Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > РЕДАКТИРОВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА – КОНФЕРЕНЦИЯ ПО БИОЭТИКЕ С ГЕНЕТИКОЙ

РЕДАКТИРОВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА – КОНФЕРЕНЦИЯ ПО БИОЭТИКЕ С ГЕНЕТИКОЙ

генетика

Американка Дженнифер Дудна и француженка Эмманюэль Шарпантье получили Нобелевскую премию за создание генетических ножниц, то есть инструмента перезаписи кода жизни. Генетические ножницы позволяют ученым с чрезвычайно высокой точностью изменять ДНК растений, животных и микроорганизмов, за несколько недель делая то, что раньше было очень трудоемким процессом или вовсе невозможно.

Таково пояснение Нобелевского комитета. У меня плохо получается изображать из себя журналиста. Нативный текст сознание не принимает, и отредактировать его невозможно.

Дженнифер Дудна работает в Университете Беркли и использует чрезвычайно модный метод точного побуквенного редактирования генетического текста CRISPR/Cas9. Количество публикаций по данному методу стремительно растет.

Что это такое, описал для чайников автор оригинальных подходов к секвенированию нуклеиновых кислот и популяризатор науки Сергей Киселев на профильном мероприятии в «Библио-Глобусе» в мае прошлого года.

Локусы CRISPR найдены в бактериях и оказались генетическим материалом фага. Нормально, многие вирусы имеют свои гены-резиденты в хромосомах хозяина. Чекизм не только у людей. Комплекс CRISPR определяет иммунитет к бактериальному хищнику. Это кластерно организованные короткие палиндромные повторы. Открытие было перенесено на клетки человека. Направленная специфической РНК, система CRISPR/Cas находит комбинацию 15 букв генетического текста в трех млрд и наносит разрез.

Можем одни гены заставлять работать более активно, другие замолчать. С CRISPR/Cas-системой нам предстоит четвертая зеленая революция. Китайцы с помощью CRISPR/Cas за два года создали рис с урожайностью на 30% выше. Куры несут гипоаллергенные яйца. В козах удалены гены, сдерживающие рост мышц. Больше шерсти. Безрогим коровам с помощью CRISPR/Cas внесена природная мутация.

Мышке ввели мутацию по ферменту печени. Если не давать лекарство, она погибнет. Ввели через хвостик ДНК с правильным текстом, и через неделю лекарство не нужно. Исправление произошло в небольшом количестве клеток печени и не будет наследоваться.

Китай опередил США в редактировании ДНК с помощью CRISPR/Cas-системы. США очень завидуют. Однако ближайшие претенденты на Нобелевские премии не в Китае, а держатели всех патентов. Шести компаниям принадлежит право на работы во всем мире, три – не в медицине.

Самое интересное – множественное редактирование генома мартышек. ЭКО сразу после оплодотворения. Ввели направляющую РНК, чтобы мартышку гуманизировать генами человеческой иммунной системы. Получили 198 ооцитов. После оплодотворения 186 зигот. Подсажено 29 суррогатным матерям. Получено 19 мартышек с инактивацией тех или иных генов. Два мартышонка изучены. Это сделали китайцы. Nature опубликовал, что слухи оказались правдой.

Национальные академии США, Британии и Китая провели конференцию-саммит по геномному редактированию. Гуманизировать китайцев англосаксонскими генами не удалось. Второй саммит был запланирован в 2018 году в Китае, но Китай отказался от финансирования в Тайване. Вышел китайский ученый Хэ Цзянкуй и стал докладывать, что после ЭКО с помощью CRISPR/Cas ввел в эмбрион человека европейскую мутацию CCR устойчивости к ВИЧ. Сообщение привело к колоссальному шквалу. Конечно, недовольны компании США, владельцы CRISPR/Cas технологий. Распространяют страх, что геномное редактирование создаст суперлюдей. Биохакеры уже создали.

Киселев особо подчеркнул опасность случайных процессов. Выше опасность птичьего гриппа в Китае. Если бы один человек не схватил весло и не оттолкнулся от берега, мы бы не узнали, что есть Америка. Конечно, таких людей должно быть мало. Основная масса инертна.

Это прозвучало больше года назад. До эмиссии мема «пандемия нового коронавируса» оставалось несколько месяцев, и до сих пор мало кто знает, что вирус гриппа в той же короне белковых рецепторов. США захапали все патенты и потрясают мир сенсациями. Китай потрясает США и на их поляне переигрывает без патентов. Россия не участвует в североамериканском грантоедстве, но оно и у нас эффективно отвлекает внимание от текущей эволюции человека.

В последние годы на каждой журналистской конференции есть секция по социальной инженерии через новые медиа с целью госпереворотов. Динамика по дням приближена к тому, что можно делать in vitro. На мой взгляд, происходит генетическое редактирование населения. Реализуется по технологии управления случайностью в запуске самоорганизации.

Киселев правильно сказал об опасности именно случайных процессов, которые мы не можем предвидеть. Бесполезно объяснять, что in vitro можно создать любую конструкцию. Например, вырастить у мышки на спине человеческое ухо. Клетки HeLa самопроизвольно создают мириады производных человеческого генома. Можно сколько угодно любоваться этим шоу ужасов, но оно нежизнеспособно за пределами стерильного стекла.

Поводом для моей публикации стала не Нобелевская премия за чужие молекулярные ножницы. Мы привыкли к приватизации всего и вся в мире, включая Нобелевские премии для возвеличивания США. Тут новости нет. Россия не участвует в PR-войне Пекина и Вашингтона, а в их торговой войне выступает в качестве жертвы. Ученые с советским образованием участвуют с обеих сторон, без них война могла не состояться. Что любопытно, Цзянькуя посадили, потому что в Китае множество ученых панически боятся попасть под санкции и утратить технологии признания на поляне США. Но и в России нашлась целая команда, работающая на величие США.

Кстати, предводитель этой команды не особенно скрывался, его весь мир знает. Так моим поводом стала Всероссийская мультимедийная конференция

«Биоэтика и генетика: вызовы XXI века» 16 октября в Президентском зале МИА «Россия сегодня». Киселева не позвали ввиду непоправимости наносимого им идеологического ущерба. И без него хватило.

Регистрация на конференции позволяет врачам получить баллы НМО.

Открыл конференцию Минобрнауки Валерий Фальков дежурными словами о том, что геномное редактирование – задача на весь век, а этика формируется на основе представлений общества. Министр обещал внимательно слушать, но слова не сдержал и ушел. Иначе он бы узнал, в каком дремучем невежестве держат общество, из представлений которого якобы формируется биоэтика.

До конференции я не имел представления о количестве юристов, паразитирующих на генетических страхах по принципу «береженого бог бережет, а небереженого конвой стережет». С алармическим катастрофизмом на лицах говорили о необходимости все зарегулировать законодательно. Тут есть принципиальный отход от основного принципа отечественного юридического законодательства «не буди лихо, пока лихо тихо». Вариант: «будут бить – будем плакать».

Воплощается идеология США, существует институт «неправомерное оставление в живых». Этот институт достал Францию благодаря горизонтальному форуму судей (юридическое эсперанто – обмен аргументационными базами между судьями разных стран как один из форматов глобализации). Дети судятся с родителями, родители с государством и отсуживают миллионные компенсации, соответственно долларовые или евровые. Генетическое здоровье популяции от этого не повышается, а наоборот.

Мне показалось, на конференции обнаружилась гендерная сегрегация по отношению к идеологии: женщины сотрясали воздух и интернет опасностью угроз, а мужчины отравляли женскую правду жизни скепсисом чисто мужского пофигизма в жанре Киселева.

Я старался слушать внимательно и не увидел признаков знания о судьбе российской интеллектуальной собственности в генетике. Вашингтон предпринял гигантские усилия, чтобы не допустить ее законодательной защиты. Теоретически надо не законы принимать, а освобождаться от внешнего управления, которое исключает принятие законов и патентование в России. Тогда и бесполезные законы не нужны.

Гвоздем дня было назначено стать философам, которые не знают ничего и претендуют на все. Известно же, философия зачала все науки. Очевидно, зачатие было гиногенетическим, как у карасика, потому что папа неизвестен.

Реплика о родоначальнице-философии принадлежит Марии Владимировне Воронцовой, модератору круглого стола «Редактирование генома половых клеток и эмбриона человека: социогуманитарная экспертиза». На конференции она присутствовала в качестве ведущего научного сотрудника НМИЦ эндокринологии.

Соответственно с основным докладом на конференции выступила Елена Георгиевна Гребенщикова, доктор философских наук и специалист по биоэтике. Яркая женщина с поставленной речью. Философ взялась растолковать, как социогуманитарные контуры сформировали биоэтику. Задача не только описать последствия, но и предвидеть риски. Примеры ГМО в Европе осознали острее.

Если я правильно помню, во Франции боролись не с ГМО, а с монополией ТНК США Monsanto через патентование пересаженных генов.

Философы озабочены совсем другим. Чем, рассказал доктор философских наук Павел Юрьевич Тищенко в докладе о статусе человеческого эмбриона. Исследование сделано по гранту РФФИ. Философ прогнозирует появление новых записей ЗАГС – свидетельства о зачатии и об имплантации.

Католицизм давно определил внутриутробное крещение. Право ретроактивной субъектности эмбрионов и плодов как акт социального конструирования. Например, в Риме при престолонаследии.

Признавая оплодотворенный эмбрион личностью, не признают другие его права на милосердие и медицинскую помощь. Тогда надо признать право на погребение и изъять из отходов класса Б трупы животных и отходы скотобоен.

Отсюда казус с бочкой человеческих плодов. Прокуратура смогла завести дело только о нарушении санитарно-гигиенических норм. В китайских

ресторанах подают суп из человеческих плодов.
Реальным гвоздем дня стала заранее записанная эмоциональная речь выпускника биофака МГУ Федора Урнова. Запись прислана из Калифорнии, где доктор Урнов работает тридцать лет и сегодня счастлив, что Нобелевская премия досталась Дженнифер. Очевидно, в США Урнов за тридцать лет не вылез из того поражения в правах, которое в СССР называлось «инвалид пятой группы». И поэтому он там больше монархист, чем сам король.

Урнов рассказал удивительные, на мой взгляд, вещи, ничтоже сумняшеся в их правильности. Рукописи из Китая о редактировании человеческих эмбрионов для лечения всех болезней журнал Nature прислал на рецензию Урнову. Выбор рецензента определил как судьбу публикаций, так и защиту приоритета США.

Гуманизированный генами США выпускник биофака буквально захлебывался словами: «Чудовищная ересь! В Китае женщина носит ребенка с отредактированным зародышем! Смесь мании величия с Геростратом». Все оставшиеся на голове американского доктора волосы встают дыбом.
Для убедительности Урнов показал пример ребенка дикого типа – свою дочь в роли Золушки, которой проводили неинвазивное генотипирование. Урнов пожелал России войти в список стран, где проводится геномное редактирование. Но вот редактирование зародышей в России надо запретить.

Записью Урнова открыла свой круглый стол Воронцова. Произвела впечатление. На Урнова постоянно ссылались как на носителя истины в последней инстанции.

У Воронцовой был еще один рояль в кустах – вопрос митрополиту Тихону Шевкунову: «Я бы хотела обратиться к вам, владыка, с таким вопросом: насколько человек имеет право так поступать и не много ли мы на себя вообще берем тем, что вмешиваемся в генетический код, в эволюцию, в некое творение божье? Есть ли позиция церкви по данному вопросу?»

Митрополит в ответ зачитал свой заготовленный текст о церковно-общественном совете по биомедицинской этике и его документе с выражением озабоченности по поводу возможных ошибок редактирования. Отношение к дизайнерским эмбрионам как к товару. Тихон не совсем уверен, что эмбрион имеет статус личности, но отношение к нему как к расходному материалу не безупречно. Докладчику не хочется быть алармистом, но, может быть, мы действительно находимся перед ящиком Пандоры.

Мне как генетику-атеисту оба варианта далеки. Вмешаться в генетический код невозможно, и сама эволюция в обозримом прошлом сделать этого не смогла, у всей исследованной совокупности организмов генетический код отличается одной буквой. Что касается эволюции, человек в нее злостно вмешивается самыми неожиданными способами, и это не всегда плохо. Технологий очень много, и они не так важны.

Например, в СССР резко улучшили качество потомства через укрепление института семьи в рамках кампании «берегите мужчин». Тут есть признаки русской позитивной евгеники, описанной историком генетики Василием Бабковым. До этого была профилактическая система здравоохранения Семашко и бесплатная раздача жилья. Подобные программы следует рассматривать как факторы генетической инженерии in populi, поскольку они внесли вклад в повышение качества новых поколений.

Русская позитивная евгеника кардинально отличается от негативной фашистской, но развития не получила. Биоэтики об этом ничего не знают и знать не хотят. От советского варианта деонтологии отказались, Гребенщикова сказала, что деонтология «не совсем правильно». Поддерживается глобальный тренд наращивания комплекса сублетальных факторов. Теория макроэволюции показывает, что эффект может быть намного выше, но только если подопытный народ выживет, и путь к успеху в данном подходе лежит через страдания.

Ближе к концу выпустили докладчиков, кто работает в сфере генетического консультирования. Генетики пытались убедить, что науку остановить невозможно, а изменения происходят и без нее. Особо не усердствовали ввиду бесполезности. У практиков проблемы с ложно-положительными и ложноотрицательными тестами, также с обнаружением совсем не тех генетических отклонений, с которыми обратились родители ребенка. Обнаруживают аномалии, для которых нет лечения. Или болезни с манифестацией после пятидесяти лет.

Искали ответы на вопросы, о чем сообщать и надо ли попусту пугать. Нашли в США, где есть список генетических отклонений, о которых обязательно следует сообщать по итогам теста.

Проблемы возникают не от конкретной генетики. Под давлением депрессивной пропаганды женщины ищут поводы отказа от деторождения, сваливая все на генетику. Генетики не хотят брать на себя ответственность за то, в чем они виноваты лишь косвенно ввиду строгого ограничения их возможностей.

Среди прочего выяснилось, что, когда появился инвазивный амниоцентез на синдром Дауна, в США под давлением коммерческих компаний его сделали обязательным для всех беременных. Не получилось, всего бюджета страны не хватило. Слушать было странно, ибо конференция – все же не генетическая консультация, где не могут сказать: извините, для болезни вашего ребенка нет лечения. Или что оно есть, но теологи с философами запрещают.

Мне всегда было непонятно, почему надо лечить только то, к чему фармацевтические ТНК выпускают лекарства? Ученые должны ставить вопросы о производстве в России для лечения всего, что обнаружено. Тем более если об этом уже сообщили в СМИ и заронили надежду.

Все же организовали конференцию по биоэтике и генетике не из Калифорнии, а Российское общество медицинских генетиков, Ассоциация медицинских генетиков России, ФГБНУ «Медико-генетический научный центр имени академика Н. П. Бочкова» и ФГАОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н. И. Пирогова».

В расчете на широкий охват аудитории конференция организована в режиме междусобойчика. Фамилии докладчиков могли не назвать, участникам они и так известны. Программа оказалась закопана в недрах сайта конференции, в анонсе агентства она отсутствовала. Докладчики с претензией на верховенство своего знания по биоэтике оказались в ауте генетики. Их задача аккумулировать мифы и трансформировать в обязывающие нормы на основе презумпции злого умысла тех, кто применяет генетические технологии.

Для этого выбираются редкие генетические особенности и подаются как общая проблема человечества. Или вообще придуманные угрозы, которые в принципе когда-нибудь могут наступить. Похоже на теологию. Геном рассматривается как механистический набор менделевских генов в рамках чисто редукционистской модели.

Биоэтика по модели США является следующим этапом развития фашистских программ регулирования рождаемости с увеличением возраста рожениц как паллиатив при невыполнимости задачи-максимум отказа от деторождения или в крайнем варианте принудительной стерилизации людей. Подобные эксперименты продолжаются. Биоэтика не занимается реальными угрозами, но уводит от них.

Большинство проблем качества потомства решается стимулированием ранней рождаемости. Большинство генетических проблем создается через телевизор, это самое эффективное оружие геномного редактирования с использованием генетической пластичности человека. Мы представляем собой уникальный вневидовой конгломерат с разнообразием выше межродового и огромной оперативной (факультативной) компонентой генома, включающей множество прыгающих по хромосомам повторов.

Оперативная компонента является полигоном революций. У специализированных видов ее практически нет в отличие от обеспечивающей общую жизнеспособность консервативной (облигатной) компоненты, которая есть у всех.

Человек – это машина искусственных катастроф, приспособленная к непредсказуемому будущему. То, чем пугают биоэтики, в нас происходит постоянно без всякого вмешательства генетиков.

В нашем геноме, начиная с зиготы, постоянно происходит множество изменений и не только мутации, но и метилирование ДНК и переформатирование хроматина. Какой вариант предпочтет природа, зависит от внешних условий, эмоционального и информационного фона.
Темы метилирования ДНК генетическое консультирование избегает, хотя именно эпигенетика порождает наиболее пугающий врожденный тератогенез.
Само слово «эпигенетика» на всей конференции прозвучало один раз в докладе представителя ВОЗ Катерины Литтлер. Доклад напоминал причудливый дизайнерский эмбрион здравого смысла. Там было все, чтоб не было понятно ничего, что сыграет – например, потепление климата или зоонозы с участием малярийных комаров. Комар занял свое почетное место в презентации.

Кто послушал конференцию по геномному редактированию и поверил, тому уже редактирование не нужно. Типичный пример модерации сознания, о чем предупреждала представитель МИД Мария Захарова в комиссии СФ по СМИ. Так мы действительно не будем иметь информации о себе. Проблема в том, что, когда слушаешь одну сторону, начинаешь верить. От деформации собственного сознания защищает лишь то, что сообщения из Китая, США и Нобелевского комитета неполны и нелогичны. По контенту конференции невозможно представить, что на самом деле происходит. Приходится лезть в другие источники, и обнаруживается гигантский бэкграунд, которого организаторы конференции неуклюже избегали.

Говорят, что Воронцова – дочь Путина, а Тихон Шевкунов назван его духовником. Очень может быть, но к затронутым мной сегодня проблемам, а главное – к их решению это вряд ли имеет серьезное отношение.

Открыла конференцию и провела пленарное заседание: Елена Константиновна Нечаева, заместитель начальника Управления президента РФ по научно-образовательной политике. Это уже совсем уникальный случай. Я даже не догадывался, что у президента есть такое управление. Практически каждый советский руководитель занимался генетикой, и Путин, видимо, решил продолжить традицию. А я не мог понять, почему президент высказался против того, чтобы отправлять дрозофилу на орбиту, чем очень расстроил автора советской программы по космической биологии Галину Нечитайло. Она показала фантастические успехи, в том числе на томатах, каковых пока нет у геномного редактирования. Дрозофила живет в невесомости вшестеро дольше благодаря восстановлению теломер. С этой историей Нечитайло попала в Книгу рекордов Гиннесса. В США привычно переписали историю, заставили утопить «Мир» и на МКС запретили работы по космической биологии.

Уступал США даже Сталин, а Хрущев сдал им кибернетику. Зачем Путин выделяет деньги на генетику и сдает ее, мне не понять. Видимо какой-то хитрый чекистский ход, чтобы усыпить бдительность. Путина тоже можно понять, его позитивные распоряжения не исполняются, пока глава государства не обращается напрямую к стране. Так получилось с выплатами на детей, и это тоже фактор позитивной евгеники. Поручению Путина по мужскому здоровью повезло меньше. Вместо поиска причин сразу нашли виноватых, как ни странно, в мужском поведении женщин со сменой половых партнеров и накапливанием мочеполовых неприятностей к запоздалому наступлению социальной зрелости и осознания собственной женской роли воспроизводства людей и борьбы за качество потомства в понимании великого и наивного ученого Вигена Геодакяна.

Лев МОСКОВКИН.

Ребенок дикого типа – генотипированная дочь Федора Урнова
Валерий Фальков, министр науки и высшего образования
Катерина Литтлер, ВОЗ
Елена Гребенщикова, философ
Вера Ижевская, медицинский генетик
Елена Брызгалина, Философский факультет МГУ
Александр Хохлов, Ярославский ГМУ
Сергей Лукьянов, ректор РНИМУ им. Н.И.Пирогова
Евгения Степанова, Минобрнауки
Дмитрий Трофимов, НМИЦ АГП им. В.И.Кулакова
Мария Воронцова, НМИЦ Эндокринологии
Елизавета Московкина, Роснефть

 

Добавить комментарий

Loading...
Top