Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > РАСКОЛ. ЧАСТЬ 1

РАСКОЛ. ЧАСТЬ 1

5 декабря 1620 года в селе Григорово Нижегородского уезда в семье приходского священника родился мальчик, вошедший в историю России как протопоп Аввакум, «огненный протопоп». Празднование его 400-летия планировалось как цикл значимых общественно-культурных мероприятий, поддержанных в том числе и президентом Путиным, но сорвалось из-за пандемии коронавируса и перенесено на 2021 год. Жизнь и житие протопопа Аввакума – трагическая энциклопедия русского церковного раскола.

Не только за 350 прошедших лет, а сразу же, в ходе трагических событий, слова и понятия изменили смысл. Бывшие рьяные старообрядцы стали адептами нового, официального государственного курса, а своих единомышленников, сторонников древнего канона, древнего благочестия – объявили смутьянами, бунтовщиками раскольниками. То есть на самом-то деле все было наоборот.

Возьмем для примера, для наглядности, близкие нам 75 лет существования СССР и коммунистической идеологии. Население в большинстве веровало в марксизм-ленинизм, в то, что у нас все хорошо, мы – самые передовые. То есть был устоявшийся канон, внедренный в сознание масс. И вдруг секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев, верный и рьяный служитель партии (а иначе не достичь таких высот), став Генеральным секретарем ЦК, собирает своих единомышленников и они объявляют нам: все, что было раньше, застой и отсутствие прогресса, надо начинать перестройку.

Таким образом, коммунисты старой формации, верные прежнему курсу, оказались ретроградами, а когда они попытались отстоять свои позиции, их обвинили в покушении на единство партии, объявили чуть ли не оппозиционерами, в общем – раскольниками. Хотя, следуя коммунистическому канону, следуя логике, раскольниками следовало называть Горбачева и его единомышленников.

Таким образом, вопрос в терминах.

У кого власть и сила – тот и диктует правила, навязывает идеологические каноны, устанавливает термины, наклеивает ярлыки и ставит клейма.

 

А кто на самом деле был раскольником?

Мы говорим уже привычные слова: раскол, патриарх Никон, исправление церковных книг, двуперстие, староверы… А за ними – кровь, огонь, пожирающий живых людей, насилие и яростное стремление изничтожить друг друга.

Но что там было помимо ярости и ненависти?

Начнем с того, что патриарх Никон, зачинатель церковной реформы, обернувшейся великим расколом, – сам был старообрядцем.

Ничего нового, так издавна заведено в человечестве. И в Европе многие из палачей и яростных истребителей ереси сами были прежде еретиками или детьми и внуками еретиков.

В принципе, да, так. Но в данном случае параллели с Европой неправомерны. И катары, и последователи их – альбигойцы, и манихеи все-таки были «еретиками», то есть ниспровергателями канона.

У нас же – наоборот.

У нас символ яростного старообрядчества протопоп Аввакум, гонители старообрядчества патриарх Никон и царь Алексей в начале начал были единомышленниками, членами одного кружка. Причем Аввакум там был на вторых-третьих ролях.

Протопоп Аввакум
Патриарх Никон
Царь Алексей Михайлович

 

У нас «старообрядчество» было самым что ни на есть каноном.

То есть официальным порядком.

Суть в том, что церковный устав, принятый в древнем православном мире, ведет начало от Византии. Но Византия пала – вначале под ударами западных крестоносцев, потом – под ударами турков. И в православном мире распространился новый, греческий устав. А первоначальный, византийский, сохранился только на Руси.

Стоглавый собор 1551 года подтвердил старый устав и утвердил верность старым обрядам. Православным было предписано истребить в церковной службе многогласие (пение и чтение одновременно), всячески изничтожать в народе игрища, празднества, одним словом – богохульное скоморошество. И еще раз подтверждалось, что креститься надо двумя перстами: «Аще ли кто двѣма персты не благословляетъ, якоже и Христосъ, или не воображает двѣма персты крестнаго знамения, да будет проклят». Предписание о двоеперстии еще с 1640 года было напечатано во всех богослужебных книгах.

Новые патриархи и новые цари продолжали дело Стоглавого сбора. Патриарх Иоасаф I, царский духовник Стефан Вонифатьев, протопоп московского собора Казанской Божьей Матери Иван Неронов, полностью попавший под их влияние юный царь Алексей и его друг боярин Федор Ртищев – сторонники древнего благочестия. Самый ревностный среди них – Никон. Повторю: протопоп Аввакум, ставший символом старообрядческого фанатизма, был в их компании на вторых-третьих ролях.

А потом все вдруг повернулось на 180 градусов.

Никон, став патриархом, предложил ввести новый, греческий устав и начал церковную реформу, отменившую решения Стоглавого собора. То есть с точки зрения канонов Стоглавого собора раскольником был Никон. Раскольником была стоявшая за ним официальная церковь. Раскольником был царь Алексей. Раскольником было государство Русское.

Другое дело, что раскольниками во все времена объявляли не тех, кто отклонялся от той или иной идеологии, от того или иного канона, а тех, кто отклонялся от ее государственного воплощения. Те же, что проводили в жизнь ту или иную новую государственную идеологию и политику, называли и называют себя реформаторами.

В 1653 году патриарх Никон единоличным решением отменил решение Стоглавого собора и разослал по церквам распоряжение совершать крестное знамение «тремя первыми перстами». В 1654 году царь Алексей и патриарх Никон созвали Московский Поместный собор, на котором Никон излагал суть нововведений, а царь Алексей тотчас же первым одобрял их. Таким образом, возражать – значило возражать царю. Все иерархи, кроме Павла, епископа Коломенского и Каширского, покорно молчали. (Впоследствии епископа Павла лишили сана, бросили в темницу и тайно убили.)

Собор под давлением царя и патриарха постановил исправить русские богослужебные книги по греческим образцам. Так началась церковная реформа патриарха Никона. Понятно, она встречала тайное и явное сопротивление в пастве и клире.

Тогда был созван Большой Московский собор (ноябрь 1666 – август 1667-го). На нем ревнителей старого обряда объявили раскольниками и еретиками, предали анафеме. Словопрения закончились – начались гонения и казни.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

(Продолжение следует)

На снимке: царь Алексей Михайлович и патриарх Никон на Поместном соборе 1654 года.

Добавить комментарий

Loading...
Top