Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > «ЦИФРОВОЙ РУБЛЬ» – ПРОСТО МИРОВОЙ ТРЕНД ИЛИ ИНСТРУМЕНТ ТОТАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ?

«ЦИФРОВОЙ РУБЛЬ» – ПРОСТО МИРОВОЙ ТРЕНД ИЛИ ИНСТРУМЕНТ ТОТАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ?

цифровой рубль

На вопрос, кому и для чего нужен «цифровой рубль», с инициативой введения которого несколько месяцев назад выступил Центробанк, попытались ответить участники пресс-конференции, которая прошла на площадке «Национальной службы новостей».

Уже несколько месяцев участники банковского сектора и просто экономисты активно обсуждают введение в России «цифрового рубля». Как заявили в Госдуме, тестирование новой формы российской валюты может начаться уже в этом году. Между тем, как выяснилось в ходе обсуждения в НСН, ни экономисты, ни финансисты пока не понимают, для чего российской экономике, обремененной сейчас огромным количеством насущных проблем, нужна эта недешевая «игрушка».

В настоящее время, как отметил первый зампред комитета Госдумы по экономической политике Сергей Калашников, во всем мире отмечается тенденция отказа от наличных денег и переход к электронным:

«Перевод всех платежей в электронную форму – это мощная система контроля за поведением людей (особый род электронных денег – это так называемая криптовалюта, но это отдельный разговор). Но в РФ на сегодняшний день полностью отказаться от наличных денег в принципе невозможно по той простой причине, что не везде стоят банкоматы, не у всех на руках есть кредитные карты и, в общем-то, и интернет не везде есть, чтобы обеспечить коммуникацию по различного рода платежам. «Плюс» огромный теневой сектор, который предпочитает функционировать в рамках наличных денег, не связываясь с определенной фиксацией денег в банковской системе. Всё это, с одной стороны, порождает общемировой тренд на большую компьютеризацию всей финансовой системы и появление цифровых денег, а с другой стороны, у нас в России это наталкивается на необходимость решения целого комплекса проблем».

Как уточнил президент Ассоциации российских банков (АРБ) Гарегин Тосунян, пока Центробанк ничего еще не решил, он просто предоставил на обсуждение доклад, в котором для обсуждения предлагается несколько возможных версий развития событий:

«Там есть модель, согласно которой (после введения цифрового рубля. – С. И.) Центробанк начнет выполнять «все и вся», и тогда банкам просто не останется места на этом рынке. Такой вариант банки, конечно, совершенно не устраивает. (…) В другом сценарии видно желание Центробанка оттеснить тех монополистов, которые пытаются многие функции на себя замкнуть. Этот сценарий банковская система в большинстве своем разделяет и поддерживает. Если это делается для того, чтобы через «цифровой рубль» проконтролировать движение бюджетных средств, чтобы их целевое использование было наглядно и отслеживаемо, тогда это благую цель надо четко выделить и сказать, что давайте введем «цифровой рубль» исключительно для движения бюджетных средств, чтобы видеть движение каждой копейки. Хотя безналичный рубль тоже можно отследить, «покрасить» и как-то отслеживать… Вы скажите, что у вас в приоритете?! Пока цель не понятна».

По его словам, сейчас есть 3-4 страны (Китай, Швеция и Южная Корея), которые пошли по этому пути:

«Китай очень четко пошел по пути создания цифрового юаня. Но там понятная цель: некоторые крупные бизнесмены Китая решили с государством разговаривать на «языке равных», а китайской власти это очень не нравится. Поэтому они решили через эту платежную систему поставить «на место» своих не очень понятливых бизнесменов. У нас, вроде бы, пока таких проблем не заявлено. Швеция пошла на этот шаг в целях контроля в интересах потребителя и в налоговых целях. Но не совсем понятно, почему этот шаг планируется у нас, когда у нас сейчас полно других проблем. На этот вопрос пока ответа нет».

Своими недоумениями по поводу намечаемого введения «цифрового рубля» поделился и парламентарий Сергей Калашников:

«Из выступлений и из «записки» Центробанка (которая предложена для обсуждения в ГД РФ. – С. И.) я вижу, что так называемый «цифровой рубль» есть некая особая валюта. В связи с этим возникает вопрос, чем он отличается от безналичных расчетов?».

В чем эти отличия, не понимают, по словам Гарегина Тосуняна, не только экономисты, но и финансисты. Возникает вопрос: «Зачем всё это городить?»:

«Чем больше мы пытаемся зарегулировать рынок даже самыми благими намерениями (чтобы отследить движение бюджетных средств; чтобы защитить потребителей; чтобы обеспечить быстроту платежей), чем больше мы это делаем патроналистким образом, когда мы это рынку навязываем, мы тем больше толкаем людей к криптовалюте, которая, с моей точки зрения, является психологической реакцией на зарегулированность рынка со стороны государства».

Для рядовых граждан, по мнению представителя банковского сообщества, тотальный контроль за трафиком «цифровых рублей» тоже может стать проблемой сужения личного пространства:

«Если ты пользуешься «цифровым рублем», и каждый твой шаг, каждый твой «чих», каждый твой поход в ресторан будут через него отслеживаться, это не очень правильно. Извините, но это уже личная свобода, и тут очень серьезно ограничиваются уже права человека».

Сергей ИШКОВ.

Добавить комментарий

Loading...
Top