Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ДИНАМОВСКАЯ ВЕРНОСТЬ

ДИНАМОВСКАЯ ВЕРНОСТЬ

стадион Динамо

Семён Белиц-Гейман – двукратный призер Олимпийских игр в Мехико (1968), один из самых результативных пловцов ХХ века, известный спортивный журналист, потомственный динамовец. Отец – Виктор Белиц-Гейман. Один из основателей советского телевидения и один из основателей спортобщества «Динамо». Двоюродный брат – Семен Белиц-Гейман. Один из основателей школы отечественного тенниса. Играл за «Динамо».

– Семён Викторович, назовите одно слово, которым вы бы могли охарактеризовать «Динамо».

– Верность. Это слово – верность. У нас даже главная динамовская награда называется «За верность»…

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ «ДИНАМО»?

У врат сегодняшнего «Динамо» стражем всегда стоял Петровский замок. Первое творение знаменитого русского архитектора Матвея Казакова. Дворец с торжественным архитектурным ансамблем был построен в 1776 – 1780 годах — страна таким образом отметила победу в войне с Турцией в 1774 году. И в честь этого события Екатерина II попросила архитектора Матвея Фёдоровича Казакова построить своего рода “отель для императоров” — место, в котором высокопоставленные чиновники могли бы отдохнуть по пути в Москву. Так дворец приобрел название “путевой”. Строить его было решено на землях, раньше принадлежавших Высоко-Петровскому монастырю – отсюда появилось название “Петровский”. А в 1796 году Павел I установил традицию останавливаться в Путевом дворце накануне коронации. Дворец стал последней и обязательной точкой в маршруте императоров к российскому трону.

Петровский замок указывал русским царям путь к престолу, он же указал Бонапарту в 1812 году путь от престола. Испугавшись московских пожаров, Наполеон укрылся именно в Петровском замке. Через пару десятков лет  Пушкин в «Евгении Онегине» напишет: «Вот, окружен своей дубравой,
Петровский замок.  Мрачно он недавнею гордится славой. Напрасно ждал  Наполеон последним счастьем упоенный, Москвы коленопреклоненной с ключами старого Кремля: нет, не пошла Москва моя к нему с повинной головою. Не праздник, не приемный дар, она готовила пожар  нетерпеливому герою».

Прошло почти сто тридцать лет. 27 июня 1941 года. У Большого стадиона «Динамо» собираются люди. Спортсмены, прошедшие специальную подготовку. Отсюда они уходили на войну. Так родился знаменитый ОМСБОН – Отдельная мотострелковая бригада особого назначения. Первым подразделением из состава ОМСБОН стал отряд «Митя» под командованием полковника Дмитрия Николаевича Медведева. Отряд был заброшен в тыл немецких войск в начале сентября 1941 года. Адъютантом Медведева был абсолютный чемпион СССР по боксу Николай Королёв. Этот отряд, состоящий из 30 бойцов, действовал до января 1942 года на территории Смоленской, Брянской и Могилевской областей и провел свыше 50 крупных операций. 25 омсбоновцев стали Героями Советского Союза и еще двое — Героями России.

Рассказывает Семён Белиц-Гейман:

– Отец после войны делал радиопередачу о героях ОМСБОН. Многие из них приходили к нам домой. Приходил и знаменитый Николай Королёв, многократный чемпион СССР по боксу. Он всегда дрался только за «Динамо». А когда началась война, то именно он спас Медведева. Исторический случай, когда он вынес раненого командира из боя. Королёв участвовал в отцовской передаче. Вместе со своими товарищами и великими актерами. Я был маленьким, но подготовку программы, гостей-динамовцев, приходивших к нам, помню по сей день.

НА ИЗЛОМЕ ВЕКОВ. Личное отступление

«Динамо» стало штабом спасения российского спорта после развала Советского Союза. Наступил день, когда мне позвонил двукратный олимпийский чемпион по спортивной гимнастике Михаил Воронин:

– Приезжай ко мне на «Динамо». Мы тут клуб задумали…

Мы сидели в Петровском парке в подтрибунных помещениях Малого стадиона – там тренировались гимнасты, и Михаил Яковлевич объяснял, почему в создающихся условиях иного пути нет. Тогда, когда мы располагались на ящиках с магнезией вместо стульев, Воронин казался мечтателем. Но уже через год динамовские гимнасты определяли лицо сборных России, и мужской и женской, а динамовцы занимались тотальным спасением гимнастики СССР. Скажем, в начале девяностых стало негде тренироваться великой спортсменке из Узбекистана Оксане Чусовитиной, и Оксану с ее тренером Светланой Кузнецовой позвали в Петровский парк. В том, что сейчас Чусовитина в сорок пять лет входит в десятку сильнейших гимнастов мира и готовится к своей восьмой Олимпиаде, – большая заслуга динамовцев.

Но на изломе веков были и другие истории. Я привычно-уютно устроилась в зале в Петровском парке. Непривычным был только Михаил Яковлевич Воронин. Он очень нервничал: бушевавший вокруг зала вещевой рынок угрожал его школе.

– Они грозят сжечь зал. И никто не может защитить. А много ли залу надо? Кинул спичку в поролоновую яму – и всё. А у меня тут дети. – Первый раз в жизни великий Михаил Воронин не мог справиться с возникшей ситуацией. И в сердцах бросил, не сдержался: – Знаешь, пусть что угодно говорят о Квантришвили, но спортсменов он защищал. А теперь его нет, и нас  защитить некому.

Помочь боли Воронина было невозможно. О чем я тогда и написала материал.

В день выхода газеты в шесть тридцать утра позвонил Воронин: «Приезжай быстрее ко мне в зал». Сонная, я помчалась в Петровский парк. Охрана рынка была непривычно вежливой. Влетела к Воронину. Он, не здороваясь:

– Мне сегодня в шесть утра позвонили. Что ты там написала?

– Всё, о чем говорили…

– Мне сказали: «Спасибо за добрую память об Отари Витальевиче». И сказали, чтобы я ни о чем не волновался. И повесили трубку.

Когда в половину девятого утра я выходила из зала, то рынок уже отъехал от Малого стадиона на сто метров. Гимнастической школе ничего не угрожало. Спасибо, что люди умели ценить верность делу. А динамовцы по-прежнему не разучились растить великих спортсменов.

ЖИЗНЬ БЕЗ ПЕТРОВСКОГО ПАРКА

Из Петровского парка спортсменам, во всяком случае, временно все-таки пришлось уехать – началась реконструкция стадиона. Пока домой вернулся только футбол. Остальные виды ждут, пока будет достроена Академия спорта.

Размышляет Семён Белиц-Гейман:

– Не уйдет динамовский дух. Он не будет рассеян по Москве. Ведь даже без Петровского парка «Динамо» все равно расположено по одной линии – вдоль Ленинградского шоссе. Какой роскошный бассейн нам построили на «Водном стадионе»! Я там плавал. Там можно проводить самые серьезные международные старты. Там и фехтовальщикам зал сделали.  Вполне неплохой игровой зал на улице  Ляпидевского рядом с «Речным вокзалом». Там волейбол и баскетбол живут. Конечно, в Петровском парке у нас особая жизнь была, особые воспоминания с ним связаны, но динамовский дух остается.

…Я спросила потомственного динамовца, блистательного пловца Семёна Белица-Геймана, что же самое важное в «Динамо». «Верность», – не задумываясь ответил Белиц-Гейман. «Верность», – прозвучало эхом.

 

Наталья Калугина

Фото из открытых источников.

Добавить комментарий

Loading...
Top