Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > СВОБОДА СЛОВА В РОССИИ ЕСТЬ! НО ОНА БЕСПОЛЕЗНА ПРИ «СВОБОДЕ СЛУХА»

СВОБОДА СЛОВА В РОССИИ ЕСТЬ! НО ОНА БЕСПОЛЕЗНА ПРИ «СВОБОДЕ СЛУХА»

Ассанж и Сноуден

Основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа, его информатора Челси Мэннинг и объявленного в США предателем бывшего сотрудника Агентства национальной безопасности Эдварда Сноудена номинировали на соискание Нобелевской премии мира.

«Каждый из них продемонстрировал бесчисленные примеры мужества, разоблачающие незаконные действия правительств, – говорит выдвинувшая их кандидатуры лауреат Нобелевской премии мира 1976 года Мейрид Корриган. – В совокупности их жизни демонстрируют самопожертвование и величие человеческого духа. Джулиан Ассанж как издатель должен был выполнить свой долг и раскрыть общественности факты войн в Ираке и Афганистане. Эдвард Сноуден, работающий в американской разведке, не мог хранить молчание, зная, что его правительство осуществляет незаконное наблюдение за гражданами США…»

За день до того Центральный уголовный суд Лондона отказал США в экстрадиции Джулиана Ассанжа. В США ему могло грозить 175 лет тюрьмы. Созданный им портал WikiLeaks публиковал сверхсекретные материалы, полученные от анонимных источников.

Челси Мэннинг, передавшая WikiLeaks материалы о преступлениях военных США, была в 2013 году осуждена на 35 лет тюремного заключения, но под давлением общественности помилована президентом Обамой в 2017 году.

За что борется мировая общественность в деле Сноудена и Ассанджа? В общем и целом – за свободу слова, информации, за права человека.

И в каком положении оказываются тогда США, позиционирующие себя в мире как оплот свободы слова? В очень сложном. Не случайно же Эдвард Сноуден, скрывающийся ныне в России, еще в 2016 году говорил, что готов вернуться в США при условии «справедливого судебного разбирательства». Казалось бы, какая свобода слова ни была, а сотрудник государственной секретной службы, разгласивший служебную информацию, вроде бы однозначно должен быть приговорен к осуждению. Но… никто не знает, как обернется дело в суде, что перевесит в мнении присяжных: разглашение гостайн или же то, что гражданский человек на службе Агентства национальной безопасности США, рискуя тюремным сроком, через газету «Вашингтон пост» на весь мир объявил, что АНБ имеет доступ к серверам крупнейших интернет-компаний, то есть ведет тотальную слежку за населением. Во всем мире его признали правозащитником.
Запутанная ситуация. Наверно, для власти США даже хорошо, что Сноуден и Ассанж скрываются за границей. А то ведь с ними проблем не оберешься. Америка хорошо помнит предыдущие разбирательства подобного рода внутри страны. 50 лет назад, в 1971 году, «Нью-Йорк Таймс» и «Вашингтон пост» начали печатать первые материалы из сверхсекретного «вьетнамского досье» министерства обороны США. Документы показывали и доказывали, что реальные цели США во Вьетнаме расходятся с официальными декларациями, что администрации президентов Джона Кеннеди и Линдона Джонсона обманывали народ и Конгресс относительно политики страны в Юго-Восточной Азии.

Власти пытались запретить дальнейшее опубликование «Документов Пентагона». Но Верховный суд постановил: право американцев знать, как тратятся их деньги и как принимаются судьбоносные для страны решения, выше, чем право руководителей страны на сохранение каких-либо служебных секретов.
Через год начался скандал в связи с попыткой установить подслушивающие устройства в отеле «Уотергейт» в штаб-квартире Демократической партии в ходе президентской избирательной кампании 1972 года. Судебные слушания транслировались по ТВ на всю страну. Затем были преданы огласки записи с кассет, на которых президент Никсон обсуждал с начальником своего аппарата Уотергейтскую историю и говорил, что надо прикрыть расследование, используя мощь ЦРУ и ФБР.

Мало того, что пытались прослушивать оппозицию, так еще хотят заткнуть людям рты при помощи спецслужб?! Америка восстала, президент под угрозой импчимента, и во избежание дальнейшего позора подал в отставку.

Нам все это вспоминать, читать – смешно. Много лет назад, в 2002 году, лидер фракции «Союза правых сил» в Госдуме Борис Немцов, видимо, как человек молодой, начитавшийся и насмотревший американских фильмов, обращался в Генпрокуратуру – чтобы расследовали его заявление о прослушивании телефонов в парламенте. Да так ничего и не добился, разумеется. Но при этом известный обозреватель, и вроде бы человек от мира сего, писал: «В Америке такие «шуточки» закончились импичментом президента…. Можно с уверенностью утверждать, что сегодня в России начался один из крупнейших за последние годы политических скандалов». Как нынче острят в соцсетях: «Ага, щаз…» А вот семь лет спустя многоопытный лидер другой оппозиционной партии – КПРФ – Геннадий Зюганов в интервью газете «Московский комсомолец» рассуждал о прослушках вполне благодушно:

«Вот смотри: первый аппарат – это «кремлевка»…. АТС-1 и АТС-2. Вот в этих телефонах есть такая «релюшка», которую всегда можно включить. Включат во «второй кремлевке» или в «первой» – и все, что мы говорим, запишется… Я уверен, что у меня в кабинете стоят «жучки». Поэтому лучший способ вести конфиденциальные разговоры – это выезжать на природу. Там, кроме синичек, вас не подслушает никто».

Ну чуть ли не благолепие – «синички…». А то, что прослушивание лидеров оппозиционных партий по последствиям может быть и должно быть сродни «Уотергейту», ему и в голову не приходило? Потому что наше «благолепие», наше сознание определяется бытием?

Поэтому глубоко ошибочны, смешны и досадны крики о том, что в России нет свободы слова, «как в Америке».

Она была и есть! Но, но и но…

Например, так называемые залоговые аукционы в конце 1995 года проходили по сценарию, который целиком и полностью подпадал под Уголовный кодекс. Счетная палата (высший орган государственного контроля в РФ) направила обращение в Генеральную прокуратуру. Генпрокуратура перенаправила обращение в Государственную думу. Там оно и кануло.

Суть залоговых аукционов 1995 года в том, что мошенничес­ким путем, задарма, в частные руки приближенных к власти лиц были отданы крупнейшие предприятия страны.

Разумеется, газеты тотчас написали обо всем. Власть не ответила. Народ безмолвствовал.

Через 8 лет Счетная палата вновь подняла вопрос, подготовила доклад «Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993 – 2003 годы». В нем говорилось: «Сделки кредитования Российской Федерации под залог акций государственных предприятий могут считаться притворными…».

Слово «притворные» – эвфемизм, заменяющий слово «мошеннические».

Доклад Счетной палаты должен был прозвучать в Госдуме. Но его отменили.

Повторим: пресса сказала, что страну разграбили на глазах у всех. Власть не ответила. Народ безмолвствовал. Может быть, не понял?

Так что свобода слова в России была и есть! Есть независимое интернет-телевидение, есть газеты, которые печатают такое, что волосы дыбом… Только на нашу свободу слова у власти есть «свобода слуха». По принципу: а мы вообще не слышим, что вы там кричите – пишите, что хотите, нам на это начхать….
Суть не только и не столько в свободе слова, сколько в реакции общества. А у нашего общества, у населения она близка к нулю. Нет осознания, что власть надо требовать к ответу. Нет такой традиции, которая сильнее закона. Выступления газет вызывают у некоторой части населения даже раздражение: ну что вы пишете и пишете, хватит уже, когда читаешь, жить не хочется…

Но, на всякий случай, телепропаганда не поднимает на щит скрывающегося у нас Сноудена, не выставляет его в каждой передаче, чтобы показать порочность американского образа жизни и лучезарность нашего. Приятно, конечно, что американец из Агентства нацбезопасности США выбрал свободу в России. Но против чего он выступает? Против незаконных прослушек и против контроля за персональными данными в Сети? Ну прямо оппозиционер какой-то, «пятая колонна»…

Кстати, прослушка регламентирована законом – Уголовно-процессуальным кодексом от 12 декабря 2001 года. Если раньше она разрешалась с санкции прокурора (государственного служащего), то сейчас – только по решению суда. Любопытно, было ли решение суда о прослушивании кабинета председателя фракции КПРФ в Госдуме? Ведь депутат Зюганов никогда не был, как регламентирует УПК, фигурантом «уголовного дела, при производстве которого необходимо применение данной меры».

Интересно, знает ли об этом Сноуден? Если что, то Зюганову есть к кому обратиться за помощью и защитой.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Loading...
Top