Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > КАК НАЧАЛАСЬ ВОЙНА. РОКОВЫЕ ОШИБКИ СТАЛИНА. СЕНТЯБРЬ 1939 ГОДА

КАК НАЧАЛАСЬ ВОЙНА. РОКОВЫЕ ОШИБКИ СТАЛИНА. СЕНТЯБРЬ 1939 ГОДА

1 сентября 1939 года, через неделю после подписания советско-германского договора и секретного протокола к нему, германские войска вторглись в Польшу.

Великобритания и Франция, в соответствии с союзническими обязательствами перед Польшей, а также Австралия, Новая Зеландия и Канада объявили Германии войну.

Так началась Вторая мировая война.

17 сентября с востока ударила по Польше Красная Армия, тем самым нарушив советско-польский договор 1932 года.

 

«Это хуже, чем преступление – это ошибка»

Все десятилетия существования СССР государственная пропаганда подавала вторжение в Польшу как «освободительный поход». Эта идеологема была введена сразу же в день нападения, 17 сентября, в радиообращении председателя Совнаркома Молотова к советскому народу: «Польша стала удобным полем для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР. Советское правительство… не может больше нейтрально относиться к создавшемуся положению. От советского правительства нельзя также требовать безразличного отношения к судьбе единокровных украинцев и белорусов, проживающих в Польше и раньше находившихся на положении бесправных наций, а теперь и вовсе брошенных на волю случая. Советское правительство считает своей священной обязанностью подать руку помощи своим братьям-украинцам и братьям-белорусам, населяющим Польшу».

После раздела Польши между СССР и Германией, 28 сентября 1939 года Сталин в личной беседе заверил гитлеровского министра иностранных дел Риббентропа: «Если Германия попадет в тяжелое положение, то она может быть уверена, что советский народ придет Германии на помощь и не допустит, чтобы Германию задушили. Советский Союз заинтересован в сильной Германии и не допустит, чтобы Германию повергли на землю».

(Перевод с немецкого из:ViertelsahresheftefürZeitgeschichte. München, 1991. Heft 3. На русском языке опубликовано: Международная жизнь. 1991. № 7.)

То есть СССР первые полтора года мировой войны был на стороне гитлеровской Германии. По торгово-кредитному соглашению с декабря 1939 по май 1941 года СССР отправил в Германию 1 миллион тонн нефтепродуктов, 1,6 миллиона тонн зерна, 111 тысяч тонн хлопка, 1,8 тысяч тонн никеля, 185 тысяч тонн марганцевой руды, 23 тысячи тонн хромовой руды, 214 тысяч тонн фосфатов,  14 тысяч тонн меди, более 1 миллиона  тонн лесоматериалов, 2,736 тонны платины.

Апофеозом стал парад в Бресте. Брестская крепость сопротивлялась гитлеровским войскам до 17 сентября. Польский гарнизон – четыре батальона под командованием генерала Константина Плисовского – выдержал несколько штурмов превосходящих сил вермахта. Но когда Плисовский узнал, что границу Польши перешла и Красная Армия, то счел, что дальнейшее сопротивление – бессмысленное кровопролитие. Польские войска покинули цитадель. На следующий день советские газеты объяснили народу: «Во избежание всякого рода необоснованных слухов насчет задач советских и германских войск, действующих в Польше, правительство СССР и правительство Германии заявляют, что действия этих войск не преследуют какой-либо цели, идущей вразрез с интересами Германии или Советского Союза».

Таким образом, народу СССР объявили, что у нас с Гитлером общие задачи и общие цели.

22 сентября 1939 года состоялся совместный парад. Геббельсовская пропаганда называла его «парадом победителей». Союзников приветствовали с трибуны два «танковых генерала» – генерал вермахта Гейнц Гудериан и комбриг Красной Армии Семен Кривошеин. Под звуки двух гимнов опустили флаг тысячелетнего рейха и подняли флаг СССР: по секретному протоколу к пакту Молотова – Риббентропа Брест отходил Советскому Союзу.

В послевоенной советской прессе, в книгах, разумеется, не было ни слова о разделе Польши между СССР и гитлеровской Германией, тем более – о совместном параде в Бресте. Всем внушалось, что это был «освободительный поход Красной Армии» для защиты братьев-украинцев и братьев-белорусов от фашистской угрозы. Но тем не менее есть поразительный факт. В 1962 году в издательстве «Молодая гвардия» тиражом 115 тысяч (!) экземпляров вышла книга Героя Советского Союза генерала Кривошеина «Ратная быль» – с подробным описанием того парада. Более того, в 1964-м в Воронеже вышла его же книга «Междуборье» с теми же свидетельствами: «В 16.00 я и генерал Гудериан поднялись на невысокую трибуну…»

Это были годы хрущевской оттепели, когда идеологическая вертикаль слегка треснула и стали возможны подобные казусы.

А тогда, в 1939-м, все газеты печатали сводки наступления Красной Армии на Польшу. Все газеты, включая «Пионерскую правду», в номере от 30 сентября 1939 года опубликовали «Заявление министра иностранных дел Германии г. фон-Риббентропа сотруднику ТАСС»:

«Мое пребывание и Москве опять было кратким, к сожалению, слишком кратким. В следующий раз я надеюсь пробыть здесь больше. Тем не менее мы хорошо использовали эти два дня. Было выяснено следующее:

  1. Германо-советская дружба теперь установлена окончательно.
  2. Обе страны никогда не допустят вмешательства третьих держав в восточноевропейские вопросы.
  3. Оба государства желают, чтобы мир был восстановлен и чтобы Англия и Франция прекратили абсолютно бессмысленную и бесперспективную борьбу против Германии.
  4. Если, однако, в этих странах возьмут верх поджигатели войны, то Германия и СССР будут знать, как ответить на это».

Министр указал далее на достигнутое вчера между правительством Германии и правительством СССР соглашение об обширной экономической программе, которая принесет выгоду обеих державам».

Отметим: СССР «желает», чтобы «Англия и Франция прекратили абсолютно бессмысленную и бесперспективную борьбу против Германии». Если нет – вступят с ними в войну: «Германия и СССР будут знать, как ответить на это».

31 октября председатель Совнаркома Молотов на сессии Верховного Совета СССР торжественно объявил: «Оказалось достаточным короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, затем – Красной Армии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора…»

И подвел теоретическую базу, так сказать, философское оправдание фашизма:

«Правящие круги Англии и Франции пытаются изобразить себя в качестве борцов за демократические права народов против гитлеризма, причем английское правительство объявило, что будто бы для него целью войны против Германии является, не больше и не меньше, как «уничтожение гитлеризма»… Но такого рода война не имеет для себя никакого оправдания. Идеологию гитлеризма, как и всякую другую идеологическую систему, можно признавать или отрицать, это – дело политических взглядов… Идеологию нельзя уничтожить силой, нельзя покончить с нею войной. Поэтому не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как война за «уничтожение гитлеризма», прикрываемая фальшивым флагом борьбы за «демократию».

23 декабря 1939 года «Правда» напечатала поздравительные, в связи с 60-летием, телеграммы Сталину от Гитлера и Риббентропа.

25 декабря 1939 года – ответные телеграммы Сталина. В одной из них говорилось: «Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной».

«Скрепленная кровью»… Польской кровью.

В 2009 году, накануне 70-летия начала Второй мировой войны, социологи Левада- Центра провели исследование. На вопрос: «Знаете ли Вы, что в сентябре 1939 года войска Красной Армии вошли в Польшу, сражавшуюся против гитлеровской Германии, и заняли территории, оговоренные в секретном плане Молотова-Риббентропа?» – более 60 процентов россиян ответили, что ничего не знают об этом. Затруднились с ответом 23 процента. Итого, фактически 84 процента населения России не имело представления о событиях сентября 1939 года.

И теперь вернемся к вопросу, с которого мы начали: СССР это было выгодно? СССР выиграл?

На тот момент – вроде бы куда уж больше. Гитлер ввязался в мировую (!) войну со странами Запада. Теперь они обескровят друг друга. А потом придем мы – и будет Советская Европа. Маневры Сталина объяснимы и логичны с точки зрения лютого противостояния коммунистического СССР и капиталистического Запада. И с точки зрения глобальной политической игры.

Сталину она почти удалась – два года фашистская Германия воевала против Европы, против «плутократии», как вещала гитлеровская пропаганда. А СССР, будучи политическим союзником Германии, находился как бы за кулисами, как бы наблюдал за схваткой. Если считать, конечно, «наблюдением со стороны» помощь сырьем, оккупацию Польши и Прибалтики.

Но Гитлер пошел на нас. Разразилась катастрофа 1941 года. К началу октября войска вермахта стояли в 60 километрах от Москвы.

К 1939 году СССР не имел границ с Германией. Польша и Прибалтика были буфером между Советским Союзом и Германией. Сталин сам разрушил этот буфер и получил открытую границу с Германией. Учтем, что старая граница была укреплена.

Подведем итог. Пакт Молотова – Риббентропа не обеспечил нам «безопасности на западных рубежах». Напротив – Сталин едва не погубил СССР этим пактом, глубоко ошибочным в политическом и военно-стратегическом отношениях. В таких случаях в политике глобального масштаба применимо известное высказывание, ставшее афоризмом: «Это хуже, чем преступление – это ошибка».

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

(Продолжение следует)

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Loading...
Top