Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ПРАВИТЕЛЬСТВО ДЕРЖИТ ОБОРОНУ

ПРАВИТЕЛЬСТВО ДЕРЖИТ ОБОРОНУ

Государственная Дума завершила сумбурную вирусную сессию на день раньше запланированного – в среду, 22 июля. Определили собраться для начала осенней сессии после единого дня голосования 13 сентября.

День будет не единым, а триединым, согласно спешно принятому закону.

Противоречивых событий бодрящего толка за неполных семь месяцев прошло настоящее нагромождение.  Последнее заседание думской сессии отмечено принятием трех десятков законов, из которых семь просвистели из второго чтения в третье. 23 документа не обсуждались согласно межфракционному сговору. На законе о признании экстремизмом стремление отчуждать территории коммунисты не послушались и выпустили на трибуну профессионального спорщика Алексея Куринного. Он в который раз указал на запланированную дыру в пафосном законе.

«… Основной вопрос и возник: за исключением делимитации, демаркации, и редемаркации. То есть, если вы, простым языком, призываете отдать Японии Курилы, просто призываете, значит вы экстремист и вас можно привлекать к ответственности, а если вы призываете отдать Курилы в рамках заключения международного договора, как это уже было, неоднократно мы примеры эти говорили, значит, вы не экстремист, вы государственный деятель», – сказал Куринный.

Непримиримый депутат требует проведения референдума по территориальным вопросам, нисколько не сомневаясь, каким будет волеизъявление граждан России. Это было бы правильно.

Соавтор закона Павел Крашенинников начал с благодарностей Куринному, иначе единороссы его на трибуну не выпустили бы. А так он имеет возможность сказать, что такое делимитация. Это определение направления линий государственной границы в соответствии с соглашением. Дальше демаркация – установление линий государственной границы на местности путем обозначения ее пограничными знаками.

То есть Куринный прав, отчуждать территорию нельзя, но если очень хочется, то можно. Прецеденты Даманского и Шпицбергена, акватории Баренцева моря и Берингова пролива будут иметь продолжение.

Главный вызов политике Путина-Володина обозначен на отчете правительства в последний день сессии.

В надежде на новый конституционный формат отчета Дума никак не ограничила ответы и выступления гостей из Белого дома. Стенограмма 160 тысяч знаков объемом с хороший роман длиной три с четвертью часа.

Михаил Мишустин жесткой рукой ограничил министров от прямого диалога с депутатами. Фактически председатель правительства возвращает закрытый формат кабмина. В таких условиях невозможна требовательная работа с правительством, к которой призывал Думу Вячеслав Володин.

Накануне председатель Володин сурово отчитал депутата Куринного за очередную попытку коммунистического популизма в виде запроса о выплатах медикам. Аргумент был такой: придет Минздрав Мурашко и можно будет спросить напрямую.

Тему недоплат обещанного врачам поднял сам Геннадий Зюганов. С аналогичным успехом звучали вопросы о зарплате учителей с хроническим манкированием, по-русски – пофигизмом, в отношении указов президента. По всем вопросам у Мишустина были свои данные, включая меры поддержки семьи, детей, безработных и бизнеса. Он этими данными отчитался.

Чтобы поднять статус Думы, Жириновский периодически поднимает на щит тему нового помещения Парламентского центра. Думе уже восемьдесят лет и из нее уже песок сыпется. Арендованный Думой Колонный Зал на том же фундаменте. Мишустин с характерной улыбкой заявил, что об этом слышит впервые.

Ключевой момент отчета правительства показали телеканалы сразу по ходу процедуры. Я же приведу выдержку из стенограммы специально для тех, кому как и мне во всем хочется дойти до самой сути:

«Председательствующий. Спасибо, Михаил Владимирович.

Уважаемые коллеги, мы работаем около двух часов. У нас задана только половина вопросов. Михаил Владимирович, может быть, мы… Нет, может быть, всё-таки подключим к разговору министров и вице-премьеров? Так получается, вы на себя всё взяли. Было бы хорошо, чтобы они себя проявили, наши коллеги. В ложах они сидят, как-то уже притомились, по-видимому, нет ожидания вопросов. Вот вы всё время в таком драйве, потому что вопрос задают, не знаете, о чём он будет, и понятно, что нужно и готовиться, и отвечать, а видим наших коллег, они как-то приуныли. Им хочется показать, насколько эффективно работают министерства, насколько важно им высказать свою точку зрения.

Мишустин М. В. Если можно?

Председательствующий. Да.

Мишустин М. В. Я бы всё-таки просил бы разрешить мне до конца ответить на вопросы, потому что наша команда в этом смысле, они точно, мы готовились же серьезно к Думе и все вопросы смотрели, а она потом обязательно, наша команда, выступит и, если надо будет, в конце, а, может быть, и во время перерыва, так сказать, пообщается и расскажет о наших стратегических планах.

Председательствующий. Коллеги, как считаете? Будем и дальше председателя грузить вопросами.

Михаил Владимирович, тогда есть предложение. У нас, понятно, август наступает, это время условных отпусков, потому что, насколько все знают, что отпусков, как правило, не бывает у политиков, у министров, ну а после августа начнутся пленарные заседания. В этой связи есть предложение, чтобы мы всех ключевых министров правительства постарались заслушать до января. По всем вопросам, которые сегодня не прозвучат, мы тогда подготовимся и отдельно заслушаем непосредственно в Думе тех, кто сегодня молчаливо находится в ложах. Нет возражений?

Мишустин М. В, Вячеслав Викторович, можно?

Председательствующий. Да, пожалуйста.

Мишустин М. В. Вячеслав Викторович, я уверен, что они услышали это и образовались, уверен.

Председательствующий. Обрадовались.

Председательствующий. Министры, конечно, им есть, что рассказать в Государственной Думе.

Председательствующий. Хорошо. Радостных лиц не очень много».

Конец цитаты. Получается, в споре с коммунистами Володин взял на себя ответственность за то, в чем ни председатель Думы, ни даже его горячо почитаемый президент не властны.

Мишустин сломал новый формат работы Думы и отбросил ее к режиму прошлых созывов. Призывы Володина к более требовательной работе с правительством разбились об установку председателя правительства.

Вопрос в лоб поставил зсер Валерий Гартунг: «Да, мы понимаем, что в условиях пандемии, когда экономика оказалась в тяжелой ситуации, вы всем помочь не можете. Но не мешать-то можете?»

В ответ Мишустин разразился целой лекцией о теории и практике проверок. Посыл Мишустина России заключен в честной фразе: «Мы считаем обязательным введение обязательного досудебного аудита, досудебного аудита во всю сферу контрольной деятельности, как это сделано в той самой налоговой службе».

Сергей Миронов ударил по больной мозоли российской цифровизации.

По стенограмме: «…Я бы хотел обратить ваше внимание на гуманитарную составляющую этой цифровизации.

… Прямо скажем, сейчас люди боятся цифровизации, у людей прямо технофобия, потому что они, во-первых, боятся, что вот эти наши достижения в искусственном интеллекте вытеснят, просто рабочие места будут сокращаться.

Но больше всего люди опасаются защиты своих личных интересов, они опасаются, что их карточка будет взломана, банковская и кто-то переведёт их деньги или будет на их паспорт оформлен кредит или вообще они могут лишиться квартиры.

Люди опасаются, что их личные данные, фото- и видео станет широким достоянием. И вот эти все меры, безусловно, должны быть предусмотрены и необходимо принимать все защитные механизмы.

Как, кстати, не могу не сказать, опять же обращаясь, уважаемый Михаил Владимирович, к вам: все, что сделано по криптовалюте, вот это как раз упреждение – это как раз забота государства о безопасности и о защите.

И то же самое, конечно, нужно решать по защите наших граждан и ни в коем случае не позволять оказаться нашим гражданам в так называемом «цифровом рабстве».

Конец цитаты.

Еще одна его цитата по стенограмме: «Ещё одна тема, ну как в таких случаях говорят, с высот цифровизации на бренную землю хочу спуститься и, может быть, даже не столько на землю, сколько на водную стихию – о наших наводнениях. Ежегодно они происходят и происходят. Да, понятно, осадки, стихийные бедствия.

Но у нас огромная проблема с гидротехническими сооружениями. Далеко за примером, в прямом смысле слова, ходить не надо. Московская область, Руза, плотина, которая, когда прорвало, оказалась вообще ни в чьём ведении, ничья. Сейчас прокуратура обвиняет районные власти, а на самом деле она ничья. И таких ничейных гидротехнических сооружений на территории огромной нашей страны их, наверное, сотни тысяч. И, конечно, нужно об этом думать заранее, а не по принципу, пока гром не грянет, мужик не перекрестится. И здесь, конечно, вот эти вопросы нужно решать по-государственному».

Конец цитаты.

Вот такой отчет правительства получился…

Лев МОСКОВКИН

Добавить комментарий

Loading...
Top