Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ВОЙНА КЛАНОВ – ИЛИ БОЙ ЗА СПРАВЕДЛИВОСТЬ И ЗАКОН?

ВОЙНА КЛАНОВ – ИЛИ БОЙ ЗА СПРАВЕДЛИВОСТЬ И ЗАКОН?

следственный комитет

Сюрреалистический сюжет разворачивается в коридорах правоохранительных служб. К тому же он имеет глубокие корни в недавнем прошлом.

Cтаршего следователя по особо важным делам Следственного комитета РФ полковника Руслана Миниахметова задержали по подозрению в получении взятки в особо крупном размере. На первый взгляд, обычный, увы, сюжет для наших дней. Слово «полковник» применительно к правоохранительным органам вольно или невольно ассоциируется с тоннами (!) наличности, хранившимися у полковника МВД Захарченко и полковника ФСБ Черкалина.

Но случай с Миниахметовым – особый.

Его задержали утром 3 июля. Однако уже вечером заместитель Генерального прокурора отменил постановление о возбуждении уголовного дела. На следующий день полковника отпустили и вернули удостоверение (!). Однако в тот же день глава Следственного комитета (СК) подал Генеральному прокурору жалобу на решение заместителя Генерального прокурора.

И на этом все замерло. Что ответит Генеральный прокурор?

Десять дней прошло. Тишина. Возможно, так все и останется. Дабы не взбаламучивать прошлое, не привлекать внимание. Миниахметов вел такие дела, что напоминание о них будет корежить многих и многих. На их фоне даже недавний (2017 год) обвинительный приговор двадцати (!) руководителям и оперативникам Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД (следователь Миниахметов) – представляется незначительным.

Гораздо крупнее – события, связанные с именами генерала Бульбова и генерала Довгия. Здесь надо начинать с громкого для двухтысячных годов дела мебельной фирмы «Три кита».

Сразу же после начала расследования (2000 год), когда были получены свидетельства о вовлеченности в контрабанду сотрудников центрального аппарата ФСБ во главе с заместителем директора, начальником департамента экономической безопасности, – Генеральная прокуратура его закрыла. Тогдашний министр внутренних дел Борис Грызлов возмутился и направил в Генпрокуратуру гневное письмо: «Для нейтрализации работы следователей и оперативных сотрудников члены преступного формирования использовали сотрудников центрального аппарата Генеральной прокуратуры для прекращения расследования». (https://rg.ru/2006/06/15/sledovateli-anons.html)

Прошли специальные (закрытые) слушания в Госдуме, в комитете по безопасности. Депутаты обратились к президенту Путину. В 2002 году, после прямого указания Путина, расследование возобновили. Правительственная «Российская газета» впоследствии писала: «За мебельными монстрами высилась охранная фирма под руководством отставного генерала Заостровцева, чей сын (Юрий Заостровцев. – Ред.) на тот момент руководил департаментом экономической безопасности ФСБ. А уголовное дело в милиции вел простой капитан из Тверской области. Почувствуйте разницу…»

Поскольку силы сторон несопоставимы, для оперативного сопровождения следственных мероприятий привлекли сотрудников недавно созданной Федеральной службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ФСКН) во главе генералом Виктором Черкесовым, между прочим – сослуживцем Путина еще по Ленинградскому КГБ. Черкесов поручил непосредственное выполнение задания генерал-лейтенанту Александру Бульбову.

Весной 2005 года, параллельно с разбирательством махинаций мебельной фирмы «Три кита», возникло другое скандальное дело, опять же связанное со спецслужбами – о поставленной на поток контрабанде китайского ширпотреба. И это расследование обеспечивали оперативники ФСКН под руководством Бульбова.

Летом 2006 года отправили в отставку Генерального прокурора Устинова и всех его заместителей, в том числе и первого заместителя Юрия Бирюкова, который и подписал постановление о прекращении следствия. Новый Генеральный прокурор Юрий Чайка во всеуслышание заявил: «К сожалению, в прокуратуре имели место заказные дела. Работала машина. Кто-то, видимо, имел какой-то интерес, будем разбираться». (https://iz.ru/news/316593)

Начались увольнения высокопоставленных госслужащих, чиновников из правительства, из администрации президента, генералов из силовых структур.  В их числе два заместителя самого директора ФСБ, два заместителя начальника управления собственной безопасности, первый заместитель начальника управления по контрразведывательному обеспечению финансово-кредитной сферы.

«С приходом Юрия Чайки дело обрело второе дыхание, – писал депутат Госдумы Александр Хинштейн, несколько лет спустя подводя итоги тех событий. – По материалам, доложенным Путину, в отставку было отправлено 17 генералов – тех, кто так или иначе был причастен к противодействию следствию и связан с контрабандистами. Параллельно начало раскручиваться другое, схожее расследование – о китайско-чекистской контрабанде. Разработчикам открылась ужасающая по своим масштабам картина. Высшие чины прокуратуры, МВД, ФСБ, ФТС (Федеральной таможенной службы. – Ред.), чиновники разных ведомств, члены парламента оказались вовлечены в громадный преступный промысел… Даже история Черкизона есть логичное порождение «Трех китов»… Черкизон был основным местом реализации контрабанды, поступавшей из Китая по каналу, «крышевавшемуся» высокопоставленными сотрудниками ФСБ и МВД… Одно дело тянуло за собой следующее, ведомства шли стенка на стенку. Из межклановой эта борьба постепенно превратилась во внутривидовую». (https://www.mk.ru/politics/article/2010/04/04/461263-almaznyie-podveski-iz-slavyanskogo-shkafa.html)

В конце сентября 2007 года квартиру Бульбова, которую охраняли сотрудники ФСКН, штурмом взяли оперативники ФСБ. Бульбов в это время был за границей. Узнав об этом, 1 октября вылетел в Москву. У трапа самолета его должны были встречать и сопровождать спецназовцы ФСКН – но их на летное поле не пустили оперативники ФСБ. Генерала увезли в Лефортово. Его и трех офицеров ФСКН обвинили в получении взяток и незаконном прослушивании телефонов граждан.

Тотчас же, 9 октября, в газете «Коммерсант» громом прогремела статья главы ФСКН Виктора Черкесова с красноречивым заголовком: «Нельзя допустить, чтобы воины превратились в торговцев». Он писал, в частности: «Для того чтобы любая корпорация (чекистская в том числе) была здоровой, она должна быть носителем норм. Желательно, чтобы эти нормы были не только внутренними, но и общенациональными. Но они прежде всего должны быть нормами. Если нормы исчезают и наступает произвол, корпорация разрушается. Уже сейчас эксперты и журналисты говорят о «войне групп» внутри спецслужб… В этой войне не может быть победителей».

Чекистские и кремлевские кланы до того не выносили подковерную борьбу на суд общества. А тут – публичное заявление. Понятно, что пресса взбудоражилась. Случай беспрецедентный. Президент Путин косвенно осудил высказывание Черкесова: «Выносить такого рода проблемы в СМИ – некорректно». (https://lenta.ru/news/2007/10/19/lastquestion/) Да еще генерал Бульбов через адвокатов передал журналистам заявление, опубликованное во многих изданиях: «Все действия в отношении меня… связаны с моей деятельностью по уголовным делам «Три кита» и китайской контрабанде. Эти действия обусловлены чувствами мести из страха перед последующими разоблачениями высокопоставленных чиновников ФСБ РФ». (http://www.vremya.ru/2008/94/46/205001.html)

Публичные обвинения надо опровергать публично. Ответ дал начальник Главного следственного управления СК РФ генерал Дмитрий Довгий:

«Бульбов арестован по своему собственному делу – получение взяток за организацию и проведение незаконного прослушивания телефонных переговоров должностных лиц, коммерсантов и частных лиц… Сейчас он пытается привлечь внимание общественности, сослаться на то, что это месть… Проще всего с больной головы валить на здоровую». (https://iz.ru/news/335062)

Ирония ситуации в том, что интервью вышло после того, как самого Довгия 20 марта 2008 года отстранили от должности – назначили проверку по подозрению во взяточничестве. Через два месяца, поняв, что ему готовят тюрьму, он опроверг сам себя, заявил, что дело против Александра Бульбова ему приказали сфабриковать:

«Начали думать, как быть… Один из руководителей Главного следственного управления предложил ход: взять любое другое дело и пристегнуть наркополицейских к нему… После долгих обсуждений выбор пал на расследуемое в Москве дело в отношении сотрудников ГУВД; они за взятки ставили коммерсантов на прослушку. Ни Бульбов, ни его подчиненные там не фигурировали… Дело было передано нам. Один из фигурантов тут же дал показания, что был посредником при передаче взяток от Бульбова к милиционерам. Этого оказалось достаточно, чтобы задержать его и трех других сотрудников ФСКН… Хотели отстранить и следователя Лоскутова, в производстве у которого находились «Три кита», но в последний момент не решились, Лоскутов ведь был поставлен лично Путиным… (Вскоре и Лоскутова отстранили. – Ред.) Все разговоры о независимости следствия, по сути, остались пустой декларацией… Я стал осознавать, что становлюсь заложником чужих игр… Кто будет завтра за все отвечать? Я?» (https://www.mk.ru/editions/daily/article/2008/05/29/38467-molchanie-byilo-dovgim.html)

Слова Довгия вскоре подтвердила Генеральная прокуратура. 13 ноября 2009 года на заседании Московского городского суда прокурор Олег Коловайтис заявил: «Генпрокуратура считает, что постановление о возбуждении уголовного дела, в рамках которого был арестован Бульбов, сфальсифицировано». (https://www.rosbalt.ru/moscow/2009/11/14/688772.html), (http://law.com.ru/sledstvennyy-komitet-i-prokuratura)

Бульбова освободили под подписку о невыезде. Он отсидел в Лефортовской тюрьме 26 месяцев. Вместе с ним вышли его сотрудники Мария Ковалева и Юрий Гевал. Но и это далеко не все. Следствие продолжалось еще 5 лет. По четырем статьям УК – получение взятки в крупном размере, нарушение тайны телефонных переговоров, дача взятки, легализация доходов, полученных преступным путем. И завершилось в марте 2014 года. Суд признал их невиновными по всем статьям. А порушенная жизнь и служба – не в счет?

Следствие и суд по делу фирмы «Три кита» длились 10 лет! Главу и трех работников фирмы в 2010 году приговорили к лишению свободы на сроки от 4 до 8 лет. Остальные обвиняемые получили условные сроки.

Генерала Довгия в 2009 году осудили на 9 лет лишения свободы. Вышел в январе 2015-го, условно-досрочно.

И вот – сегодняшние «новости». Полковника Руслана Миниахметова, который участвовал в расследовании дел Бульбова, Довгия и дела о коррупции в Главном управлении экономической безопасности МВД, задержали утром 3 июля. Но уже вечером заместитель Генпрокурора отменил постановление о возбуждении уголовного дела. На следующий день полковника освободили, вернув удостоверение. В тот же день Следственный комитет подал Генеральному прокурору жалобу на решение заместителя Генпрокурора…

Кто-нибудь хоть что-нибудь может понять во всем вышеизложенном?

Эти заметки составлены на основе общеизвестных фактов, но в то же время они – лишь поверхностный конспект. Если же в подробностях, то черт ногу сломит, пытаясь разобраться. А ведь известное нам – наверняка лишь видимая часть айсберга. Что там, в глубине – и представить невозможно.

Нам, рядовым гражданам, обывателям, очень хочется верить, что это не война кланов, а бой за торжество закона. То есть – справедливости.

Закон, правопорядок – основа государства. Если нет веры в правосудие – нет государства. Государства, понимаемого как система обеспечения, защиты жизни граждан. Правоохранительные структуры как раз и должны подавать пример всем – кристальной честностью, борьбой с коррупцией, дабы ни пятнышка не было на их мундирах.

 

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Добавить комментарий

Loading...
Top