Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ДУША – БОГУ, СЕРДЦЕ – ЖЕНЩИНЕ, ДОЛГ – ОТЕЧЕСТВУ, ЧЕСТЬ – НИКОМУ!

ДУША – БОГУ, СЕРДЦЕ – ЖЕНЩИНЕ, ДОЛГ – ОТЕЧЕСТВУ, ЧЕСТЬ – НИКОМУ!

Цикл очерков о дуэльных законах и нравах

Три века дуэльной жизни Европы спрессовались в России в одном XIX веке. Все равно что разом выпалить из всех «граненых стволов Лепажа». Эффект оглушительный. Вспомним пушкинскую повесть «Выстрел», монолог Сильвио: «В наше время буйство было в моде. Мы хвастались пьянством: я перепил славного Бурцева, воспетого Денисом Давыдовым. Дуэли в нашем полку совершались поминутно: я на всех бывал или свидетелем, или действующим лицом. Товарищи меня обожали, а полковые командиры, поминутно сменяемые, смотрели как на необходимое зло».

«Товарищи меня обожали…»

Да, отчаянные бретёры – Федор Толстой-Американец, Федор Уваров-Черный, Федор Гагарин, Александр Якубович, Руфин Дорохов – были более знамениты в определенных кругах, нежели самые родовитые аристократы, высокие сановники, нежели известные писатели Карамзин или Жуковский, Грибоедов или Пушкин.

Атмосфера такая. Вспомним литературных героев-дуэлистов: Гринев и Швабрин, Пьер Безухов и Долохов, Онегин и Ленский, Печорин и Грушницкий, Базаров и Кирсанов, фон Корен и Лаевский, Ромашов и Николаев.

В один ряд с ними можно поставить и самих литераторов: Пушкин, Лермонтов, Кюхельбекер, Грибоедов, Якубович… Дельвиг вызвал на дуэль Булгарина, молодой Лев Толстой – Тургенева, и, наконец, как угасающее эхо девятнадцатого века, – дуэль Максимилиана Волошина и Николая Гумилева, когда Волошин выстрелил в воздух, а Гумилев промахнулся.

Но угасание началось гораздо раньше. 

Закат

В «Поединке» Куприна дуэль Ромашова и Николаева хоть и уныло, но совершается без проволочек, поскольку среда офицерская, отступления невозможны, хочешь – не хочешь, а надо. А вот в «Дуэли» Чехова, когда стреляются фонКорен и Лаевский, никто из противников и секундантов толком уже не знает, как, по каким правилам устраиваются поединки, и пытаются вспомнить, как же это было у Лермонтова, в «Княжне Мэри».

Хотя между ними прошло, между Печориным и Лаевским, – всего ничего. Яркое было пламя, да быстро угасло: мещанская жизнь брала свое.

Кто знает, может, в России и произошел бы новый всплеск дуэлей как института защиты чести. Все тот же поединок Гумилева и Волошина мог стать сигналом, та же бретёрская слава думского лидера «октябристов» Гучкова могла дать новый импульс. Кстати, Гучков-то был не потомственный дворянин, а разночинец. И генерал Корнилов, отчеканивший завет на века: «Душа – Богу, сердце – женщине, долг – Отечеству, честь – никому!», не был потомственным дворянином; он – сын хорунжего и казашки из Каркаралинска.

То есть дуэльный кодекс чести примеряли к себе и другие сословия. Кто знает, что могло быть дальше. Пришла революция и отменила все, что было прежде.

Но речь не только о России. Есть четкая грань угасания – Первая мировая война. Казалось бы, после всеевропейского тотального уничтожения друг друга человеческая жизнь обесценилась. Но, возможно, получилось наоборот. Возможно, массовое смертоубийство, до тех пор не виданное в истории человечества, не только ужаснуло сердца, но и заставило задуматься: стоит ли рисковать жизнью по каждому поводу ссор, столкновений амбиций… Хотя в странах Европы и Америки единичные поединки имели место до 60-х годов ХХ века. Они широко освещались прессой («сенсация!»), и это тоже, наверно, сказалось на угасании дуэлей. Ведь одно дело – таинство рокового поединка, которое с трепетом и замиранием, полушепотом обсуждают «в обществе», и совсем другое, когда мальчишки-разносчики на всех углах кричат, размахивая газетами: «Такой-то и такой-то стрелялись, но промахнулись!!!»

Так или иначе, дуэль стала анахронизмом. И часто вызывала уже не уважение, а чуть ли не ироничные реплики, с покручиванием указательного пальца у виска…

В нынешней России, в России XXI века – отличились на государственно-законодательном уровне.

Фарс

В 2018 году один из депутатов Госдумы внес в парламент (и через 6 дней тихо отозвал) проект закона о Дуэльном кодексе России. В тексте 91 000 знаков с пробелами, 53 (!) стандартные машинописные страницы. Это образец особого сознания и мышления новой чиновно-политической номенклатуры: все, с чем она соприкасается, оборачивается пародией и фарсом. (Не называю фамилии депутата, у него ведь есть родные и близкие.) В некотором роде – упоительное чтение.

Например, дуэль возможна лишь между государственными и муниципальными служащими, при этом «допустима только между лицами равного служебного положения».

То есть начальник отдела снабжения в городском департаменте может вызвать на дуэль начальника другого отдела того же или другого департамента? А заместитель начальника отдела не может потребовать сатисфакции у начальника отдела?

«При вызове государственного или муниципального служащего гражданином первый обязан отклонить вызов и предоставить последнему право искать удовлетворения судебным порядком».

Здесь под «гражданином» подразумевается обычный россиянин, который не является «государственным или муниципальным служащим» – токарь, программист, строительный рабочий или писатель. То есть обычный человек не может вызвать на дуэль чиновника. Потому что не «равный», «недостойный».

Правда, в одном из пунктов все же предусматривается, что чиновник может принять вызов «гражданина», но только «с письменного разрешения непосредственного руководителя, рассматривающего, достоин ли противник оказываемой ему чести».

И, наконец, последнее. Можно сказать – фантасмагория. А можно – откровенная, наглая кража. Законопроект депутата Госдумы– это переписанный слово в слово (с некоторыми добавлениями) Дуэльный кодекс Василия Дурасова, изданный в России в 1912 году отдельной книжкой. Только вместо слова «дворянин» подставлено «государственный и муниципальный служащий», а вместо слова «разночинец» – «гражданин».

Например, в Дуэльном кодексе 1912 года:

«Основной принцип и назначение дуэли – решить недоразумение между отдельными членами общей дворянской семьи».

В современном законопроекте от 2018 года:

«Основной принцип и назначение дуэли – решить недоразумение между отдельными членами общей семьи государственных и муниципальных служащих.

В Дуэльном кодексе 1912 года:

«Дуэль возможна и допустима только между лицами равного, благородного происхождения.

В современном законопроекте от 2018 года:

«Дуэль возможна и допустима только между лицами равного служебного положения».

Иными словами, депутат Госдумы объявил «государственных и муниципальных служащих» – «дворянами», а всех прочих россиян – «разночинцами».

Не знаешь, то ли смеяться, то ли плакать.

Но – ничего удивительного. Можно сказать, что и данный конкретный случай – некий общественный или даже общественно-исторический показатель. Как минимум 25 лет отрицательного кадрового отбора привели к закономерному итогу. Теперь практически все, с чем соприкасается российская чиновно-политическая бюрократия, превращается в пародию и фарс. В лучшем случае.

Эпилог

Конечно, дуэль – анахронизм. Хотя автор раздвоен в мыслях и чувствах. С одной стороны, он не приемлет убийства человека другим человеком, ибо не мы даровали жизнь и не нам ее отнимать. С другой – он понимает, что дуэль – действенный инструмент, который приучал людей вести себя прилично. Иначе восторжествует право силы, право кулака, наступит эра того самого грядущего хама.

Правда, есть и третий путь: вести себя как подобает не из страха быть вызванным к барьеру, а только лишь из принятого как непреложный закон чувства глубочайшего почтения к личности, чести и достоинству другого человека. Остается верить и надеяться, что так оно и будет, что люди со временем неизбежно станут лучше, чище, благородней.

 

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

 

 

 

Добавить комментарий

Loading...
Top