Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ТАЙНЫ ГЛОБАЛЬНОЙ ФЛЕШКИ. ЧЕЛОВЕК ПРОТИВ СИСТЕМЫ

ТАЙНЫ ГЛОБАЛЬНОЙ ФЛЕШКИ. ЧЕЛОВЕК ПРОТИВ СИСТЕМЫ

Среди множества резонансных событий августа расположился финал феерической истории разоблачителя тотальной слежки Эдварда Сноудена. Семь лет назад в сакральном 2013 году, завершившем пятилетку потрясений России, Сноуден оказался в Шереметьево без российской визы. Его удостоверение личности в США было аннулировано.

В богатом на события 2020 году издательство «Эксмо» гигантским по нынешним понятиям тиражом пятнадцать тысяч экземпляров  выпустило в свет документальный автобиографический роман Сноудена «Личное дело». (Эдвард Сноуден, Личное дело / Эдвард Сноуден; [перевод с английского Л. Лазаревой]. – Москва : Эксмо, 2020. – 416 с., тир. 15 тыс. (Биография великого человека).

С точки зрения маркетинговой политики издательства ситуацию можно расценить как провал. Мир попросту занят совсем другими делами. Человечество стало послушным исполнителем англосаксонской политики, усиленной китайским потенциалом. Ее смысл прост: намутив одно и не разобравшись с оным, затевать нечто новое. Административно-командная система работает глобально силами армии исполнителей, выдвинутых на арену центрифугальным отбором. То есть по сути маргиналов с дипломами ведущих вузов по версии Times Higher Education.

2020 год отмечен букетом новаций, среди которых выделяется любопытный факт: разоблачения идут вслед за событиями, причем не абы где, а строго через российский сегмент публичного информационного поля, Рунет и русскоязычные сети, включая принадлежащие США.

Мы взялись за «Личное дело» товарища Сноудена с похвально-неисполнимой целью закрыть хотя бы некоторые из обильного объема гештальтов, которые потоком валит в утробу массового сознания современный мир. К такому подходу подталкивает нас системное советское образование на современных ролях журналиста и завкафедрой журналистики.

Результат вышел непредсказуемый. Прочтение «Личного дела» Эдварда Сноудена определило источники и составные части бурного 2020 года.

Как говорится, их шпион, а наш разведчик. Спецслужбы не ошибаются никогда – наши, а вот ваши… – одно и то же одинаково говорится по обе стороны океана. Реальность хитрее ведомственных взглядов, и все спецслужбы мира составляют единый организм. Что не мешает им воевать друг с другом в пределах тех же США, где концентрация органов разведки достойна книги рекордов Гиннесса.

Для нас история Сноудена стала еще одним примером типичного арогенеза, важнейшего эволюционного процесса, одинакового как для общества, так и дикой природы. Он реализуется по принципу самосборки, описанному многократно в разных подходах номогенеза эволюциониста Льва Берга или антропного принципа в синергетике «будущее сегодня» синергетика Сергея Курдюмова. Так история Сноудена стала развернутой апробацией модели, окончательно в полном объеме внедренной в 2020-м.

В свою очередь, и у него были предшественники. США не впервые сливают разоблачения через рассекреченных сотрудников, которых для этого специально готовили. Так, информация о фикции предлога для уничтожения государственности Ирака не была добыта в ходе каких-то разведывательных операций, но просто слита рассекреченной агентессой ЦРУ Валери Плейм Уилсон. Даже ее брак был определен указанной политической миссией.

Чтобы разоблачения Сноудена стали возможными, в рамках эксперимента над человечеством судьба буквально протащила его по всем коридорам и закулисьям глубинного государства США, подбросив ему столь сверхсекретные документы о тотальной слежке, что читать их запрещено самим авторам, от истории скрытым.

Эдвард Сноуден вырос в одной колыбели с Интернетом североамериканского формата всемирной паутины. Он родился в 1983 году, в конце той эпохи, когда люди еще заводили свои часы собственноручно.

Можно предполагать, если бы Интернет развивался по формату CERN или советскому, были бы сначала приняты стандарты и ограничен уровень сложности. Возможно, сеть не распалась бы на множество удаленных от контроля и ответственности сегментов. Соответственно, не было бы описанной Сноуденом роли США, и разоблачения глубинного государства с тотальной слежкой не потребовалось.

Опережающее развитие советской кибернетики было остановлено Хрущевым в уступку США. Утверждение о зарождении Интернета в CERN вызывает реакцию буйного помешательства у кого-то из повсеместно присутствующих носителей концепции США-превосходства.

В США сложность является самоцелью любых технологий или разработок и сквозная стандартизация отвергается.

В итоге получилось, как получилось. Изучив досконально систему глобальной сети, Эдвард Сноуден пришел к выводу о ее намеренной дезинтеграции: «Конечно, Интернет не составляет единого целого, хотя нас постоянно тянет считать его таковым. Техническая реальность, однако, состоит в том, что в глобальном кластере взаимосвязанных коммуникационных сетей ежедневно возникают все новые сети, которыми вы (и еще около трех миллиардов человек – то есть в районе 42% населения Земли) пользуетесь постоянно. Тем не менее я буду использовать этот термин в предельно широком смысле, подразумевая под словом «Интернет» всеохватывающую сеть сетей, соединяющих большинство компьютеров всего мира друг с другом посредством набора общих протоколов». (стр. 23)

«Если вы примерно моего возраста, вы наверняка помните, как набирали http в начале адресной строки вашего веб-браузера. Тем самым происходит переадресация на протокол передачи гипертекста – язык, который необходим для доступа во Всемирную паутину, в это громадное собрание не только текстов, но и аудио-, и видеосайтов – таких как Google, YouTube и Facebook. Проверяя электронную почту, вы каждый раз пользуетесь протоколами IMAP, или SMTP, или РОРЗ. Пересылка файлов происходит через Интернет с использованием протокола FTP. А что касается процедуры установки времени на вашем телефоне, о чем я говорил раньше, то все изменения вносятся через протокол NTP». (стр. 24)

Книга Сноудена с множеством терминов может показаться узкоспециальной, но на самом деле в ней рассматриваются не только и не столько приемы или методы разведслужб, но проблемы коммуникации в целом.

Себя Сноуден относит к последнему неоцифрованному поколению: «Мы – последнее «неоцифрованное» поколение, чье детство еще не хранилось на «облаке», а застряло в аналоговом формате вроде рукописных дневников, поляроидов и VHS-кассет». (стр. 26)

Если верить ставшей уже банальностью теории поколений, то Сноуден принадлежит к двум: самый конец поколения X до 85 года и далее поколению Y, переходному к современному поколению миллениалов.

Начав осваивать компьютер в возрасте шести лет, Эдвард Сноуден вырос в компьютерного гения и в известном смысле – хакера. Первый хакерский опыт показал незащищенность внутренней сети АНБ на уровне системного головотяпства и вызвал у не в меру талантливого подростка приступ патриотизма. Его вежливо выслушали, но без заметного результата.

Все  изменилось в системе разведки США и в стране в целом после 9/11. Резко увеличили финансирование и уровень секретности, соответственно возросла бессистемность.

Одно из важных наблюдений Сноудена – разорванные коммуникации как в реальной жизни, так и в виртуальном пространстве. Отправитель  не знает получателя, а получатель не знает, откуда пришло сообщение. Разорванная коммуникация может быть представлена как инструмент обеспечения безопасности, но может быть следствием действия вредоносной программы для разрушения социальной стабильности (когда люди живут не там, где прописаны, работают не там, где живут, зарабатывают не по основному месту работы и т. д.).

Обывателю кажется, что при слежке за людьми важно, что они пишут и выкладывают в сеть. Сноуден утверждает, что  отслеживается не сам контент, а метаданные (данные о данных). Для разведки вообще не важно, что они там пишут, пока не будет выбрана конкретная жертва. Метаданные – когда, откуда, с какого устройства, кому отправлено сообщение.

Еще одним значимым наблюдением Сноудена на раннем этапе его деятельности в АНБ было то, насколько отличается работа госслужащих и контрактников, чье присутствие в сфере разведки вызывает серьезные сомнения. У первых больше ответственности и престиж. Вторым больше платят, иногда намного больше их собственных запросов. Отсюда вопрос: зачем многие виды деятельности из государственной компетенции отдают частным компаниям, зачастую совершенно непрофильным и используемым очевидно для прикрытия деятельности незаконной?

Обычно в данной теме вспоминают печально знаменитую ЧВК BlackWater в описании Джереми Скейхилла. На самом деле примеры Сноудена поражают воображение, сколько известных на весь мир компаний США занимаются совершенно непрофильной  скандальной деятельностью, принимая под свою крышу контрактников разведки.

Сноудена удивило обилие контрактников и низкий престиж их работы, хотя именно их руками все и делается. Сам Сноуден двигался в обратном направлении, что называется, против шерсти. Начав работать по контракту, затем сменил зеленый бейдж на голубой, чтобы внедриться в пресловутое глубинное государство.

В главе «Дом на облаке» весьма образно представлена облачная система хранения данных (cloud). Сноуден еще раз подчеркивает, что данные, какими бы они ни были, никуда не деваются и хранятся практически вечно. Причем поступают они откуда угодно, практически из любого места. Автора поразила реклама холодильника с выходом в Интернет задолго до развития концепции «умного дома».

«Такая простая и понятная, эта идея потрясла меня до глубины души.

Подошел продавец, истолковав мое остолбенение как признак проявленного интереса: «Поразительно, не так ли?» – и принялся демонстрировать его работу. В дверь холодильника был встроен экран, рядом с ним имелся держатель с крошечным стилусом, позволявшим нацарапать записку. Не нравятся каракули – можно записать даже аудио- или видеообращение. А еще можно использовать экран как обычный компьютер, так как холодильник подключен к Интернету через вайфай. Так что заодно можно проверить почту или вести ежедневник. Можно посмотреть клипы на YouTube или послушать музыку в МРЗ. С холодильника можно даже позвонить. Я еле удержался, чтобы не набрать номер Линдси, мол, звоню тебе с холодильника». (стр. 246)

Пример холодильника с Интернетом дал повод для пространных рассуждений о зоне приватности, куда можно входить только с ордером, но в США он распространяется на всех. В том смысле, что за всеми можно следить. С этого момента Сноуден признал полную несостоятельность свобод и демократии в США. В его глазах это воспринималось как фикция.

По существу, деятельность разведки была хакерской атакой на конституцию с декорациями свобод.

Постоянная ночная работа и недосыпание спровоцировали манифестацию наследственной эпилепсии. Появилось время подумать. Глава «На кушетке» посвящена осмыслению внутреннего конфликта. Работая в разведке на государство, Сноуден способствовал разрушению государства.

Оправившись от болезни, Сноуден отправился на Гавайи для работы системным аналитиком, по сути, техническим специалистом. Должность несколько ниже по статусу, но она интереснее.

Глава «Воздухоплавательные острова» навеяна легендой из рассказов старого гавайца. Легенда о плавающих островах в воображении Сноудена распространилась на Интернет.

«Одна история, которая мне запомнилась, рассказывала о двенадцати священных островах, принадлежащих богам. Должно быть, когда-то в Тихом океане существовала дюжина островов, и они были такими красивыми и чистыми, что их держали в тайне от всего человечества, которое их бы испортило. Три из них были особенно благоговейно чтимы: Кане-хана-моку, Кахики и Пали-ули. Счастливые боги, которые обитали на этих островах, решили прятать их и впредь, потому что верили – один взгляд на их изобилие сведет людей с ума. Перебрав множество хитроумных вариантов, как можно спрятать эти острова – в том числе перекрасить их в цвет моря и погрузить на дно океана, в результате боги решили сделать их плывущими по небу.

Как только острова стали воздухоплавательными, ветер переносил их с места на место, и они постоянно были в движении. На рассвете или закате вам может показаться, что вы заметили один из островов, парящий высоко над горизонтом. Но в этот момент, когда вы укажете на него кому-то еще, оно внезапно уплывет прочь или приобретет совсем иную форму, как плавающая по воде пемза, извергнутая вулканом. Или как облако.

Я много думал об этой легенде, продолжая свои поиски. Открытия, которые я делал, были вроде тех островов: экзотические заказники, которые пантеон названных правителей с большим самомнением решил держать в секрете от человечества. Я хотел знать точные технические средства, имевшиеся у АНБ для слежек, распространяются ли они за пределы постоянной деятельности АНБ и как далеко; кто одобрил эту деятельность кто о ней знал; и последнее, хотя, безусловно, не наименее важное, как эти системы – и технически, и институционально – функционируют». (стр. 275-276)

Запланированный жизненной программой автора выход на СМИ начался с растерянности и взаимного недопонимания. Как понял Сноуден, журналисты больше интересуются целями наблюдения и содержанием отчетов о слежке, нежели то, как слежка осуществляется. Автора интересовали прежде всего инструменты. Средства затмили цель и она ушла от понимания армии исполнителей. Журналисты тоже всего лишь исполнители, используемые втемную. Участники проекта не могут объединиться против порабощения человечества, как получилось с создателями атомной бомбы. Цель та же, и физик Георгий Малинецкий утверждает, что атомная бомба уже не нужна.

«Почти все документы, которые я позже передал журналистам, попали в мои руки через Heartbeat. Через нее я узнал не только цели, но и возможности разведывательной системы массового слежения. Именно это я хочу подчеркнуть: в середине 2012 года я всего лишь пытался разобраться, как на самом деле работает массовая слежка. Почти каждый журналист, который позже выпускал материалы по мотивам моих документов, больше интересовался целями наблюдения – наблюдением за американскими гражданами или лидерами американских союзников. Иными словами, их интересовали больше темы отчетов наблюдений о слежке, нежели то, как эта слежка осуществляется. Я уважаю этот интерес, конечно же, разделяя его сам, но мое изначальное любопытство касалось технической стороны вопроса. Это хорошо и правильно – читать документ или листать слайды презентации в PowerPoint, находя, для чего программа предназначена, но чем лучше ты понимаешь ее механику, тем лучше ты понимаешь опасность злоупотреблений ею». (стр. 281-282)

И далее о шести призывах АНБ: «Так, например, я не слишком интересовался материалами для брифинга – типа слайдов презентации 2011 года, которая очерчивала работу слежки АНБ в шести призывах: «Все разнюхай! Все узнай! Все собери! Все обработай! Все используй! Будь партнером!». Обычный маркетинговый жаргон, чтобы произвести впечатление союзников Америки: Австралию, Канаду, Новую Зеландию, Соединенное королевство – те страны, с которыми Америка в первую очередь делится разведданными. (Вместе с США эти страны именуются «Пять глаз».) «Все разнюхай» следует понимать как поиск источника данных. «Все узнай» – розыск самих данных. «Все собери» – захват данных; «Все обработай» – это анализ данных в интересах разведки; «Все используй» – использование данных разведкой в дальнейших целях агентства. «Будь партнером» означало обмен новыми данными с союзниками. Xотя такую шестиуровневую таксономию легко запомнить, легко продать, узнать размер амбиций агентства и уровень договоренностей с иностранными правительствами, она не давала мне никакого инсайда в вопросе, как эти амбиции воплощаются с технической точи зрения». (стр. 282)

Описывая алгоритм отслеживания, Сноуден конкретно называет ступени иерархии черных серверов: «В данном случае технологии «восходящего сбора» действительно существовали. Как я стал догадываться, эти инструменты являются самыми агрессивными из всех технологий АНБ, скорее всего потому, что ближе всего к пользователю – который в свою очередь ближе всего к лицу, которое находится под наблюдением. Представьте, что вы сидите за компьютером и хотите зайти на веб-сайт. Открываете веб-браузер, набираете URL, нажимаете «Вход». URL – это ваш запрос, который уходит, чтобы отыскать сервер назначения. Где-то на полпути, прежде чем ваш запрос достигнет того сервера, он пройдет через TURBULENCE, один из самых могущественных инструментов АНБ.

Характерно, что ваш запрос пройдет сквозь ряд «черных» серверов, поставленных один на другой, образовав нечто, по высоте похожее на книжный шкаф. Они устанавливаются в специальных комнатах в больших частных телекоммуникационных зданиях по всем странам-союзникам, а также в посольствах США и на военных базах США и содержат два критически важных инструмента. Первый – это TURMOIL, он отвечает за «пассивный сбор», делая копии с проходящих сквозь него данных. Второй –TURBINE, он отвечает за «активный сбор» – то есть вступает во взаимодействие с пользователем». (стр. 285)

Права пользователя разделяются по трем градациям: «Чтение. Запись. Выполнение. В компьютерах это называется «права доступа». Говоря функционально, они обозначают диапазон разрешенных вам действий как на самом компьютере, так и в сети компьютеров, точно определяя, что вы можете, а что не можете.

Команда Чтение дает вам доступ к содержанию файла, а команда Запись позволяет вносить изменения. Выполнение – это правило означает, что вы имеете возможность запускать файл или программу и выполнять все действия, для которых они предназначены. Читать, записывать, выполнять: таков мой простой трехшаговый план. Я хотел докопаться до самой сути самой скрытой сети в мире, чтобы найти правду, скопировать ее и вытащить на свет, показав всему миру. И мне надо было преуспеть в этом, не будучи пойманным – чтобы меня «не читали» «не записывали» и чтобы написанное «не выполняли». (стр. 321)

«Ворую секреты» – самый простой способ отмести подозрение от своих действий, обозначить их открыто. Все равно никто не поверит. Интересный факт: на Гавайях всем сотрудникам и в том числе Сноудену выдали «тонкие» компьютеры с маленькой памятью, чтобы не делали лишнего. Сноуден использовал для извлечения информации старые системные блоки, предназначенные к списанию.

«Под видом тестов на совместимость я бы мог перенести файлы на эти старые компьютеры, где смогу вести поиск, фильтровать и упорядочивать их столько, сколько захочу, соблюдая осторожность. Я нес эту громадину к себе на стол, и меня увидел один из руководителей IT-отдела и остановил, спросив, что я делаю (он был большим поклонником идеи избавляться от «старья»). «Ворую секреты», – ответил я, и мы, посмеявшись, разошлись». (стр. 324)

Вынести данные с работы было очень сложно. Сноуден использовал микрокарточки, отвлекая охранников манипуляциями с кубиком Рубика.

Обычные пользователи уверены, что нажимая клавишу Delete, они удаляют текст или файл. Однако на самом деле это не так: стирается только ссылка на информацию, а не она сама.

«Это можно проверить на собственном опыте. В следующий раз, пока будете копировать файл, спросите себя, почему это так долго по сравнению с моментальным актом уничтожения. Ответ таков: удаление ничего не делает файлу, а только скрывает его. Проще говоря, компьютеры создавались не для того, чтобы исправлять ошибки, а чтобы их прятать – и прятать только от тех, кто не знает, где искать». (стр. 334)

В итоге выполнения своей миссии Сноуден из мальчика с затруднением речи стал человеком, который открыл человечеству речь всемирной сети. Его миссия по факту направлена на слом монополии современной неформальной власти в удаленном доступе без ответственности, поскольку тот, кто знает устройство сети, владеет миром.

«Лишь оглядываясь назад, я могу увидеть, как высоко взошла моя звезда. Я был учеником с затруднениями речи, который с трудом отвечал в классе, а стал учителем языка новой эпохи. Ребенок из семьи скромных представителей провинциального среднего класса, я жил блаженной жизнью на островах и зарабатывал столько, что деньги давно потеряли для меня всякий смысл. За семь коротких лет я поднялся от менеджера локального сервера до разработчика глобальных сетей; из сторожа в «склепе» я вырос в создателя ключей от заколдованного дворца». (стр. 342)

Критическая фаза жизни с бегством из США происходила не одномоментно и драматично. Сноуден приводит информацию из дневника своей невесты Линдси Миллс. В США ее называли с долей презрения «подружкой Сноудена».

Эдвард Сноуден живет в Москве. Снимает трехкомнатную квартиру. Последние два года он женат на Линдси Миллс, приехавшей к нему из США. Выходя в магазин или во время поездок в транспорте, Сноуден скрывает лицо с помощью шапки и шарфа (плюсы холодной погоды). Тем не менее, однажды в музее к ним с Линдси подошла девушка и попросила сфотографироваться. Совместную фотографию она не выложила в сеть, чему Сноуден был очень рад.

«Личное дело» Сноудена воспринято российской аудиторией неоднозначно, подобно прозе Маргариты Симоньян или фильму ВГТРК «Вторжение». Говорящий сегмент активно и демонстративно чурается любой критики США, кроме маргинальных ее извращений для профанации истины. Однако названные источники имеют устойчивую молчаливую аудиторию, представители которой ловят любую неподцензурную информацию об устройстве нашего прекрасного нового мира.

В этом смысле «Личное дело» Сноудена источник неиссякаемый. Автор исследовал и проверил на себе репрезентативный набор основных институтов США, включая школьное образование и службу в армии, от которой пришлось отказаться ввиду ее антигуманности к солдату. «Спасти рядового Райана» тоже оказалось фикцией.

Подобно Джулиану Ассанжу с его WikiLeaks, Сноудену приписывается роль гениального одиночки. В этом он конечно выигрывает у Ассанжа. Однако легенда об одиночке критики не выдерживает. Оба являются разными продуктами системы. В США очень сильная внутренняя оппозиция и весьма ожесточенная конкуренция между ведомствами, включая органы разведки. Достаточно заметить, что в «Личном деле» из разных разведывательных структур описано в основном АНБ. А система PRISM рассекречивается весьма дозировано. Именно через нее осуществляется анализ Big Data огромных объемов приватного контента с целью выявления этнически эндемичных маркеров тревожности для планирования и реализации государственных переворотов.

Данная сторона глобальной реальности активно изучается в России, ключевых успехов достиг Центр Вероники Крашенинниковой и группа Андрея Вырковского. Результаты представляются на ежегодных журналистских конференциях и мероприятиях МИА «Россия сегодня».

Несмотря на указанные ограничительные моменты, Сноуден своим «Личным делом» дает читателю понимание того, как работает глобальная экстраполитарная империя. Она лишена каких-либо ограничений, кроме внутренних, в конечном счете способствующих ее развитию. С использованием Интернета получается эффективнее по сравнению с древней Ордой.

После прочтения «Личного дела» Сноудена самые нелепые антиутопии оказываются бледной тенью реальности.

Отдельно следует отметить литературное качество текста. Мы не заметили в нем ошибок – имманентного спутника современного книгоиздания после вымирания корректоров как класса. Читать интересно, причем не только по теме тотальной слежки.

«Личное дело» написано им самим. Объективную информацию о Сноудене и его миссии можно получить из объемной статьи Википедии https://ru.wikipedia.org/wiki/Сноуден,_Эдвард

Наталья ВАКУРОВА, Лев МОСКОВКИН.

 

Добавить комментарий

Loading...
Top