Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > СКУЛЬПТОР, УВЕКОВЕЧИВШАЯ ПАМЯТЬ О НАРОДНОМ ФУТБОЛИСТЕ

СКУЛЬПТОР, УВЕКОВЕЧИВШАЯ ПАМЯТЬ О НАРОДНОМ ФУТБОЛИСТЕ

Длившаяся годами эпопея с установлением памятника Федору Черенкову, к радости  всех поклонников футбола, завершена. На Троекуровском кладбище открыта скульптурная композиция на могиле народного футболиста.

Опиок Наталья Николаевна, скульптор, почетный академик Российской академии художеств, академик Российской академии естественных наук, член Союза художников России, член Московского союза художников, член Союза художников Республики Беларусь – автор памятника Федору Черенкову.

– Первый вопрос на злобу дня – как вы перенесли самоизоляцию. Что делали, что смотрели, что читали?

– Самоизоляция, думаю, для всех нас стала интересным, довольно необычным, а может, и своевременным опытом. Полагаю самопознание прежде всего. Художник в силу своей профессии всегда находится на своеобразной изоляции. Мы постоянно работаем, обдумываем, ищем, размышляем, воплощаем. Я работала в своей скульптурной мастерской. За это время получилась целая серия работ. Может, когда и выставлю их как отдельный выставочный проект. Я могла себе позволить в это время чистое творческое воплощение идей, так как основной этап работ по проекту памятника Ф. Ф. Черенкову был к тому времени уже запущен в производство.

– Способствовала ли творческая атмосфера в доме, ваша мама – заслуженная актриса Республики Беларусь Тамара Ивановна Николаева, «привитию» любви к искусству?

– Я родилась в творческой семье. Мама, актриса Николаева-Опиок Тамара Ивановна, посвятила свою жизнь и свою огненную творческую энергию сцене драматического театра. Всегда до краев востребованная в профессии, в начале пути блистая в спектаклях  театра драмы г. Гродно (в 26 лет ей было присвоено звание заслуженной артистки БССР, РБ) затем на купаловской сцене в Минске, где  с успехом, плодотворно работает до сих пор. Отдаваясь профессии целиком, мама умудрялась хранить дом, особо не перемешивая одно с другим. Так что я не «дитя кулис» в полном смысле, у меня всегда была свобода мысли и действия. Но, безусловно, ее пример искренней самоотдачи служению выбранной профессиональной стезе и глубоко нравственной позиции вошел в меня как стержневой. Она и по сей день творит на сцене Национального театра драмы им. Я. Купалы в Минске, как умеет только она – неповторимо, огненно, промыслительно, создавая яркие образы своих сценических персонажей, преобразующие, волнительные, врачующие души и сердца зрителей. Горжусь!

– Как вы пришли в профессию и «приложил ли руку» к этому ваш отец – Николай Опиок?

– Папа, Опиок Николай Афанасьевич (заслуженный художник РБ, организатор и глава Студии военных художников при Минобороны РБ), он у меня великий экспериментатор и творец-труженик! Когда мне шел 6-й месяц от роду, он где-то раздобыл потрясающий набор цветных фломастеров (тогда страшный дефицит!) и разбросал на полу передо мной. Я схватила красный в левую руку и сразу изрисовала лист. Все, поняли родители в тот момент, – мое будущее ясно и понятно. Папа, надо сказать, талантливый воспитатель и педагог. Он никогда не навязывал мне сухую линейку профессионального  обучения, а всегда умел разжечь  интерес к профессии через тайну жизни, а это, согласитесь, может завораживать! Мы всегда – друзья.  Говорить, рассуждать, задавать вопросы и искать ответы, работать – можем бесконечно. Взаимопонимание всегда на уровне телепатии. В этом сложном году он отметит свой высокий юбилей – 85 лет. Много лет он отдал  и театру, работая как художник-постановщик. Создавая образы к театральным постановкам по разнообразным пьесам отечественной и зарубежной классики и современников, всегда смело  экспериментировал  с материалами, всегда предлагал руководству и зрителю неординарные и смелые художественные  решения. Последние 15 лет он возглавляет Студию военных художников при Минобороны РБ, без устали, с огромным энтузиазмом ездит по гарнизонам и учениям с художественными выставками студии, лекциями,  проводит пленэры. Горжусь!

– Как это – быть «на голову» выше юношей в училище, чтобы девушку не только туда приняли, но и выпустили с красным дипломом?

– А не знаю как. Просто сказала себе «Ах, так? Ну, посмотрим, я принимаю вызов!».  Действительно, в год моего твердо принятого решения поступить на отделение скульптуры Минского художественного училища им. А. К. Глебова я услышала от его директора слова о том, что он не желает видеть на скульптуре девочек. «Скульптура – это серьезно и трудно, девчонкам здесь не место!»  – были его слова. Но, увидев мои работы, дал шанс. Конкурс был 6 человек на место, из поступающих я единственная девушка. Был невероятный задор! В итоге я была зачислена одной из первых и началась школа жизни и профессии, которая и вдохновляла, и дисциплинировала.

– История про «блокнот и ручку» от народного художника СССР Комова – это «вершина» учебы на скульптора?

– Уже поступив в МГХАИ им. В. И. Сурикова, на отделение скульптуры, и продвигаясь в профессии под началом народного художника СССР, выдающегося мастера отечественной скульптуры Олега Константиновича Комова, услышала от него такие слова: «Научить рисовать можно и обезьяну, а вот художник рождается раз в сто лет».  В тот момент даже не знала, то ли рыдать, то ли радоваться. Горжусь тем, что он всегда смотрел на мои работы с удивлением, одобрением и надеждой. Гонял наш курс в Пушкинский музей, про «блокнот с ручкой» именно об этом. Он точно знал, что в классическом наследии искусства есть ключи будущего, и я ему верю. Ведь профессия должна быть всегда «в руках», а вдохновение приходит во время работы, как аппетит во время еды. Однажды, посетив нашу с мужем, живописцем Алексеем Парфеновым, персональную выставку, которая проходила в 1993 году в залах  Академии госслужбы при Президенте РФ, Олег Константинович оставил ошеломившую навсегда запись в нашей книге отзывов – «Горжусь, что я являюсь их современником». Это громадная похвала на всю творческую жизнь.

– Мастерская для скульптора – это второй дом?

– Это творческая лаборатория исследования жизни через призму образов искусства. Мастерская скульптора, художника – это место, где можно воплотить замыслы, идеи, эскизы. Довести идею до полной производственной готовности. Это алхимия вдохновения тайных мук и побед, кстати, знакомая любому моему коллеге по цеху искусства. Добровольная самоизоляция, своеобразное затворничество во имя рождения новых смыслов и пластических идей, воплощаемых в форме.

– Помогает ли вам в творчестве союз с художником Алексеем Парфеновым?

– Конечно, а как иначе возможно?! Это сейчас мы оба почетные академики Российской академии художеств, а так со студенческой скамьи полжизни пройдено вместе. Это и поддержка, и советы, и исследования и совместные художественные и выставочные проекты, а их у нас немало. За плечами огромный опыт  художественных работ на разнообразных объектах и проектах в Москве, Минске, на Мальте, в Праге и Будапеште, в Сербии и Черногории, в Италии. Алексей Парфенов – человек огромного художественного дара, в свое время это отмечал и его наставник, народный художник РФ Илья Сергеевич Глазунов, в мастерской которого Алексей блестяще учился в стенах МГХАИ им. В. И. Сурикова на отделении живописи. Алексей и глубокий идейный лидер, и влюбленный в свою профессию большой художник-профессионал, понимающий многие механизмы природы творения, тонко чувствующий предназначение искусства живописи и умеющий всегда удивлять современного зрителя своим мастерством и новаторством.

– Что послужило толчком к принятию решения о работе над проектом?

– Однажды раздался телефонный звонок. Позвонил мне Виталий Черенков. Из разговора стало понятно, что есть долгоиграющая и удручающая многих история создания достойного художественного проекта памяти его знаменитому брату Федору Черенкову, легенде отечественного футбола и, конечно, футбольного клуба «Спартак». Вскоре мы подъехали на место, где требовался монумент. Если честно, впечатление было до того унылым, что я сразу приняла решение спасать ситуацию. И работа началась.

– Для вас «удобнее и проще» работать с оригинала, как в случае с Илюмжиновым, или по фото, как вы работали над скульптурой Федора Черенкова? Правильно ли я понимаю, что ваяние головы  будущего памятника – самое сложное?

– Хороший вопрос. Портрет, на мой взгляд, самая сложная задача. Хорошо, если есть возможность поработать с натуры. Портрет человека – это ведь не просто цель достигнуть идеального сходства  а ля восковая кукла Музея мадам Тюссо. Задача художника – создать наиболее полный образ, включающих в себя множество слагаемых. Характер, движения душевной и духовной природы человека, его эмоции, его опыт. В этом есть живое созидание, и это является в искусстве главным. Здесь очень важную роль имеет доверие художнику. А для художника является главным максимальное раскрытие многогранного образа личности. Работая над образом портрета в фигуре Федора Федоровича Черенкова, пришлось набирать предварительно материал из всех возможных источников.

– Как родственники Черенкова отнеслись к вашей кандидатуре и как помогали в работе?

– С полным доверием. Это всегда очень важно для работы. Ведь в каком-то смысле мы начинаем путь к результату. В процессе всех этапов работы над памятником мы всегда были на связи и с братом Ф. Черенкова Виталием, и с дочерью Анастасией. Они предоставили множество фотографий из своих личных архивов, множество воспоминаний, жизненных эпизодов. Наше  теплое, эмоциональное человеческое общение очень располагало к правильному подходу в моей работе над образом великого футболиста. Я работала с полной отдачей и огромным интересом.

– Какой смысл вы вкладывали (если вкладывали) в детали самого памятника и места его установки?

– Смыслы разные, главное – это соответствие памятника месту. Все же это место упокоения, и это необходимо учитывать. Здесь не правильно было бы создавать яркие эмоции стадионных ликований. Поэтому прежде всего я придерживалась лаконичности, простоты и композиционной ясности. По замыслу, в проекте весь эмоциональный настрой должен фокусироваться на фигуре Ф. Ф. Черенкова. Я рада, что в результате получилось сочетать три разные зоны в этом проекте так, чтобы они смотрелись органично, сливаясь в единый скульптурный ансамбль. А именно зона самого захоронения с православным крестом, зона для поклонников, фанатов ФК « Спартак» – людей преданных и верных истории футбола, по заслугам чтящих память великого  народного футболиста и человека, это специально сконструированные флагштоки из нержавеющей стали. И это центральная  зона, где располагается бронзовая фигура Ф. Ф. Черенкова. А без точности деталей не сложился бы и образ. Еще в работе над моделью памятника я уделила этому большое внимание. Мне было важно и интересно все, какая спортивная форма, какого рисунка  мяч, какие гетры (я, например, обратила внимание, что Федор Федорович их всегда подворачивал) и какие бутсы, как именно должна нога располагаться на мяче, в какой момент, какое положение рук может быть при этом, характер рук, кистей, пальцев.

– Как вам удалось в кажущейся простоте скульптуры передать всю глубину таланта и души Федора?

– Благодарю за вопрос. Художник всегда идет от личности своего героя. Федор Федорович Черенков – это звезда, гений футбола, человек-легенда! Но это и человек, наш современник. Чем больше я о нем узнавала, тем больше понимала, что это был человек огромного солнечного сердца, запомнившийся людям своей щедрой добротой, любовью к жизни и к своему делу, бесконечно требовательный к самому себе в профессии. Мне очень хотелось воплотить эти качества. Я всегда иду от глубинной природы самого человека, нащупываю понимание, и когда это происходит – это уже переходит в форму скульптуры. Чистая магия искусства!

– Как заметил коллега Игорь Рабинер, вам удалось довольно точно передать «взгляд Федора». Это потому, что вы не были ограничены во времени, или – профессиональная тайна?

– Взгляд – это всегда душа человека, его тайны, его главная характеристика. А сделать, передать взгляд в скульптуре – задача сложная. Он должен быть живым и отвечать запросам зрителя к своеобразному контакту. Я добивалась не только сходства, но и внутренней жизни. Совокупность взгляда – как главное состояние души, и если это удается подметить и воплотить, то такой  «взгляд» будет всегда живым и новым, и тогда с таким образом всегда можно «говорить».

– Болельщики красно-белых очень часто говорят про «дух Спартака». Присутствовал ли в работе над памятником этот самый пресловутый «дух»?

– Без духовной энергии вообще невозможно творить! А дух «Спартака» – это прежде всего, на мой взгляд, воля к победе и талант тех великих игроков и тренеров, обеспечивающих красоту игры в футбол, бесконечно преданных своему делу. Кстати, уверена, что без вдохновляющей энергии поддержки болельщиков клуба обойтись невозможно. Ведь их вера в «Спартак» так непоколебима и так окрыляет!

– Самое сложное в работе над проектом памятника Федору Черенкову?

– Все сложно и  одновременно просто. Отвечу так. Самое сложное в процессе работы – постепенно прийти к задуманному. И чтобы результат только радовал. Я думаю, все получилось.

– Как отразилась, если отразилась, на работе ситуация с пандемией?

– Почти не отразилась. Так как основные этапы были уже сделаны и отданы в производство. Фигуру Ф. Ф. Черенкова отливали в бронзе в цеху художественного литья компании «Олакс», под Смоленском, с которой я успешно сотрудничаю много лет. Они никогда меня не подводили, и в этот раз все было сделано на высоком  профессиональном и технологическом уровне к заявленным срокам установки памятника. И компания  ООО «Салон натурального камня» подмосковного г. Долгопрудный справились  с довольно сложной задачей в ходе гранитных работ, не подвели и сделали все качественно и в срок. Я очень признательна такой команде и людям, в любой ситуации проявляющим свой высокий профессионализм. И потом, я не могла подвести « Спартак»!

– Как прошла сама торжественная церемония открытия памятника для вас лично? И подведя итог – довольны ли вы результатом?

– На мой взгляд, церемония открытия прошла очень хорошо. Мы очень переживали, чтобы не накрыло дождем, но было солнечно. И на душе тоже. Было очень приятно, очень волнительно наблюдать, как ширилась, росла волна собирающихся в этот день  совершенно разных людей, людей разных поколений. Людей, пришедших просто по зову сердца и искренней любви, чтобы отдать дань уважения кумиру миллионов, народному футболисту, спартаковцу Федору Черенкову. Я знаю, насколько долгожданным было это событие, прежде всего для Насти и Виталия, для родственников и друзей. Как ответственно подошел к этой ситуации ФК «Спартак» и лично его президент Л. А. Федун, как внимательно отнесся к этой истории Клуб болельщиков «Спартака», и поэтому, когда я слышала в день открытия памятника множество добрых слов в свой адрес, я была счастлива.

– Что и кому вы хотите сказать после окончания работы над проектом?

– Слова благодарности очень многим людям, неравнодушным к памяти Ф. Ф. Черенкова и к процессу создания памятника ему.  Очень признательна, что любезно откликнулся на мою просьбу посетить музей ФК «Спартак» его директор Алексей Матвеев. Он  провел по музею подробную экскурсию, и многие его ответы на мои вопросы потом пригодились в ходе работы. Я очень признательна Сергею Родионову и Наилю Измайлову за конструктивные встречи, в их лице благодарю ФК «Спартак» за финансовую поддержку проекта. В этой связи выражаю особую благодарность Клубу болельщиков «Спартака» за частичный вклад в этап монтажа памятника. Сергей  Родионов организовал возможность посетить Академию футбола ФК «Спартак», посмотреть на тренировки молодых подрастающих футболистов.  Нескольких из своих ребят, по комплекции схожих с молодым Ф. Черенковым, Сергей Юрьевич помог отобрать для позирования в  качестве модели. Наброски с натуры и фото, которые я сделала тогда, очень пригодились в ходе работы над скульптурой. Я признательна Сергею Шавло за участие в обсуждениях хода приемки работ. Благодарю за наше искреннее общение в ходе всех этапов работы над проектом замечательную Настю Черенкову. Я думаю, что этот светлый человек унаследовал от своего знаменитого отца самые лучшие и яркие человеческие качества – доброту, сердечность, ум, талант любить людей. Благодарна брату Федора, Виталию Черенкову, за искреннюю поддержку и веру в результат. Я очень признательна нашей творческой команде, без которой проект вряд ли бы состоялся. Это  Группа компаний «Олакс» (цех художественного литья ), ООО «Салон натурального камня», Леонид Карпунин – юридическое обеспечение проекта.

– Теперь снова о вас. Смотрите ли вы сами футбол, бывали ли на матчах?

– С этого момента – да! Я смотрю футбол. Дважды была на матчах «Спартака». Первый раз по предложению  Наиля Измайлова, занимавшему тогда пост вице-президента клуба «Спартак», прочувствовала атмосферу, так сказать. И я очень ему признательна. Благодаря этому проекту, изучая немного историю тренерского состава «Спартака», общаясь с футболистами – знаменитыми спартаковцами, соратниками Федора Черенкова, я услышала понятие «красивый футбол». И ведь в этом весь смысл игры, создание подлинного искусства. К сожалению, этого сейчас очень мало во всех сферах, в спорте, в искусстве, в культуре в целом.

– Эксперимент в керамике – четыре образа: Чехов, Малевич, Чайковский, Эйзенштейн – почему керамика и почему именно эти имена?

– Попробовала себя в этом материале, это была давняя мечта. Несколько лет я посвятила в своем творчестве скульптуре в керамике. Этот материал дает новые возможности, непривычные пластические решения. Я буквально следовала за этим процессом. Сначала работа в шамоте, потом обжиг в керамической печи, нанесение глазурей и снова обжиг. Это всегда захватывающий эксперимент. Что касается проекта, посвященного четырем знаковым фигурам истории отечественной и мировой культуры, скажу так.  Для меня – это  отцы-основатели современного мира, образов, культуры, ощущений, мыслей, образа жизни. Это люди-новаторы, творящие на поколения вперед. И они – наши. Они, каждый в своей области, совершили переворот, способствующий развитию души каждого человека и качественному художественному скачку эволюции искусства как такового. Думаю, нет смысла говорить о личности каждого из них, все знают, кто такие Казимир Малевич, Антон Павлович Чехов, Петр Ильич Чайковский, Сергей Эйзенштейн. Этот проект, реализованный с использованием разных материалов – керамика, цвет, металл, – мой личный взгляд и попытка осмысления, прикосновение к энергии выдающихся деятелей отечественной культуры, которых знает и ценит по сей день весь современный мир.

– Ваше участие в воссоздании храма Христа Спасителя?

– Мне очень повезло, сразу после окончания Суриковского института – и вдруг такая работа! Я очень благодарна замечательному человеку, большому художнику Цигалю Владимиру Ефимовичу, академику РАХ, народному художнику СССР, РФ, руководителю Творческой мастерской скульптуры, в которой  я в то время работала, за искреннюю веру в нас, вчерашних студентов, веру в наш талант, что мы справимся с такой  ответственной художественной задачей. В этот момент над воссозданием храма Христа Спасителя трудилось много известных  московских скульпторов и художников. Мне посчастливилось работать над образом святой царицы Александры для 3-метрового тондо (рельеф, вписанный в круг) восточного фасада храма Христа Спасителя. Это была стремительная, интересная, местами детективная история. Я благодарна своей творческой судьбе за бесценный художественный и человеческий опыт.

– Назовите свои «любимые» (я понимаю, что выбрать трудно, – 3 – 4 скульптуры) работы и места, где они установлены.

– Да, трудно. И не потому, что «любимые», а потому, что каждая – это просто часть моей жизни. Возможно, назову основные. Это мраморная фигура богини правосудия «Фемида», выполненная для главного вестибюля Мосгорсуда. Бронзовый ангел, который звонит в колокол, для фонтана «Гласность» территории Мосгорсуда. Поклонный крест и серия рельефов с ликами святых и известных православных храмов Беларуси для территории Дома Милосердия в Минске. Это памятник святой равноапостольной княгине Ольге с князем Владимиром в Останкино. Это скульптура «Голгофа», которая стоит в музее Великой Отечественной войны в Минске (зал Минского подполья), и многие другие.

– Если возможно – ваше любимое четверостишие собственного сочинения, ведь вы же пишите стихи?

– «Дорога» (фрагмент из истории «Путник и Пастух»).
Пролагаются новые русла,
Пролагаются новые тропы.
Я расту, как растет эпоха –
Что без совести – станет тускло,
А без чести – лишится вдоха.

Чтоб шагами земными измерить,
То, во что невозможно поверить.

Теперь каждый уважающий себя болельщик игры миллионов сможет прийти на могилу народного футболиста Федора Черенкова и почтить его память. Спасибо вам, Наталья Опиок!

Сабадаш Владимир.

Фото из личного архива скульптора.

 

 

 

Добавить комментарий

Loading...
Top