Вы здесь
Главная > #СПОРТ > ВСТРЕЧИ В СПОРТИВНОЙ МОСКВЕ. ПОБЕДЫ И ТРАГЕДИИ БОЛЬШОГО ЦСКА

ВСТРЕЧИ В СПОРТИВНОЙ МОСКВЕ. ПОБЕДЫ И ТРАГЕДИИ БОЛЬШОГО ЦСКА

«Мне повезло, что мой старший брат, Михаил Клименко, привел меня когда-то в ЦСКА. Я попал туда в золотое время. К нам на тренировки приходил Анатолий Владимирович Тарасов, приводил своих ребят, говорил: «Посмотрите, как тренируются девочки-гимнастки. Они такие маленькие, и так много работают. А вы – ребята большие, и должны работать еще больше». Мы общались, дружили с Валерием Харламовым, Анатолием Фирсовым, с дочкой Анатолия Владимировича Татьяной Тарасовой, с Ирой Родниной, с Владиславом Третьяком. Когда вспоминаю это время, горло перехватывает» – Виктор КЛИМЕНКО, олимпийский чемпион 1972 года по спортивной гимнастике.
…Если по левую сторону Санкт-Петербургского тракта по пути в Москву построили знаменитый Петровский замок – Петровский путевой дворец, то правая сторона оставалась свободной. На просторах огромного Ходынского поля оставались пахотные земли ямщиков Тверской заставы. Правда, после подписания Кучук-Кайнарджийского договора там всё меньше пахали и всё больше праздновали. Так приказала матушка императрица Екатерина Великая. Постепенно поле все больше превращалось в место народных гуляний. Что приводило порой к катастрофическим результатам. Русское гулянье – штука бездумная. Раннее утро 18 мая 1896 года ознаменовалось кровавой давкой, в которой погибли около пяти тысяч человек. И погибли-то потому, что организация грядущего празднования коронации Николая Второго продумана не была – народу обещали подарки, но прошел слух, что всем не хватит.
После Ходынской трагедии на поле стали строить первый аэродром. Аэродром стал знаменитым. Здесь просили взлета Петр Нестеров, Сергей Уточкин, Владимир Коккинаки, Валерий Чкалов. После революции аэродром получил имя Михаила Фрунзе и еще долгое время использовался по назначению. К слову, тут отдыхали после полетов самолеты генерал-лейтенанта авиации Василия Сталина. А в начале пятидесятых часть территории аэропорта была отдана Центральному спортивному клубу армии. Первым в 1953 году здесь был оборудован гимнастический зал.

БРАТЬЯ

Рассказывает Виктор КЛИМЕНКО:
– Рассказывают, что наш зал оборудовали из ангара, где стоял самолет Василия Сталина. Я не сразу стал здесь тренироваться. Мой старший брат Михаил, сам успешный гимнаст, который побеждал на Всесоюзных соревнованиях, привел меня сначала на стадион «Юных пионеров». А потом, когда сам начал работать в ЦСКА, перевел меня в армейский клуб. Я был среди первых восьми учеников только что созданной детской школы гимнастики ЦСКА. Наш зал был точно лучшим в Москве, а может быть, и в СССР. Когда Михаил стал начальником команды, то он занялся реконструкцией зала, чтобы тот стал более удобным для гимнастов высокого класса. Например, построил поролоновые ямы. Они очень важны для отработки сложных элементов. К нам приезжали тренироваться и иностранцы. В ЦСКА очень любил приезжать Эберхард Гингер, призер Олимпийских игр 76-го года, автор знаменитого перелета на перекладине…
Виктор Яковлевич рассказывает, а я пытаюсь понять, почему сейчас имя одного из лучших тренеров-новаторов ЦСКА забыто. Неужели со времен девяностых, когда было принято из трагедий делать шоу, так и не нашлось никого, кто понял бы, что Михаил Клименко – один из вершителей истории нашего спорта. Не стал бы Михаил Яковлевич пробивать финансирование для поролоновых ям, если бы он был тренером-убийцей. Таким его считают большие поклонники считать профессиональных спортсменок маленькими девочками.

МИНСК. ИЮЛЬ 1980 года

…Лучшая ученица заслуженного тренера СССР Михаила Клименко многократная чемпионка мира Елена Мухина не попадала в основной состав советской сборной на Московских играх. Из-за травм снизились результаты, а выбор высококлассных гимнасток в Советском Союзе был почти неограниченным. И тогда Клименко решил рисковать – он поставил ученице сверхтрудный по тем временам элемент – сальто в полтора оборота с поворотом на 540 градусов. Труден элемент по приземлению – гимнаст приходит не на ноги, а в кувырок. Мухина уверенно его делала в яму, а на помост (на стандарт – на языке гимнастов) они не выходили. Традиционно предстартовый последний сбор проходил во Дворце спорта минского «Динамо». У Клименко был один день для того, чтобы сгонять в Москву и добиться подтверждения участия его гимнастки в олимпийском турнире. Он попросил старшего тренера Омана Шаниязова присмотреть за Мухиной и уехал в Первопрестольную. Но напомнил – полтора с полуторами на стандарт без него не делать, работать только в поролоновую яму. Во время тренировки гимнастка попросилась на стандарт. Есть тренерский закон – если спортсмен просит усложнить тренировку, ему разрешают. Значит, готов. Запрет может сбить психологический настрой. Мухина вышла на помост, разбежалась, закрутила новый элемент, сделала раскрывание… Закрыться, сделать жесткую группировку она не успела.
В трагедиях не бывает невиновных. В трагедиях не бывает непострадавших. Лихие и тупые девяностые нашли единственного виновника – великого советского тренера Михаила Клименко. И никто не вспомнил, что потом у Клименко тренировалась потрясающая Алевтина Пряхина, и никто не вспомнил, что потом вся Италия молилась на него, вставшего у истоков успехов женской гимнастики в этой стране. Имя Клименко на родине сейчас упоминается лишь с негативным оттенком. История не бывает справедливой?
Михаил Клименко пережил ученицу ровно на один год. В 2007 году рак сжег его.

БОЛЬШОЙ ЦСКА

Если гимнастический зал был открыт в 1953-м, то ровно через год выросло здание бассейна. Построено оно было по проекту архитектора Аверинцева – признанного лидера спортивной архитектуры пятидесятых годов. А потом там готовились лидеры мирового плавания. Только двух имен уже достаточно – Галина Прозуменщикова и Владимир Сальников. А дальше раз в несколько лет по объекту: 1966-й – Дворец тенниса, 1971-й – Дворец единоборств, 1979-й – легкоатлетический и футбольный комплекс. И, конечно, УСЗ ЦСКА – последняя из диспетчерских вышек старого аэропорта и центр отечественного баскетбола. Футбол никогда не жил на территории Большого ЦСКА, у них была база в Подмосковье, а ныне так и в Новой Москве – в Ватутинках. Правда, несколько лет тому назад футболисты все-таки примкнули ко всей армейской компании Ходынского поля. Теперь стадион ЦСКА находится на Песчаной улице. Но это история куда более позднего времени.

Наталья Калугина.

Добавить комментарий

Loading...
Top