Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ЛЕНИН ПРАВ? ЧТОБЫ ОБЪЕДИНИТЬСЯ, НАДО СНАЧАЛА РЕШИТЕЛЬНО РАЗМЕЖЕВАТЬСЯ?

ЛЕНИН ПРАВ? ЧТОБЫ ОБЪЕДИНИТЬСЯ, НАДО СНАЧАЛА РЕШИТЕЛЬНО РАЗМЕЖЕВАТЬСЯ?

Марш в Глазго

Сбывается то, что прогнозировали европейские политологи почти 30 лет назад – Шотландия настроена на выход из состава Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии.

А ведь совсем недавно, на референдуме 2014 года, 55,3% жителей Шотландии голосовали за сохранение существующего статуса. Теперь же, в октябре 2020-го, по опросу социологов, за выход из Соединенного Королевства выступили уже 58% шотландцев. Новый референдум о независимости намечается на май 2021 года. Однако на это требуется специальное разрешение правительства Великобритании.

Конечно, правительство боится, что вслед за шотландцами взволнуются североирландцы, а там, чем черт не шутит, зараза охватит Уэльс. Но ведь наследник королевского трона по древней, с XIII века, традиции носит титул «принц Уэльский»?!

Как бы то ни было, прошедшие 30 лет показали, что число сторонников  сепаратизма неуклонно растет. Как и прогнозировали в 1992 году европейские политологи, предрекая в будущем как минимум общественные дискуссии и последующее обострение положения в британской Шотландии и Северной Ирландии,в испанской Каталонии и Басконии.

Для таких прогнозов не надо было обладать особой прозорливостью. Сепаратизм стал знаковым явлением XX века. В 1914 году, накануне Первой мировой войны, в мире было 59 независимых государств, через пять лет после Второй мировой войны – 89, а в 1995 году – уже 192.

Сепаратизм объясним как естественное стремление к самостоятельности. С точки зрения некоторых этносов, мир несправедлив. И он действительно несправедлив. Почему 33-тысячный народ Сан-Марино представлен в ООН, а 30-миллионные курды не имеют своей государственности? Ответ: так исторически сложилось. Поэтому некоторые народы пытаются исправлять историю по своему пониманию справедливости. От Америки до Океании. Североирландцы и шотландцы в Великобритании, французы в канадском Квебеке, баски и каталонцы в Испании, фламандцы в Голландии, население Корсики, Эльзаса и Лотарингии во Франции, сарды в Италии, курды в Ираке, Иране и Турции, монголы и тибетцы в Китае, пенджабцы в Индии, тамилы в Шри-Ланке, папуасы (автономная провинция Папуа) в Индонезии…

Увы, борьба сепаратистов часто оборачивалась насилием, кровью. Террористическая организация «Страна басков и свобода» (ЭТА) добивалась независимости, взрывая бомбы и убивая ни в чем не повинных людей вокруг. И сложила оружие лишь в 2017 году. Чуть раньше отказалась от вооруженной борьбы Ирландская республиканская армия, постепенно утихомирились курды. Каталонцы лишь вывешивают на стадионе Ноу-Камп во время футбольных сражений «Барселоны» и мадридского «Реала» плакаты «Каталония – не Испания!», а сарды объявляли независимость островка Маль-ди-Вентре площадью меньше одного квадратного километра, что можно считать даже не политическим, а артистическим актом. Дания и Гренландия разделяются полюбовно, с абсолютной бесконфликтностью.

В международном праве существует некая двойственность: с одной стороны, принцип нерушимости границ, с другой – право наций на самоопределение, на создание своего государства.

То же Косово признали уже свыше ста стран. Суть в том, что Косово позиционировало себя как самостоятельное государственное образование. Если бы Албания объявила о вхождении «края Косово» в ее состав, как того хотели обе стороны, Албанию и Косово подвергли бы жестким санкциям.

Вопрос о вхождении части одного государства в состав другого – особый, отдельный. По международному праву, присоединение части территории одного государства к другому осуществляется на основе договора цессии: передачи одним государством определенной территории другому государству — по соглашению между ними. Это положение закреплено в законах практически всех стран мира.

То есть на вхождение Косово в состав Албании требовалось бы согласие Сербии. А она такого не давала и не даст.

Весьма показательно, символично, что почти 30 лет назад, в 1992  году, когда политологи давали прогноз об усилении сепаратистских тенденций, политики, главы государств заключили Договор о создании Европейского союза. Тогда слово, понятие «глобализация» не было распространено, как сейчас. Но, как говорил еще Ленин, идея, овладевшая массами, становится материальной силой. Вплоть до введения общей денежной единицы – евро. В новом мире транснациональной экономики уже дела нет до старых обид или претензий, новая жизнь стирает границы.

Кстати, наверно, определенную роль в усилении сегодняшнего шотландского сепаратизма сыграло и то, что Великобритания выходит из Европейского союза. А шотландцы как раз хотят остаться в ЕС.

Получается, в данном случае уместна мысль Ленина, высказанная 125 лет назад: «Прежде, чем объединяться, и для того, чтобы объединиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться»?

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

На снимке: Марш за независимость, Шотландия, Глазго, 2019 год.

Фото из открытых источников.

 

Добавить комментарий

Loading...
Top