Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ЛЮДИ И ДЕНЬГИ: МАЛЬТУ УЛОМАЛИ, БИТКОИН САМ ЛОМАЕТСЯ

ЛЮДИ И ДЕНЬГИ: МАЛЬТУ УЛОМАЛИ, БИТКОИН САМ ЛОМАЕТСЯ

Два законопроекта из думской повестки в среду привлекли небывалый приток журналистов-профильников, названных так за их упорное преследование какого-то одного профильного замминистра, как правило Минэка или чаще Минфина.

Оба документа приняты в итоге специ­фической дискуссии со спецэффектами от борьбы двух начал. Докладчик от правительства с подмогой отдельных единороссов защищали свою миссию заручиться поддержкой общества, по возможности не раскрывая суть идеи. Депутаты в стремлении отщипнуть свой кусочек славы пытались привлечь внимание общества дозированным по уровню смелости алармизмом относительно того, во что выливается для страны.

Например, коммунист Николай Арефьев насчитал 63 триллиона.

Первый документ называется «О ратификации Протокола о внесении изменений в Конвенцию между Правительством Российской Федерации и Правительством Мальты об избежании двойного налогообложения и о предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы от 24 апреля 2013 года».

Протокол подписан в Москве 1 октября 2020 года. Он продолжает серию двухсторонних однотипных международных договоров с государствами – держателями офшоров.

Докладчик от правительства, статс-секретарь – замминистра финансов Алексей Сазанов объяснил Думе, что это продолжение серии ратификаций, направленных на борьбу с размыванием налоговой базы и выводом прибыли из Российской Федерации без налогов.

«Протоколом предусмотрено увеличение ставки налога до 15% у источника доходов в виде дивидендов и процентов с некоторыми исключениями для институциональных инвестиций. Изменения направлены на борьбу с уклонением от уплаты налогов посредством использования схемы, с помощью которой часть доходов, по сути, выплачивается российским уже бенефициаром через транзитную юрисдикцию с эффективной ставкой 2 – 3%. Ставка будет повышена в результате наших изменений до 15%», – сообщал замминистра Сазанов.

Член комитета по международным делам Юрий Левицкий добавил: «Указанный протокол направлен на совершенствование системы налогообложения в изменившейся экономической ситуации в Российской Федерации в целях минимизации негативных последствий для российской экономики, касающийся налогообложения выплат, осуществляемых из Российской Федерации за рубеж. В результате достигнутых договоренностей между Россией и Мальтой подписанный протокол повышает ставку налога у источника на доходы в виде дивидендов и процентов до 15% с некоторыми исключениями в отношении институциональных инвестиций, к которым будет применяться 5-процентная ставка налога».

Отвечая на депутатские вопросы, Алексей Сазанов сообщил, что без товарооборота, о котором замминистра не знает, по объему вывоза капитала на Мальту выплаты дивидендов и процентов по 2019 году составили не миллиарды рублей.

Понимая, что названная копейка миллиардной округлости Думу не удовлетворит, Сазанов пустился в пояснения. По его словам, дело в том, что мы говорим об изменении соглашения только с транзитными юрисдикциями, в которых располагаются источники квазироссийского капитала.

К транзитным юрисдикциям относятся не все, с которыми заключены соглашения об избежании двойного налогообложения.

При условии повышения ставки до 15% Сазанов насчитал потенциал до 250 миллиардов рублей по тем транзитным юрисдикциям, по которым уже внесены изменения, Люксембург и Кипр, также обсуждаемая Мальта, переговоры с голландцами и, возможно, со Швейцарией.

В части российских офшоров Сазанов подчеркнул, что на сегодняшний день режим не позволяет переводить туда холдинговые компании.

Коммунист Николай Арефьев переиначил расчеты по-своему. Договоры об избежании двойного налогообложения у нас заключаются где-то уже 20 лет. Неужели Минфин не знает, какой ущерб наносится нашему государству в результате ратификации этих договоров? И почему вы хватились только сейчас? Когда нефтегазовые доходы сократились, Минфин начал денонсировать эти договоры и пересматривать их.

Арефьев сформулировал риторический вопрос для того, чтобы дать свой ответ. Он напомнил, что с 90-х годов в нашей стране были приняты законы, разрешающие регистрировать предприятия за рубежом. После этого начали заключать договора об избежании двойного налогообложения. Теперь мы удивляемся, почему большие средства утекают за рубеж. Утекают они только по одной причине, что мы создали законодательную базу для того, чтобы заработанные в России деньги уходили за рубеж. По данным Центрального банка, за 23 года у нас ушло из государства 63 триллиона рублей, три годовых федеральных бюджета.

«У нас только на Кипре накопленные инвестиции российских предприятий составляют около 200 миллиардов долларов. Значит, заключили такие соглашения мы с офшорными зонами с 84 государствами. Значит, вот я подсчитал, что ущерб, который наносится вывозом капитала, оценивается где-то в 5 триллионов рублей. Ну, наверное, пора уже опамятоваться, это не только тогда, когда нефтегазовые доходы кончаются, Нам, что, эти деньги не нужны? Мы не находим на детей войны 140 миллиардов рублей в год, а здесь каждый год у нас в среднем уходит около 100 миллиардов долларов, и мы на это смотрим сквозь пальцы», – насчитал Арефьев.

Депутат категорически отказал в поддержке ратификации голосами КПРФ. Надо денонсировать эти договоры и запретить регистрацию российских предприятий на Западе, это приводит только к одному – к уводу капиталов за границу.

Второй документ, привлекший внимание в этот день, принятый в первом чтении законопроект о налогообложении цифровой валюты под названием «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации».

Тот же замминистра Алексей Сазанов пояснил, что законопроектом предусматривается признание цифровых валют в целях налогообложения имуществом. Определяется декларирование сведений об операции с цифровой валютой, если годовой оборот по ним превышает 600 тысяч рублей, установления порядка рыночной цены цифровых валют. Также предусматривается порядок истребования налоговыми органами у банков справок по счетам физических лиц в операциях с цифровыми валютами, предоставление налогоплательщиками в электронной форме информации о получении права распоряжаться цифровыми валютами, отчетов об операции вместе с цифровыми валютами и их остатками, введение налоговой ответственности за непредставление в налоговые органы соответствующей информации и неуплату налогов по операциям с цифровыми валютами.

Цифровая валюта в целях Налогового кодекса отнесена к неамортизируемому имуществу, а не к средствам платежа по той причине, что она не подкреплена институтом центральных банков. То есть она не подкреплена каким-то официальным государственным органом, который выпускает эту валюту.

Официально установленного курса криптовалют нет. Сазанов обещал, что будет разработана методика определения рыночных цен на криптовалюты и она будет утверждена ФНС России. Амнистии как таковой не предполагается. Под налогообложение попадут операции с цифровыми валютами по купле-продаже, начиная с налогового периода 2021 года.

Граждане Российской Федерации, которые имеют паспорт, должны будут декларировать о своих операциях с цифровыми валютами. Также те же лица, которые проводят на территории Российской Федерации больше чем 182 дня, также будут обязаны декларировать о своих операциях в цифровых валютах.

По словам Сазанова, физически цифровая валюта из себя представляет набор цифр, она не имеет какого-то материального воплощения.

Эсер Валерий Гартунг спросил, каким образом вы собираетесь контролировать использование криптовалют, которые не имеют границ, юрисдикции? Чем руководствовались, когда устанавливали размер оборота ежегодного всего 600 тысяч рублей? У нас разовые сделки 600 тысяч рублей попадают под контроль. А тут оборот за год 600 тысяч рублей будет контролироваться.

Сазанов в ответ пояснил, что по трансфертным ценам контроль осуществляется в зависимости от вида сделок по лимиту от 60 миллионов рублей до одного миллиарда рублей. Предложения по лимиту в 600 тысяч и о его снижении замминистра готов рассмотреть ко второму чтению.

Депутат ЛДПР Сергей Иванов привел аргументацию пояснительной записки. Там написано, что криптовалюта используется в целях уклонения от уплаты налогов, для легализации средств, добытых преступным путем, и финансирования противоправной деятельности. Однако депутат не припомнит случая, чтобы с террористами или с кем-то еще рассчитывались таким образом.

Председатель комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников со своей стороны заверил, что законопроект, чрезвычайно важный и он нас будет тревожить еще достаточно длительное время. Закон правильный, но не хороший. Мы должны уже признать, что цифровая валюта, цифровые права активно участвуют в современном обороте. Мы не должны закрывать глаза на то, что уже существует в обществе, в экономике и должно регулироваться в нормативных актах. Во многих странах цифровая валюта уже признается объектами гражданских прав, признается имуществом на уровне закона. У нас на данный момент действует только один закон, который говорит о такой валюте, – это закон о цифровых финансовых активах, и в нем есть определение. Сегодня его назвали размытым, оно не отражает экономической, технической, информационной действительности и не создает правовое регулирование, а скорее запутывает нас всех.

Крашенинников обратил внимание на отсутствие цифровой валюты в Гражданском кодексе, в гражданском законодательстве. Она должна быть в обороте. С учётом ограничений она может попадать и в конкурсную массу и подлежать взысканию по исполнительным документам, передаваться в порядке наследования, включаться в общее имущество супругов и облагаться налогом. Это достаточно большая история, она гораздо шире, чем только налогообложение.

Председатель комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров предложил вам задумываться. Перевод кому угодно сюда одного биткоина, то есть более чем 50 тысяч долларов, которые присылают бесконтрольно, должен влечь за собой последствия? Это, вообще, доход или не доход? Предлагаемый закон – попытка установить контроль над нелегальными колоссальными денежными потоками.

Тема, строго говоря, не Налогового, а Гражданского кодекса. Макаров обрушился на базовый закон, как бы такой паллиативчик: ни вашим, ни нашим, вот мы вот напишем, и пускай в законах напишут что-то свое. Некорректность формулировки, непроработанность, может создать риски, и такой важный закон не сможет работать в полной мере.

Очевидна необходимость декларирования и ответственности за его отсутствие. Предстоит серьезная работа над понятийным аппаратом базового закона и рассмотрение вопроса о том, есть ли необходимость регулировать эти вопросы через Гражданский кодекс. Без этого это не полетит, предупредил Макаров.

Для убедительности он напомнил: Аль Капоне в свое время сел в тюрьму не за то, что убивал, а за то, что он не платил налоги.

Риторический вопрос стал хроническим: зачем нужны еще какие-то законы, если уже все есть? В данном случае ответственность за неуплату налогов, о цифровых активах, по налоговому и финансовому мониторингу.

Как я понимаю, оба резонансных документа опять нарушают принципы законодательного регулирования. Современный мир сильно эволюционировал после достаточности десяти заповедей по части изобретения множества условностей с одной генеральной целью – если очень хочется, можно все, но не всем. Опытный lower с запредельной поминутной оплатой оправдает любой каприз за ваши деньги, даже из десяти заповедей он грубо нарушает все десять.

Оба законопроекта так или иначе касаются налогообложения криптовалюты, в разной форме скрытой от налогов. Для общества в целом нет большой разницы, скрыта валюта в подоконнике, сортире, на Мальте или под названием «Crypto Currency», запущенном десять лет назад Andy Greenberg в статье Forbes под таким названием.

Лично я ненавижу «инги» еще больше «измов» – поменяли шило на мыло. Погруженный в терминологию председатель думского комитета по финрынку Анатолий Аксаков еще до пандемии объяснило мне просто: если биткоин зарегулировать и лишить преимуществ незаконной конкуренции, она потеряет смысл.

У нас уже есть триединая подконтрольная валюта – наличный, безналичный и цифровой рубль.

Дума не принимает законы с таким ажиотажем, потому что данный вариант доступен пониманию каждого. От таких дискуссий остается впечатление, что у людей остались только три чувства и они руководят миром – алчность, зависть и безразличие. Третий вариант доминирует в обществе, и перед носителями первых двух стоит задача раскачать молчаливое большинство, пока их золото не превратилось в черепки из-за обилия искусственной ценности.

Любые пиратские заначки имеют тенденцию обесцениваться и пропадать, будь это сундук с сокровищами или Femako с активами Центробанка СССР в британском офшоре.

Греческое слово kryptos, тайный или скрытый, входит в противоречие со смыслом операции «Crypto Currency». Все же открытый грабеж немного отличается от тайного воровства. О нем не сообщают глобальные mainstream media как о breaking news, хотя ограбление пока не случилась, но только планируется. Сам факт угрозы приводит в движение скрытые силы текущей сетевой истории совершенно открыто.

Crypto , virtual, cash, deep – множественность англоязычных изобретений для обозначения одного и того же искусственного явления отражает магистральный тренд глобального развития. В прошлом была одна газета с эффектом монопольного influencer, допустим, «Правда» или «Wall Street Journal», и одно информационное агентство соответственно ТАСС или BBC. А сейчас на все сферы государственных функций придуманы и развиты распределенные сети с эффектом block chain.

Современное крипто-государство формата deep state подобно зайцу, петляющему по кустам в стремлении убежать от волка, регулировщика добра и зла путем поедания больных и ослабленных.

Bitcoin (сочетание корней бит и монета) наиболее известная peer-to-peer платежная система из многих, чей относительный успех в развитии узлового блокчейна обеспечен контролем глобализованных СМИ, включая сетевые новые медиа.

Успех биткоина в значительной степени обеспечен навязанными услугами, которые ваши гаджеты выдают без объяснения сути и зачастую в ответ на запрос совсем о другом.

Иными словами, раньше был один центральный банк, допустим, созданная на русские деньги Федеральная резервная система США, а теперь самоназначенные «Три толстяка» Ротшильд, Рокфеллер и Сорос поделили неформальную власть над всем финансовым миром. Золотая рыбка ФРС у них на посылках.

Обилие неподъемной финансовой власти выдвинуло на первый план отказ от обязательств. Как известно, первым начал Ричард Никсон. После него идеи клубились в головах «толстяков» и нанятых ими лучших аналитиков с запредельной оплатой умственного труда. Жизнеспособными казались три варианта. Наиболее эффективным остается тупой отказ от обеспечения доллара за пределами США включая распространение фальшивок, ветхих и испорченных купюр. Успех обеспечен разницей политики для метрополии и провинций. Два других варианта направлены на замену доллара на другой монетарный вариант амеро или цифровой биткоин.

Опять же, ставка на успех зависит исключительно от дифференциального применения. На то же направлен четвертый вариант офшоров – США выводят капиталы из чужих офшоров и для чужих создают свои. России и Китаю как двум альтернативным супердержавам приходится делать выбор между играми по своим или чужим правилам. В первом случае ты будешь ограблен, во втором – тоже ограблен, потому что надо создавать свои системы пиринга, процессинга, клиринга. Затем оплачивать аппетиты зажравшиеся mainstream media.

Говорил же Сурков – мы платим только тем, кто нам мешает. Без него Россия попробовала альтернативный путь. Можно выбросить на обсуждение законопроект, пугающий «толстяков». Их суета недвусмысленно показывает, кто бенефициар.

В итоге при председателе Вячеславе Володине с его опытом на Старой площади Государственная Дума заставила mainstream media перейди из жанра бешеного принтера к тщательному слежению за каждым законодательным телодвижением. Данный жанр уважения к русским проектам был открыт проведением в депутаты Андрея Лугового. За ним журналисты западных СМИ бегали стадами, но так ничего и не поняли. А сейчас Луговой делает то же самое с коллегами по палате проводкой законопроектов о ЧВК, криптовалюте, суверенном Рунете. Законы им. А. К. Лугового подобно шилу в диване активизировали правительство и запустили цепь увлекательных актов нескончаемого законодательного бенефиса. Продолжение следует.

Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top