вызывает много вопросов. Период самоизоляции — это как раз время, когда все забились в свои норы и пережидают. Даже в гости не ходят, даже к пожилым родителям стараются ездить пореже. А тут вдруг — поселил у себя, в своей квартире, другого человека.
Что касается детей, то их принять под опеку не так-то просто. Надо собрать кучу справок, доказать свою благонадежность и платежеспособность, и даже традиционность в плане сексуальной ориентации. И людям, которые усыновили сирот или детей, оставшихся без попечения родителей, и так уже полагаются выплаты от государства — причем немаленькие.
В период самоизоляции сбор всех этих справок сильно затруднен, а то и вовсе невозможен. Поэтому о каком «принятии под опеку» детей может идти речь — непонятно.
А принять на временное проживание пожилого человека на период пандемии? Как вы вообще это себе представляете? Сходить для пожилых соседей в магазин или в аптеку, передать что-нибудь, держась при этом на почтительном расстоянии — это понятно, и такие волонтеры у нас, слава богу, чуть ли не в каждом доме.
Я могу предположить, что временный кров мог понадобиться командировочным, путешественникам, вахтовым рабочим и другим людям, которых самоизоляция и ограничение на передвижение застигли в другом городе или даже другом регионе. И которым действительно надо где-то перекантоваться. Однако это, во-первых, скорее всего люди вполне трудоспособного возраста. Во-вторых, 12 тысяч на приют для них в течение трех месяцев — это очень мало.

Вопрос денег

Но допустим, что такие случаи все-таки были. Есть люди, которые дали кому-то кров на период самоизоляции. Для этих людей из бюджета выделено 145 миллионов рублей. Итого получается, что выплаты будут получены на 11 953 человека. Видимо, именно столько во всей России людей, детей, пожилых людей и инвалидов, которые получили временное пристанище на период пандемии. Возникает опять-таки вопрос: кто их подсчитал и по какой методике?
Кстати, а что будет с теми, кто получил этот приют не на три месяца, а на два? Полтора? Один месяц? За них заплатят или нет?
Так что имеем в наличии выделенную из резервного фонда крупную сумму и крайне странные условия ее распределения. Странные, если не сказать больше.

Оплата и вознаграждение — две большие разницы

Почитаем немного комментарии под новостями. В большинстве из них — недоумение:
«А разве волонтёрство подразумевает оплату? Это же добровольная безвозмездная помощь нуждающимся!?» -пишет Artur Tsarev.
«Нормальный Премьер пришел на смену Медведеву.Волонтеров естественно надо финансово поддержать», – считает Василий Чапаев.
«Вы бы медикам выплатили сначала ☹️», – советует аноним.
Действительно, вопрос: останется ли волонтер волонтером, если ему заплатить деньги? В волонтеры идут люди с чистыми руками и добрым сердцем, идут бескорыстно и не рассчитывая на награду. Если поднять вопрос платежа, то возникнет поле для злоупотреблений. И тогда, возможно, опять произойдет сближение двух слов, которые родились в одни и те же страшные годы на одной и той же опустошенной земле — волонтер и мародер снова станут синонимами…
Но с другой стороны, оказать помощь волонтерам — это ведь тоже доброе дело, правда? Как же разрешить это противоречие?
Тут почему-то вспоминается эпизод из «Бронзовой птицы» Рыбакова. Помните, когда ребята просят у художника-анархиста лодку?
«- Плохо, – поник головой художник. – Труд должен вознаграждаться.
– Ведь анархисты не признают денег, – опять съехидничал Мишка.
– Я не говорю — оплачиваться, я говорю — вознаграждаться, – пояснил анархист».
И хотя персонаж, конечно, был страшным демагогом, но истина в его словах имеется. Самоотверженный труд волонтеров должен быть вознагражден. Вопрос только — каким именно способом?
Кстати, для справки: в декабре 2019 года в России насчитывалось 15 миллионов волонтеров. Сейчас, скорее всего, намного больше.

Яна МАЕВСКАЯ.

Добавить комментарий

Loading...
Top