Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ВЗРЫВ В ЛЕОНТЬЕВСКОМ ПЕРЕУЛКЕ

ВЗРЫВ В ЛЕОНТЬЕВСКОМ ПЕРЕУЛКЕ

Около 9 часов вечера 25 сентября 1919 года в здании Московского комитета РКП(б) в Леонтьевском переулке (в двухэтажном доме №18, ранее принадлежавшем графине Прасковье Уваровой) прогремел страшный взрыв.

Как выяснилось позже, в этот вечер в Московском комитете проводили заседание, посвященное вопросам агитации и выработке плана работы в партийных школах. Среди присутствовавших были ответственные партийные работники Москвы, районные делегаты, агитаторы и лекторы, всего около 100-120 человек. Все они находились в одном зале. Первыми свои доклады зачитали член ЦК партии Николай Бухарин, а также известные большевики Михаил Покровский и Евгений Преображенский. Взрыв прогремел, когда участники мероприятия приступили к обсуждению плана организации партшкол. Бомба, которую кинул в окно анархист Петр Соболев, сначала упала на пол и лишь через несколько секунд сдетонировала.

Как впоследствии вспоминали выжившие очевидцы, секретарь Московского комитета РКП(б) Владимир Загорский даже успел выскочить из-за стола президиума и броситься в сторону упавшей бомбы, крича на ходу: «Спокойнее, ничего особенного нет, мы сейчас выясним, в чем дело». Тут то и прогремел взрыв, в результате которого погибли 12 человек (в том числе и секретарь МК РКП (б) Владимир Загорский), еще 55 получили ранения различной степени тяжести.

Организаторы взрыва Казимир Ковалевич и бомбометатель Петр Соболев, пытавшиеся скрыться с места преступления, были убиты при попытке задержания.
С. П. Мельгунов в книге «Красный террор в России» писал:

«По рассказу коменданта МЧК Захарова, прямо с места взрыва приехал в МЧК бледный, как полотно, и взволнованный Дзержинский и отдал приказ: расстреливать по спискам всех кадет, жандармов, представителей старого режима и разных там князей и графов, находящихся во всех местах заключения Москвы, во всех тюрьмах и лагерях. Так одним словесным распоряжением одного человека обрекались на немедленную смерть многие тысячи людей».
Ответственность за теракт взяла на себя московская организация «Анархистов подполья». По поводу этого события они выпустили листовку:
«Вечером 25 сентября на собрании большевиков в Московском комитете обсуждался вопрос о мерах борьбы с бунтующим народом. Властители большевиков все в один голос высказались на заседании о принятии самых крайних мер для борьбы с восстающими рабочими, крестьянами, красноармейцами, анархистами и левыми эсерами, вплоть до введения в Москве чрезвычайного положения с массовыми расстрелами… Наша задача – стереть с лица земли строй комиссародержавия и чрезвычайной охраны и установить Всероссийскую вольную федерацию союзов трудящихся и угнетенных масс». (цитируется по кн. М. Вострышева «Москва сталинская»).

28 сентября убитых партийцев в цинковых гробах похоронили в братской могиле у Кремлевской стены. С траурными речами выступили руководители государства и партии – Лев Троцкий, Михаил Калинин, Григорий Зиновьев, Лев Каменев. По всей Москве прошли массовые митинги.
23 октября 1919 года вышел второй номер газеты «Анархия» Всероссийской и Московской организации «Анархистов подполья». В статье «Только начало» говорилось:

«Взрыв в Леонтьевском переулке – это очевидное начало новой фазы борьбы революционного элемента с красными политическими авантюристами. То, что случилось, следовало ожидать. Наглость комиссародержавия – причина случившемуся».

За расследование этого резонансного преступления взялась Московская Чрезвычайная комиссия. Однако, как сообщается в «Красной книге ВЧК» А. Велидова, задержать удалось не всех:

«… семь анархистов совершили самоподрыв на даче на станции Красково, когда поняли, что окружены чекистами. Ещё восемь участников подготовки теракта были расстреляны по постановлению МЧК».

В результате взрыва сильно пострадал особняк, ранее принадлежавший графине Уваровой: были выбиты все стёкла, местами сорваны рамы и двери. В полу помещения, где проходило заседание, образовалась огромная воронка около трёх метров в диаметре. Вся задняя часть здания рухнула в сад, туда же упала снесённая взрывом железная крыша. Здание восстановили лишь к 1924-му году.

Сергей ИШКОВ.

Добавить комментарий

Loading...
Top