Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > СКУПОЙ ПЛАТИТ ДВАЖДЫ

СКУПОЙ ПЛАТИТ ДВАЖДЫ

бюджет

Вячеслав Володин сердится на Антона Силуанова: Минфин ставит себя выше правительства и выше Думы.

Принят в первом чтении законопроект о федеральном бюджете-2021 на будущий год продлеваются особенность текущего бюджета – дефицит и упрощенный порядок изменений. Сохраняется давно привычная неадекватность прогнозов. До рекордных 12,5 триллионов вырастет Фонд национального благосостояния. Чтобы не пугать народ, придумали PR-ход, в ФНБ обозначили так называемую «ликвидную часть» семь триллионов, якобы предназначенную для покрытия социалки на три года.

Для цифроманов приведу заявленные параметры, но предупреждаю – ничего они не значат в абсолютном выражении, но судить об относительном раскладе приоритетов примерно можно. Было бы полезно сравнить с данными расходов США в том числе на поддержку СМИ и демократии.

Доходы в 2021 году обещаны 18,8 трлн или 16,2% ВВП.

Расходы – 21,5 трлн или 18,6% ВВП.

Дефицит бюджета 2,8 трлн или 2,4% ВВП.

Объем ВВП 115,5 трлн рост на 3,3%.

Верхний предел государственного внутреннего долга 18,3 трлн руб.

Верхний предел государственного внешнего долга 72,0 млрд долларов или 61,0 млрд евро.

Уровень инфляции 3,7%.

Объем Фонда национального благосостояния 12,4475 трлн или 10,8% ВВП.

Функциональная структура расходов по открытой части бюджета-2021 в млрд руб.:

Наименование разделов 2020 – 2023 годов:

  1. Общегосударственные вопросы – 1408
  2. Национальная оборона – 1055
  3. Национальная безопасность и правоохранительная деятельность – 1486
  4. Национальная экономика – 2543
  5. ЖКХ – 257,6
  6. Охрана окружающей среды – 340,3
  7. Образование – 957,4
  8. Культура, кинематография – 144,2
  9. Здравоохранение – 1046,1
  10. Социальная политика – 5082,4
  11. Физическая культура и спорт – 74,5
  12. СМИ – 94,3
  13. Обслуживание государственного (муниципального) долга – 897,0
  14. Межбюджетные трансферты – 1010,2

Объем внешних резервов не обсуждался. По информации Банка России он составил в октябре 685,3 млрд долларов.

Из затянувшегося обсуждения выплыл неприятный факт. Главной особенностью бюджета-2021 стал фактический секвестр расходов в среднем на десять процентов.

Из России в огромном объеме выводят ресурсы. Что нельзя вывести, омертвляют разными способами, снижая финансирование. Таких способов чрезвычайно много и есть весьма изощренные.

Дело не в способах, а в армии резидентов-исполнителей. Когда есть на вооружении партизанская армия финансистов-исполнителей, все равно, какой бюджет и что там за цифры. Тем более, что прогнозы в основе бюджета, которые думским критикам кажутся от фонаря, удивительным образом отражают планы по России от МВФ. Мне трудно оценить, в любом случае из страны в арифметическом соотношении выводится ресурс, сравнимый с бюджетом. Но дело в том, что выполняется задача подавить развитие. Остается только то, что удается отвоевать Думе на поддержание штанов.

Тот кто по-прежнему настаивает на позиции «я не верю в теорию заговоров», пусть сравнит ситуацию в России с тем, что Зеленский на Украине ничем не отличается от Порошенко, будто столь разные люди могут быть близнецами-братьями. Спасенный Путиным от государственного переворота из США Эрдоган ведет себя так же геополитически некорректно, как мог бы его несостоявшийся преемник. В карабахском конфликте уже не властны ни Пашинян, ни Алиев. И тем более не важно, кто победит на выборах в США, откуда все это идет.

Примеров не счесть. Почему в России должно быть иначе?

И вот из года в год выходил на думскую арену Алексей Кудрин, а за ним совершенно другой Антон Силуанов, с одними и теми же словами о подушке безопасности, недостаточном росте производительности труда и завышенной зарплате россиян. И в ответ от самых разных депутатов звучат одни и те же слова со смыслом прогноз дерьмо, подушка рваная, ресурсы надо пустить на развитие и лучше нет вложений в будущее. За труд не платят, потребительский спрос падает, народ вымирает.

На бюджете-2021 терпение лопнуло. Депутаты буквально кожей ощущают шагреневое сокращение своих возможностей. Секвестировать бюджетные расходы не удавалось, Макаров при поддержке палаты успевал принимать меры, когда замминфина Алексей Лавров разослал волюнтаристский циркуляр всем ГРБС о сокращений расходов на тридцать процентов. Что интересно, оба остались на своих местах.

В 2020 году под предлогом заботы о здоровье депутатов над Думой нависло резкое сокращение публичной активности.

Расходные статьи в проекте бюджета-2021 фактически секвестрированы на десятину. Видимо чтобы успеть больше, снимают финансирование со строительства объектов здравоохранения. Охрана окружающей среды пострадала на две трети.

Десятипроцентная оптимизация – это сокращение финансирования объектов здравоохранения. Всего семнадцать таких объектов. Из них по шесть онкология и детские медицинские учреждения, два туберкулезных диспансера и три многопрофильные больницы. Общая оптимизация на эти семнадцати объектов составляет почти три миллиарда рублей.

Макаров не понимает, как можно лечить рак на 90%? Онкология либо лечится, либо нет. Для запланированного исключения результата достаточно исполнения 99,9%. На примере программы, которая волнует всех людей, «Социальная поддержка граждан» Макаров объяснил наглядно: слайд с левой стороны – прошлый год, слайд с правой стороны – это то, что в этом году в этой же программе. Найдите не десять, найдите одно отличие. Цель госпрограммы – благосостояние граждан, но именно этого индикатора в программе не найдете. Всё остальное у нас выполнено на сто процентов. Как знак качества в советское время 99,9 процента. Мы за все эти годы 0,1% преодолеть не можем. «Может, все-таки кого-то снять с работы, тогда и последнюю 0,1 преодолеем, будет 100 процентов?» – предложил глава бюджетного комитата.

Очевидно, Макаров дошел до последней черты, если поднял вопрос о законе о федеральной контрактной системе: «…наш знаменитый 44-й закон. Ведь речь идет о том, что 44-й закон – это закон о контроле процедур. Может быть, пора отказаться от этого? Может быть, хватит, коллеги? Давайте смотреть, сколько денег, какой результат, и насколько они соответствуют друг другу, и чтобы отвечали за результат, а не за то, что все процедуры соблюли». (Аплодисменты.)

Сергей Калашников стал весной первым сенатором, кто весной объяснил смысл и цель акции «пандемия», также назвал ее бенефициара. При обсуждении бюджета-2921 поставил ключевой вопрос: «Ну бюджет, безусловно, финансовый документ. Но его цель – обеспечение социально-экономического развития страны, как вы сами сказали, достижение национальных целей, поставленных президентом. Принимая бюджет, мы должны четко представлять, что конкретно изменится в лучшую сторону после реализации данного бюджета. В связи с этим вопрос. Назовите, пожалуйста, конкретные показатели, цифры, положительные изменения, которые произойдут к концу 2021 года. Не сколько мы потратим, а содержательные показатели нашего развития в результате данного бюджета».

В ответ Силуанов выстрелил теорией: «Бюджет действительно инструмент. И бюджет учитывает так называемые контрциклические циклы развития экономики. В этом году сокращение частного спроса. Бюджет увеличил свои расходы и помог экономике. В следующем году мы также, я уже докладывал, увеличиваем объем дефицита и объем расходов с тем, чтобы также помочь экономике за счет стимулирования государственного спроса. В 2022 году уже мы выходим на общие принципы бюджетирования».

Не знаю, удовлетворен ли депутат Калашников, но я в ответе министра на полторы тысячи знаков по стенограмме смысла не нашел, только перепевы той же многолетней риторики про госпрограммы.

Председатель Вячеслав Володин не выдержал: «Президент вмешался в эту ситуацию и принял решение. А вы были против. А в выступлении вы говорите как о достижении. Нам, конечно, хотелось бы, чтобы министр финансов был партнером и слышал. Слышал депутатов, слышал запрос граждан. А у нас получается, президент слышит, а министр финансов нет». «Не может быть Минфин выше правительства, не может быть Минфин выше парламента, поэтому ищите решение», – подобные упреки звучат в Думе много лет, но чтоб председатель палаты – такое впервые.

После бюджета столько же времени потратили на бюджеты фондов ПФР, ФФОМС, ФСС.

Сергей Калашников напомнил, что РФ подписала 102-ю Конвенцию МОТ о доле замещения пенсией заработной платы. Она должна быть не меньше 40%. Официальные данные – коэффициент замещения на сегодняшний день 26%. Депутат не верит, потому что не знает, как формируется показатель.

По словам Калашникова, Пенсионный фонд перестал быть страховым фондом. Федеральный бюджет должен передать ПФР в 2021 году 3, 344 триллиона. То есть на сегодняшний день страховой принцип в пенсионной системе не работает.

А что работает? Как может работать фонд, когда постоянно идут сбои?

Меньше проблем с медстрахом, но есть одна проблема: а нужен ли Фонд медицинского страхования? Калашников напомнил, когда принималось решение о создании этого фонда, была только одна идея, нужно было налоговые деньги, которые направлялись на здравоохранение, окрасить, чтобы их не забрали в другие сферы. На сегодняшний день это просто нашлепка на здравоохранении вопреки 41-й статье Конституции о бесплатном здравоохранении. И те побочные расходы, которые несет Фонд обязательного медицинского страхования, они абсолютно неоправданны в условиях дефицита медицины.

Отмены посредничества медстраха требуют все три фракции думских миноритариев.

Ключевой вопрос к пенсионной системе поставил коммунист Валентин Шурчанов. Если Минфин Силуанов считает пенсию компенсацией утраченного заработка, то депутат совершенно справедливо напоминает, что это не так, пенсионные накопления люди заработали своим горбом.

Среди прочего Шурчанов спросил: а почему Сколково имеет нулевой взнос социального страхования? Что там не люди работают? Что они не рожают, что они бюллетени не берут?

Уже после голосования неожиданно выступил Геннадий Онищенко: «Мы сегодня обсуждали 85% бюджета здравоохранения, а самого здравоохранения в нашем зале не было. И сейчас начали отрывать головы – вчера в Ростове министру и горздраву, сегодня первого зама в Омской области отстранили, а это все финансируется из фонда медицинского страхования, понимаете? Поэтому мы обсуждаем деньги, но не видим тех, кто несет ответственность за здравоохранение». На будущее надо сюда и министерство здравоохранения приглашать, это точно.

Так сказал Онищенко. В думских дискуссиях с участием Минздрава Михаила Мурашко он не участвовал. Иначе бы знал, что врачам уже никакие деньги не нужны. Выполнить то, что от них хотят, физически невозможно. Такова общая ситуация в стране. Пытаются сэкономить на людях и получается, что скупой платит дважды, трижды и так далее, предела нет.

Лев МОСКОВКИН.

 

Добавить комментарий

Loading...
Top