Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > МНЕНИЯ ИСПАНОЯЗЫЧНЫХ ЖУРНАЛИСТОВ О ТЕКУЩЕЙ СИТУАЦИИ

МНЕНИЯ ИСПАНОЯЗЫЧНЫХ ЖУРНАЛИСТОВ О ТЕКУЩЕЙ СИТУАЦИИ

МИА Россия сегодня

Круглый стол «Журналистская ответственность: как бороться с «инфодемией» во время COVID-19?» прошел в четверг и стал очередным мероприятием МИА «Россия сегодня» в серии взлома стереотипов.

Дежурной темой стала даже не борьба с fake-news, а проблема распознавания в потоке того, что публиковать не стОит, под угрозой утраты доверия, как бы ни было соблазнительно опередить соперников.

Практически все участники разными словами говорили об информационном наводнении. Главный редактор информации на испанском языке Sputnik Мигель Бас генерализовал общие ощущения ведущих испаноязычных журналистов. По его словам, люди устали от информации. Устали от мутного потомка. Мы устали от «второй волны», Накапливаются стрессы, накапливается усталость.

Мигель работает в России, и в самый разгар пандемии  пришлось ехать в Испанию. Мама заболела. Редкий случай – в 95 лет вылечилась. Однако новости не радуют, а путают.  Прозвучала декларация информационной политики Sputnik. Глоток чистой воды это то, что мы делаем. «Наш бренд – мы не продаем ложь».

Однако реальность хитрее. Главный редактор газеты El Meridiano Раомир Бенитес Туиран рассказал, что в Колумбии первоначально писали о происходящем в других странах мира. Когда вирус появился в Колумбии, писали о завозе вируса через международные авиарейсы. Никто не выходил на улицы, не покупал газеты. Журналисты стали больше работать на сайтах. Описывали социальные беспорядки, нарушение карантина. Жена журналиста любит новости больше него и смотрит только про ковид. Наблюдая за ней, он сделал вывод: мы сами, то есть СМИ, создаем напряженность.

Сотрудник чилийской Cambio21 Маркос Борковски определил работу журналистов поговоркой «Не видеть за деревьями леса». Столкнулись с этой тварью, пишем о химических процессах в организме, и надо переводить. Люди устали от ковида, от пользования масками, от того, что их запирают дома. 30% новостей fake-news. Они прячутся за анонимностью. Информация переизбыточна.

Автора лживых новостей Маркос Борковски сравнил с пироманом. Чем больше вред он нанесет, тем больше удовлетворения. Может нанести огромный вред, общество сейчас чувствительно. Например, в Чили вбросили сообщение: начинается комендантский час. Люди бросились в супермаркеты и опустошили полки. Бред привлекателен. Например в Сант-Яго приземлилась летающая тарелка. Авторы делают вид, что это сайт канала с логотипом.

Когда появилась российская вакцина в Латинской Америке, сообщали о сомнении, насколько она проверена. Рецепт Борковски: если не сообщают на других СМИ, это явная ложь. Любой человек может открыть сайт. Что мы называем “уткой”? Слишком быстро распространившаяся ложь. Маленькие СМИ всегда могут уходить от ответственности. Например, были новости, направленные на дискредитацию министра здравоохранения Чили. Дают его интервью не полностью, а в нарезке. Новости циркулируют по всей Латинской Америке, и они начинают двигаться по замкнутому каналу. Вся информация, ее доступность зависит от самих журналистов.

Собранные Sputnik журналисты Венесуэлы, Колумбии, Панамы, Перу, Чили под руководством модератора Илоны Овакимян все дружно очень гордятся государственным статусом своих СМИ. Далее идет привычная уже для всех конвергенция на фоне сокращения штатов. То есть фактически универсализация, описанная на примере русской журналистики Дэвидом Рэндаллом.

Таким образом, испаноязычное мероприятие Sputnik кардинально отличается от происходящего в англоязычном. Там скрывают свою принадлежность к государству и при этом стигматизируют содержательные новости лейблом о принадлежности государству. Имеется в виду Россия.

Русскоязычное информационное поле: в первый месяц карантина использовалось для массированного вброса информации, недоступной в англоязычном пространстве. При этом процесс шел в значительной степени в ущерб официальным СМИ и завершил трансформацию блогосферы в пятую власть.

Что могло произойти на испаноязычном поле, из мероприятий Sputnik в полной мере непонятно. Строго говоря, узнать из риторики представителей государственных СМИ невозможно, есть ли для России полезный опыт в Латинской Америке.

Пока всего лишь доказано продолжение известной линии. Во-первых, Россия и США с их противостоянием далеко не исчерпывают мировой цивилизационный набор. Во-вторых, империя США далека от идеологического доминирования в мире. Могучая своим численно-пространственным потенциалом тяготеет к России.

Заданная Sputnik линия дискуссии с заменой тематической доминанты «пандемии» на «инфодемию» была обречена на успех. Участники так радовались, что не подумали о возможности следующей тематической ротации. В этом прекрасном новом мире государственные СМИ России захватывают роли антисоветских «Голос Америки» и русской службы BBC. Вторая давно закрыта, а слушателей первого мне давно не попадалось, кроме тех представителей российской власти, кто по долгу службы вынужден защищать право Sputnik и RT на свободу слова под чудовищным давлением USAGM.

Мероприятия Sputnik как минимум доказывают, что если мир и обезумел, то до конца процесса еще далеко и есть надежда, что не дойдет.

В моем сумеречном восприятии наблюдателя сверкающего экспресса Латинская Америка – Москва и обратно с онлайн-платформы ближе всего к сути событий текущего мира показалось заключение, которая высказала директор телеканала TeleSUR Патрисия Вилегас Марин (Венесуэла).

Патрисия заявила, что информация не может быть товаром и она не может быть в частных руках. Нужно говорить об информации как о фундаментальном праве людей. Люди в детском возрасте должны научиться определять важную информацию. Мы должны привиться от инфодемии. Вина в инфодемии лежит полностью на журналистах. Огромное количество денег вкачивается в социальные сети. Они сидят и думают, какие заголовки придумать для привлечения внимания. За всем этим стоят интересы экономические и политические

Какие люди стоят за fake-news? Информация – это государственное дело?

Патрисия сослалась на заключение Папы Римского Франциска о принципах журнализма: дезинформация, клевета, репутация. Копрофилия и некрофилия, любовь к тому, что плохо пахнет.

Патрисия надеется, наша журналистика такой не будет.

Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top