Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > НАЦИОНАЛЬНЫХ ИДЕЙ В ПРИРОДЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ

НАЦИОНАЛЬНЫХ ИДЕЙ В ПРИРОДЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ

Однако некоторая часть политической, научно-гуманитарной общественности вот уже 25 лет ищет и обсуждает то, чего нет. Кратко опишем приключения того, что называют национальной идеей, вспомним экзотическую историю и экзотические моменты.

2020 год был, пожалуй, самым необычным в обозримые времена. Прежде всего – из-за пандемии коронавируса и ее последствий.

Но, как ни странно, некоторые темы, причем более чем умозрительные, по-прежнему остаются в сфере внимания. Например, снова, на исходе года, в Сети возникли дискуссии по поводу «национальной идеи». В частности, в известном в интеллектуальных кругах аналитическом телеграм-канале «Кремлевский безБашенник». (Впрочем, может быть, и вполне закономерно: уход старого и приближение нового года всегда настраивают на мысли и споры общефилософского плана.)

Понятно, спектр мнений и суждений широк. В дискуссии соседствуют идея и идеология, идея и миссия, идея и задачи-призывы, задачи-лозунги. Например, некоторые участники споров в телеграм-канале, объявляя национальными идеями «Москва – Третий Рим» или триаду «Православие. Cамодержавие. Народность», искренне верят, видимо, что каждый крепостной, смерд, крестьянин только о том и думал.

Другие возражают: «Говорить о «национальной идее» для России даже в начале XX века невозможно – 85% ее составляли доисторические, бессубъектные крестьяне, не знавшие даже частной собственности, большинство которых были неграмотные или малограмотные… Нация – это конструкт горожан, прошедших через буржуазные реформы».

Возражение резонное. Особенно если учесть, что через 80 лет после чиновного провозглашения триады «Православие. Cамодержавие. Народность» народ сверг самодержавие и разрушал церкви.

Третьи утверждают, что нам нужна не национальная идея, а идеология.

Часто «национальными идеями» называют обыкновенные (несмотря на грандиозные масштабы) стратегические планы и задачи страны, прежде всего экономические: например, модернизация и рывок в XXI век в Сингапуре, Южной Корее, Китае. Эти программы достойны уважения и подражания. Кстати, в ряду других фигурирует и уже давнее предложение бывшего президента Дмитрия Медведева – считать национальной идеей модернизацию. Не будем зацикливаться на терминах. Ведь сама идея была захватывающая, общенационального масштаба – модернизировать страну, то есть возвести на современный уровень все сферы жизни: от политического устройства и политической практики – до высоких технологий. Жаль, что не пошло никуда дальше благих намерений. Теперь Медведев определяет нашу экономическую деятельность как «разнотык».

А поскольку с вершин конкретных и неосуществленных проектов и программ мы спускаемся (или поднимаемся еще выше?) на умозрительные высоты, то кратко опишем приключения в России того, что называют национальной идеей, вспомним экзотическую историю и экзотические, мягко говоря, моменты.

Сразу же после победы на выборах в июле 1996 года президент Ельцин, выступая перед сотрудниками своего штаба на приеме-банкете, поблагодарил их за помощь и сказал, что России недостает «национальной идеи, и это плохо». Попросил всех подумать об этом.

И  через 18 дней (!), 30 июля, правительственная «Российская газета» объявила конкурс (?!) «Идея для России». Предупредив: «Присланные материалы не должны превышать 5 – 7 машинописных страниц». Победителю – премия в 10 миллионов рублей, около 2 тысяч долларов по тогдашнему курсу.

Можно представить, что началось.

Сама по себе постановка задачи Ельциным – характерна для него и для всего номенклатурного сословия. Это изначальная заморочка начальства еще с советских времен, когда слов «национальная идея» и не знали. Называлось – «почин». Был большой почин какой-нибудь, общий, для страны. А в краях и областях – свои, масштабом поменьше. Встречал не раз таких начальников, не раз слышал от них в минуты неформальные: «Надо бы починчик какой-нибудь придумать, а? С задоринкой, с изюминкой, с человечинкой, духоподъемный такой. Чтобы, значит, собрать, озадачить, повести, сплотить…»

В новой России это назвали «духовные скрепы». В словаре Ожегова «скрепа» – «Приспособление, скрепляющее части чего-н.».

Современная власть мечтает «о духовных скрепах» как о некоем «Приспособлении» – одном на всех. Чтобы думали, что велят, и шагали строем, куда велят.

Но вернемся к тем временам. Конкурс (?!) на национальную (?!) идею быстренько свернули: возможно, утонули в потоке предложений, да и навалились проблемы потяжелее, включая дефолт. Но затем эстафету живо подхватили уже советники президента Путина.

Вы не поверите, но серьезные издания в 2006 году печатали вот это:

«Авторская песня как база русской национальной идеи».

«Ипотека как национальная идея».

«Психологи должны сыграть решающую роль в деле актуализации национальной идеи».

(Не надо путать психологов с психиатрами, у них разная клиентура, но в данном случае, мне кажется, есть опасное сближение.)

Не знаю, что предлагали сапожники, слесари, кондитеры, представители иных профессий и сословий. А за спортсменов высказался сам председатель Государственной Думы Борис Грызлов на открытии спортивного комплекса в одном из регионов страны: «У нас есть национальная идея. Нам ее долго искать не надо. У России есть национальная идея – всегда и во всем быть первыми».

Тысячу раз прав был журналист Михаил Новиков, написав в газете «Коммерсант» еще в начале начал, еще в 1997 году: «Поиск нашей национальной идеи, похоже, будет сопровождаться национальным же абсурдом».

А теперь главное – национальной идеи в природе не существует.

Кто ее видел или слышал, чью-нибудь национальную идею? У кого она есть? У какого народа? Возьмем для примера древнейшие народы, с древнейшей культурой, цивилизацией, государственностью. Сформулируйте национальную идею индийцев. Или китайцев. И у более молодых: французов, голландцев, американцев – ее нет. А они представляют именно то, что один из участников дискуссии определил как «Нация – это конструкт горожан, прошедших через буржуазные реформы».

Получается, мир живет без национальных идей?

Правда, есть национальный идеал. Устоявшийся в веках. Историк Лев Гумилев говорил: у тюрко-монголов национальный идеал – батыр-багатур-богатырь, у китайцев – философ, у англичан – джентльмен… А остальные вроде бы и так обходятся.

То есть некоторая часть российской политической, научно-гуманитарной общественности вот уже 25 лет ищет и обсуждает то, чего не существует в природе.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Фото из открытых источников.

Добавить комментарий

Loading...
Top