Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > «НИ ИСТОРИКИ, НИ ФИЛОСОФЫ РЕВОЛЮЦИИ НЕ НУЖНЫ…»

«НИ ИСТОРИКИ, НИ ФИЛОСОФЫ РЕВОЛЮЦИИ НЕ НУЖНЫ…»

29 сентября 1922 года на немецком пароходе «Обербургомистр Хакен», который позже прозвали «философским», из Петрограда в немецкий Штеттин в вынужденную эмиграцию были высланы представители «буржуазной интеллигенции», которым места на Родине больше не было.

На борт «Обербургомистра Хакена» взошли 84 пассажира (по другим данным, 70), среди которых были философы Николай Бердяев, Семен Франк, Сергей Трубецкой, Александр Кизеветтер, Иван Ильин, Борис Вышеславцев, Илья Баккал, профессор МВТУ Всеволод Ясинский и многие другие представители интеллигенции.

Петроград был не единственным портом отправления: депортация велась также из Одессы и Севастополя – морем, из Москвы в Германию и Латвию – по железной дороге. То, что советской власти «не по пути» с большинством из представителей старорежимной российской интеллигенции, было понятно с 1917 года. Еще задолго до осени 1922 года, 15 сентября 1919 года Ленин, отвечая на письмо Горького, сформулировал базовый принцип, ставший на многие десятилетия программным в отношении власти к интеллигенции:

«Интеллектуальные силы рабочих и крестьян растут и усиливаются в борьбе против буржуазии и ее приспешников интеллигентов, лакеев буржуазии, которые считают себя мозгом нации. На самом деле они не мозг нации, они ее говно».

Пароход Обербургомистр Хакен
Пароход «Обербургомистр Хакен»

В 1922 году поводом для решительных репрессивных действий стала забастовка профессоров Московского высшего технического училища против «пролетаризации» высшей школы и обвинения целого ряда представителей интеллигенции в контрреволюционной деятельности. 21 февраля 1922 года Ленин в письмах к Каменеву и Сталину предложил «уволить 20-40 профессоров обязательно. Они нас дурачат. Обдумать, подготовить и ударить сильно».

В письме к Дзержинскому Владимир Ильич конкретизирует поставленную задачу:

«К вопросу о высылке за границу писателей и профессоров, помогающих контрреволюции. Надо это подготовить тщательнее. Без подготовки мы наглупим… Все это явные контрреволюционеры, пособники Антанты, организация ее слуг и шпионов и растлителей учащейся молодежи. Надо поставить дело так, чтобы этих «военных шпионов» изловить, излавливать постоянно и систематически и высылать за границу».
10 августа 1922 года Всероссийский центральный исполнительный комитет (ВЦИК) принял декрет «Об административной высылке», согласно которому допускалась в административном порядке, то есть без проведения суда, высылка за границу или в определенные местности России «лиц, причастных к контрреволюционным выступлениям».

Органами ОГПУ были составлены три списка: московский – 67 человек (на 23 августа), петроградский – 51 человек, украинский – 77 человек (на 3 августа 1922 года); итого 195 человек.

31 августа 1922 года на заседании комиссии по высылке под председательством Дзержинского в результате ходатайств было решено отменить высылку в отношении 9 питерцев и 19 москвичей. Списки изгнанников постоянно корректировались, и в конечном итоге решено было выслать 160 человек.

Незадолго до этого в «Правде» было опубликовано сообщение о высылке, в котором указывалось:

«… наиболее активные контрреволюционные элементы из среды профессуры, врачей, агрономов, литераторов высылаются частью в Северные губернии России, частью за границу (…) Среди высылаемых почти нет крупных научных имён (…) Высылка активных контрреволюционных элементов и буржуазной интеллигенции является первым предупреждением Советской власти по отношению к этим слоям. Советская власть по-прежнему будет высоко ценить и всячески поддерживать тех представителей старой интеллигенции, которые будут лояльно работать с Советской властью, как работает сейчас лучшая часть специалистов. Но она по-прежнему в корне будет пресекать всякую попытку использовать советские возможности для открытой или тайной борьбы с рабоче-крестьянской властью за реставрацию буржуазно-помещичьего режима».

Более лаконично и четко причину высылки сформулировал Троцкий: «Выслали потому, что расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно».

Строчка, использованная в статье в качестве заголовка, взята из стихотворения Александра Городницкого, посвященного отправке «философских пароходов» из Советской России:

Это стало теперь легендою —
Год далекий, двадцать второй,
Уплывает интеллигенция,
Покидая советский строй.

Уезжают бердяевы, лосские,
Бесполезные для страны:
Ни историки, ни философы
Революции не нужны…

В 2003 году в Санкт-Петербурге на набережной Лейтенанта Шмидта «в назидание потомкам» был установлен памятный знак. На гранитном параллелепипеде высечена и позолочена надпись:

Мемориал в Петербурге

«С этой набережной осенью 1922 года отправились в вынужденную эмиграцию выдающиеся деятели отечественной философии, культуры и науки».
Всё бы ничего, да проблема заключается в том, что история никогда никого ничему не учит, и каждое новое поколение, строя «светлое будущее», «лес рубит, а щепки летят» и уже никогда не возвращаются…

Сергей ИШКОВ.

На снимке: картина «Философский пароход». Художник Дмитрий Пантюхин.

Добавить комментарий

Loading...
Top